Будущее первоклассного полета

СЕО компании Cirrus Дейл Клапмайер – о создании реактивного самолета с одним двигателем, беспилотном такси и соперничестве братьев на высоте 6000 метров

 

Фото: Evan Kafka для Forbes

– Самолеты Cirrus продают с парашютом, встроенным в корпус воздушного судна, что значительно повышает безопасность полетов. Как вы до этого додумались?

– Мой брат Алан в 1985 году пережил аварию в воздухе. Он потерял около метра крыла и едва посадил самолет. Выбравшись, он сказал: «Мы можем лучше». Так начались поиски парашюта.

– Сколько жизней спасли парашюты Cirrus?

– 146 с 1999 года. Это довольно много жизней. Я не утверждаю, что все эти люди не спаслись бы без парашюта, но он является хорошим решением в случае возникновения проблем.

– На ранней стадии Cirrus приходилось бороться с мифом о том, что только слабаки пользуются парашютом в проблемной ситуации.

– Мы – лайфстайл-компания, а не авиационная. Это значит, что мы создаем безопасные самолеты и учим клиентов безопасно на них летать. Довольные покупатели к нам возвращаются.

– Как Cirrus удалось выжить во время мирового экономического кризиса, ведь доходы компании упали почти на две трети?

– Сентябрь 2008 года был нашим лучшим месяцем после декабря 2007-го, но уже к октябрю мы не могли продать ни одного самолета. Настолько быстро все остановилось. Мы прошли через несколько лет настоящего ада.

– Между тем вы пытались завершить работу над Vision Jet, первым в мире частным реактивным самолетом с одним двигателем.

– Мы знали, что Vision Jet – это будущее Cirrus. Мы не могли позволить данному проекту погибнуть, но были вынуждены замедлить его реализацию до того, что я называю «скоростью кеша». Процесс разработки растянулся на долгое время.

– В итоге вы продали Cirrus китайской авиастроительной компании CAIGA в 2011-м. Каково это было?

– Это было одновременно грустно и волнующе. Бизнес-проблема, на первый взгляд кажущаяся разрешимой, может быстро выйти из-под контроля. Тем не менее такой приток денег пошел на пользу и компании, и клиенту. Это позволило нам завершить Vision Jet.

– Vision Jet выглядит весьма своеобразно.

– Он выглядит по-другому, потому что мы сконструировали его наоборот: не для профессионального пилота, а для владельца-любителя, который пилотирует самолет сам со своей семьей. Летать на Vision Jet очень просто. С каждого комфортабельного сиденья открывается захватывающий вид.

– Ваш брат и сооснователь Cirrus Алан ушел из компании в 2009-м. Теперь он руководит One Aviation. Вы – конкуренты?

– О да, конечно. Но в то же время шестиместный Eclipse 550 от One Aviation стоит $3,5 млн, а наша цена – $2 млн. У нас есть большая база клиентов, которым мы хотим дать возможность летать. Они не делают подобного.

– Вы с Аланом ладите?

– Мы – соперники. Давайте закроем вопрос на этом.

– Uber и другие говорят о дронах как о воздушном такси. Это возможно?

– Традиционная авиация и дроны будут непременно соприкасаться, без вопросов. Поначалу это будет дорого. Технологиям на основе аккумулятора предстоит пройти большой путь, но это произойдет. Мы увидим, как дроны перемещают людей по городу в воздухе.

Беседу с СЕО Cirrus Дейлом Клапмайером провел Рич Карлгаард, колумнист Forbes и глобальный футурист. Для просмотра полной версии зайдите на forbes.com/sites/richkarlgaard

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2928 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить