Бизнесмен 2019 года

Как первый казахстанский участник топ-500 Forbes расширяет и диверсифицирует свой бизнес, инвестируя в Казахстан и Россию

Владимир Ким
ФОТО: Андрей Лунин
Владимир Ким

Весной 2019 года 58-летний уроженец Мактааральского района Южно-Казахстанской (ныне Туркестанской) области Владимир Ким стал первым казахстанским миллиардером, вошедшим в топ-500 глобального рейтинга Forbes, поднявшись c предыдущего 766-го на 424-е место.

Личное состояние лидера казахстанского списка (бизнесмен возглавляет его три последних года подряд) было оценено в $4,5 млрд, что означало рост за год на целый миллиард.

Впрочем, эта оценка все же не стала личным рекордом для Владимира Кима. В 2010 году он продал 11% акций торговавшейся на Лондонской бирже еще не разделенной группы «Казахмыс» правительству Казахстана за $1,34 млрд – из своей тогдашней доли в 38,9%. То есть рыночная капитализация группы на тот момент составляла $12 млрд, а его доли – $4,6 млрд (сделка совершалась на KASE).

Хозяин медной горы

С тех, почти былинных, пор прошло девять лет, включивших в себя падение цен на медь с $9000 за тонну в январе 2011 года до $4800 в январе 2016-го, разделение Kazakhmys PLC на публичную KAZ Minerals PLC и частное ТОО «Казахмыс», начало разработки двух новых крупнейших медных месторождений Бозшаколь и Актогай, первоначальные инвестиции в которые составили свыше $4 млрд. При реорганизации Владимир Ким остался мажоритарным акционером в обеих компаниях – KAZ Minerals PLC, ставшей правопреемницей Kazakhmys PLC на Лондонской бирже, и частном ТОО «Казахмыс», которому были переданы активы в Карагандинской области (в настоящее время ведет разведку и добычу по более чем 30 контрактам на недропользование: «Жезказганцветмет» разрабатывает Жезказганское месторождение и Жиландинскую группу месторождений; «Балхашцветмет» – месторождения Шатыркульское, Коунрадское, Саякское и Тастау; «Карагандацветмет» – золотомедные месторождения Абыз, Нурказган, Акбастау и Космрун, в совокупности это 11 рудников, шесть обогатительных фабрик, пять заводов, два угольных разреза, две ТЭЦ, одна ГРЭС). В публичной компании бизнесмену принадлежит 33,4%, в частной – 70%.

2018 год (последний, за который имеется аудированная финансовая отчетность) для обеих компаний выдался успешным. В «Казахмысе» валовые доходы от реализации выросли с 590 млрд до 690 млрд тенге (соответствует $1,8 млрд и $2 млрд по среднегодовому курсу к доллару США). В KAZ Minerals – до $2,162 млрд, что на $224 млн больше по сравнению с предыдущим годом. По итогам первого полугодия 2019 года доход от реализации продукции KAZ Minerals PLC составил $1,052 млрд, что несколько ниже аналогичного периода 2018 года ($1,098 млрд). Объем реализованной меди увеличился на 3%, но рост нивелировало снижение цены на медь. EBITDA компании тоже уменьшилась – $620 млн с маржей 59% против $690 млн и 63% за соответствующий период 2018 года. В августе KAZ Minerals сообщила, что по итогам первого полугодия сократит дивиденды в 1,5 раза. Однако во второй половине года цены немного подросли, и в итоге рыночная капитализация компании выросла с Ј1975,25 млн в январе 2019 года до Ј2560,55 в декабре 2019-го.

«Казахмыс» и KAZ Minerals входят в топ-3 нашего рейтинга 50 крупнейших частных компаний Казахстана. Государство полностью вышло из этих активов незадолго до разделения, так что Владимир Ким сегодня является человеком, который контролирует практически всю медную промышленность страны, входящей в глобальный топ-10 по производству этого металла. Введенные в эксплуатацию в 2016 году рудники Актогай и Бозшаколь дают 75% всей казахстанской меди.

Впрочем, амбиции бизнесмена не ограничиваются Казахстаном – весной 2019 года была завершена сделка по покупке в России Баимского месторождения у консорциума частных лиц во главе с миллиардером Романом Абрамовичем.

Начальник Чукотки

Вообще, о планах на Баимское KAZ Minerals заявила еще в 2018 году. Обстановка вроде благоприятствовала. В 2017 году снова начался рост цен на медь, продолжившийся и в первом полугодии 2018-го. В начале июня цена за акцию компании в Лондоне достигла 1076 пенсов. После объявления о предстоящей покупке цена акции упала сразу на 30% и в сентябре составила 442 пенса. Рынку активно не понравилось приобретение, требующее $5,5 млрд капитальных вложений в местности, не имеющей дорог и нормального электроснабжения.

Географические и климатические описания Баимской медно-порфировой площади звучат действительно устрашающе. Месторождение Песчанка, которое намеревается разрабатывать компания Владимира Кима и Олега Новачука (второй по значимости акционер с долей 6,65% и председатель правления KAZ Minerals PLС), находится в 180 км от райцентра Билибинского района Чукотки, где среднегодовая температура воздуха повсеместно отрицательная и варьируется от -4–5°С на побережье до -12–14°С в континентальной части. На территории района был зарегистрирован абсолютный температурный минимум на Чукотке – 61°С. В 15 км от месторождения находится заброшенный с конца 90-х горняцкий поселок. Местность тундрово-таежная, вечная мерзлота мощностью 130–150 м и более. Сезонно оттаивает 0,3–2,0 м. Снег ложится в конце августа – начале сентября и сходит к концу июня. Доставка грузов возможна лишь зимой, машинами высокой проходимости и гусеничным транспортом.

ФОТО: Андрей Лунин

Кроме того, месторождение, по оценкам российских аналитиков, досталось казахстанской компании в 20 раз дороже, чем Абрамовичу: было куплено на аукционе примерно за $45 млн и продано KAZ Minerals PLС за $900 млн (правда, лишь половина этой суммы – наличными, остальное – допвыпуском акций). Раньше от Песчаного отказалось несколько потенциальных покупателей, в числе которых «Норникель», австралийско-британская BHP Billiton и Rio Tinto.

Этим летом в день выхода полугодового отчета, в котором KAZ Minerals подтвердила приверженность и дальше инвестировать в Баимское, которое намечено запустить в 2028 году, акции компании подешевели на 10%. First Heartland Securities считает, что в текущих глобальных макроэкономических условиях инвесторы, судя по всему, хотели бы видеть меры скорее по стабилизации краткосрочной устойчивости, нежели поддержания будущего роста. «Неприятной новостью выпущенной отчетности стала положительная переоценка капитальных затрат компании на 2019 год – они увеличились с $670 млн до $860 млн. Произошло это за счет увеличения инвестиций в проект «Актогай» на $100 млн и повышения затрат в новый проект «Баимское» на $80 млн», – писали тогда аналитики FHS.

Противоположной позиции в ноябре придерживались аналитики Halyk Finance, рекомендовавшие покупать акции KAZ Minerals: «Мы ожидаем сохранения позитивной динамики благодаря продолжающемуся росту операционных показателей. Помимо этого, увеличение плановых капзатрат на проектах «Актогай-2» и «Баимское» в 2019 году поможет ускорить процесс их вывода на проектную мощность, что позволит и далее демонстрировать положительные операционные результаты и в перспективе увеличить объемы производства меди на 84% в течение следующих восьми лет. Спрос на медь будет поддерживаться за счет роста экономики Китая – основного потребителя меди на мировом рынке, а также благодаря развитию инфраструктурных программ, росту производства электроники и рынка электромобилей в глобальных масштабах».

Сама компания возлагает много надежд на новое приобретение, заявляя, что Песчанка входит в десятку новых неразработанных проектов во всем мире по объемам ресурсов. По ее оценкам, это 9,5 млн тонн меди, притом что в Актогае – 7 млн тонн, а в Бозшаколе – 4,5 млн.

Правительство РФ в свою очередь обещает применить к проекту специальный правовой режим ТОР (территория опережающего развития – экономическая зона с льготными налоговыми условиями, упрощенными административными процедурами и другими привилегиями).

Медно-золотой баланс

Возможно, упорный интерес KAZ Minerals к Баимскому месторождению, который не смогли поколебать ни настроения рынка, ни сложные инфраструктурно-климатические условия, ни скептическое отношение к проекту других участников рынка, связан в значительной части с тем, что оно золото-медное. Запасы золота в Песчанке оцениваются компанией в 16,5 млн унций (свыше 500 тонн). Для сравнения: крупнейшее золотое месторождение Казахстана, Васильковское, имеет извлекаемые запасы в 370 тонн, а следующий за ним Бакырчик – 350 тонн.

«Казахмыс» золото производил всегда, но лишь как попутный продукт. Тем не менее его доля с увеличением производства на фоне роста цен на него и снижения цен на медь становится существенной. Так, в «Казахмысе» в 2018 году доля золота в общей выручке составила свыше 12,4% (86,5 тыс. унций, или 3112 кг, рост на 38,3% по сравнению с 2017-м) при доле меди 72,2%, в KAZ Minerals – 10% (169 тыс. унций в слитках и концентрате) при доле меди 82%. Баимское же, по планам, будет давать 276,5 тыс. унций в год.

Увеличение доли золота в производстве может существенно обезопасить бизнес Владимира Кима в постиндустриальную эпоху. Медь, считавшаяся еще совсем недавно опережающим индикатором, способным предсказывать ускорение или замедление мировой экономики, больше таковым не является. «Кризис 2008 года для «доктора Медь», как ее когда-то называли, оказался столь же неожиданным, как и для других сырьевых товаров. С тех пор она скорее следует за глобальными трендами, чем предсказывает их», – говорит Алексей Калачев, эксперт-аналитик ИХ «Финам».

ФОТО: Андрей Лунин

Действительно, рынок меди лихорадит от любых новостей по глобальному росту. И по Китаю, который перерабатывает в готовую продукцию половину добываемой в мире меди и является еще при этом крупнейшим производителем рафинированной меди с долей 37% (медный концентрат «Казахмыса» и KAZ Minerals тоже продается туда). Рынок не верит, что торговые войны прекратятся с подписанием соглашения между США и Китаем, что это не временное перемирие. По предварительным результатам 2019 года, на Лондонской бирже металлов (LME) индекс шести базовых металлов вырос всего на 1%. Согласно консенсус-прогнозу 29 экспертов рынка, в 2020 году среднегодовая цена на медь вырастет по сравнению с 2019-м на 3%, до $6050 за тонну. Этот прогноз ниже июльских оценок рынка на 6%. В исследовании также отмечается, что дефицит меди в 2020 году составит 191 тыс. тонн.

Золото же движется по противоположным маршрутам: торговые конфликты и неопределенность лишь поднимают его цену, а периоды уверенного роста глобальной экономики – роняют. Только в 2019 году драгметалл подорожал с $1277 за тройскую унцию в январе до $1515 в декабре. Впрочем, в долгосрочном периоде цена на золото имеет более поступательный тренд – за последние 20 лет она лишь раз, в 2001 году, опускалась до уровня 1999 года, когда стоило $260–280 за унцию. А вот пики 2011 года, когда стоимость унции поднималась выше $1700, уже не кажутся такими уж невозможными.

В последнее время интерес Владимира Кима к этому металлу становится все более специализированным. В 2015 году выяснилось, что 100% АО «Казахалтын» перешло к аффилированному с миллиардером Financial Services B.V.  В мае 2018 года Altyn Holdings (FZE, ОАЭ) приобрела на KASE 83 893 826 штук простых акций «Казахалтына», то есть 75%, у FSBV, а в октябре их выкупил Эдуард Огай, младший партнер Владимира Кима по «Казахмысу».

Согласно отчету Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых РК, доказанные разработанные и вероятные запасы золота на месторождениях компании по состоянию на 31 декабря 2015 года составили 137 627 кг.

Если в 2017 году «Казахалтын» имел отрицательный собственный капитал, то по состоянию на 01.10.2019 года – уже $117,6 млн плюсом. В 2018 году компания получила 20 млрд тенге прибыли, притом что в 2017-м имела 5,6 млрд убытка. По решению совета директоров в 2016 году была создана дочерняя организация ТОО «Казахалтын Technology» для строительство новых фабрик и переработки техногенных минеральных образований на рудниках Бестобе, Аксу и Жолымбет. В октябре 2017-го было завершено строительство новых фабрик на рудниках Аксу и Жолымбет, в результате чего «Казахалтын» запустил переработку техногенных образований и начал производить золото-серебряный сплав Доре. В марте 2018-го было завершено строительство третьей фабрики на руднике Бестобе.

29 ноября 2019 года на KASE была опубликована заявка АО «АК «Алтыналмас» о покупке 54,2% АО «Казахалтын». Сумма сделки не оглашалась, но, возможно, она не так уж важна. До июня 2017 года «Алтыналмас» принадлежал Тимуру Кулибаеву (№3 рейтинга богатейших бизнесменов Forbes Kazakhstan) через Aquila Gold B.V., а в июне был продан Владимиру Джуманбаеву (32,5% акций) и нидерландской Gouden Reserves B.V. (67,5%) за сумму не менее 17,4 млрд тенге. На 1 января 2019 года доли акционеров компании изменились: 70% – у Gouden Reserves B.V. и 30% – у Джуманбаева, который является, согласно официальному сайту «Казахмыса», директором по управлению топливно-энергетическим комплексом и членом СД ТОО «Kazakhmys Holding». В АО «Казахалтын» через два года он тоже стал членом СД. Конечным бенефициаром и руководителем мажоритарного акционера «Алтыналмаса» Gouden Reserves B.V. числится гражданка Нидерландов Анна Березина, которая в 2014 году, согласно информации сайта Министерства индустрии Великобритании, была директором принадлежащей Владимиру Киму Кazakhmys Limited. По нашему мнению, продажа акций АО «Казахалтын» (которое, к слову, значилось как связанная сторона еще до покупки акций в аудированном отчете «Алтыналмаса» за 2018 год) в этом случае может быть консолидацией золотодобывающих активов.  Мы обратились к Владимиру Киму с просьбой прокомментировать эту сделку, но он передал через свою пресс-службу, что не имеет такой возможности до нового года из-за плотного  графика работы.

В 2018 году выручка «Алтыналмаса» (99,8% которой составляет продажа сплава Доре; месторождения в Карагандинской и Жамбылской областях) выросла до 65,5 млрд тенге (в 2017 году – 49,6 млрд). Золота было добыто на 19% больше, 4630 кг.

И, наконец, банкир

С 2017 года Владимир Ким выступает еще и в несколько непривычной для себя роли – владельца банка. Bank RBK некоторое время слыл респектабельным финансовым институтом с роскошными офисами и шампанским для клиентов – представителей крупного и среднего бизнеса. В 2016 году банк занял первое место по темпу роста прибыли, которая за год увеличилась в 28,5 раза (с 191,2 млн до 5,45 млрд тенге). Председателем правления на тот момент был Игорь Мажинов, зять Владимира Кима, ставший в том году владельцем 6,7% акций банка. Владимиру Киму принадлежала такая же доля. Более крупными участниками были ТОО «Дирекция по управлению имуществом «Фонд Инвест», Динмухамет Идрисов (№26 рейтинга богатых), Бахаридин Аблазимов (№45 соответственно) и еще несколько человек.

ФОТО: Андрей Лунин

Летом 2017 года банк внезапно ограничил снятие денег с клиентских счетов и депозитов. Слухи о проблемах привели к оттоку депозитов и еще больше осложнили ситуацию, и Нацбанк выдал RBK 150 млрд тенге экстренной помощи. В пользу спасения RBK говорили размер банка (входил в первую десятку), наличие финансовых инструментов в портфеле ЕНПФ (облигации и депозит) и, само собой разумеется, состав акционеров. Одновременно шли поиски надежного инвестора, и через несколько месяцев Владимир Ким получил статус крупного косвенного участника. «Для меня участие – одно из направлений бизнеса. «Казахмыс Холдинг» имел счета в банке. Мы присутствовали как миноритарные акционеры и ждали увеличения стоимости. Сегодня банк стоит 0 тенге. Мы в течение двух недель работали, привлекали аудиторов и решили, что Ким заходит как акционер, «Казахмыс Холдинг» в лице меня будет присутствовать, станет единым акционером», – прокомментировал тогда произошедшее миллиардер.

Участие Владимира Кима в реставрации Bank RBK стало результатом сложных переговоров. Сделка предполагала капитализацию новым акционером на 160 млрд тенге. Неработающие активы в размере 600 млрд тенге уходили в специально созданную компанию ДСФК, а регулятор обещал банку 240 млрд тенге в рамках участия в Программе по повышению финансовой устойчивости банковского сектора. В конце декабря 2017 года 600 млрд списанных долгов ушли в ДСФК с хорошим дисконтом. Стороны заключили договор об уступке прав требований проблемных кредитов банка за 335 млрд тенге. На эту сумму ДСФК выпустила субординированные облигации (срок действия 15 лет, фиксированное вознаграждение – 0,01% годовых), выкупленные квазигосударственными компаниями и Нацбанком. Возврат государственных средств обеспечит работа ДСФК с владельцами плохих кредитов для возвращения долгов. Любопытно, что независимые аналитики оценили справедливую стоимость проблемных активов банка в сумму 41,4 млрд тенге. Разница между справедливой стоимостью и уплаченными деньгами была признана убытком от прекращенной деятельности.

Стороны выполнили обязательства. Владимир Ким влил в банк 160 млрд тенге. Нацбанк выкупил облигации Bank RBK на сумму 243,7 млрд тенге (15 лет, фиксированный купон – 4% годовых). В банке заработала модель оздоровления. После переданного в ДСФК значительного объема токсичных кредитов наибольший удельный вес в кредитном портфеле занимает розница и МСБ. В корпоративном сегменте банк стал обслуживать преимущественно компанию акционера – «Казахмыс». Доля кредитов обрабатывающей промышленности выросла с 28 млрд до 64 млрд тенге с декабря 2017-го по декабрь 2018 года.

Согласно неаудированной финансовой отчетности на 30 сентября 2019 года, активы банка показали рост на 16,3%, составив 667,6 млрд тенге (к аналогичному периоду 2018 года). Ссудный портфель вырос на 56,4%, до 341,6 млрд тенге. Средства клиентов в банке стали больше на 22%, достигнув 275,3 млрд тенге. Чистые процентные доходы после создания резервов под обесценение активов, по которым начисляются проценты, выросли с 8,9 млрд до 14,9 млрд тенге. Чистая прибыль за период сложилась в пределах 4,1 млрд тенге. Банк восстановил депозитную базу физических лиц, но не сумел вернуть деньги корпоративных клиентов. На начало октября 2019 года депозиты юрлиц составляли 101,7 млрд тенге, тогда как на начало октября 2016-го их сумма была в 6 раз больше. Кредиты с просрочкой составляют 17,35% ссудного портфеля, что хуже, чем в среднем по рынку (13,58%). Кредиты с просрочкой свыше 90 дней составляют 11,45% при среднем показателе рынка 9,34%. Тем не менее на 01.10.2019 года уставный капитал банка увеличился до 222,5 млрд тенге, а собственный – до 80,18 млрд тенге.

Во время подготовки материала к печати в Алматы начался суд над 37 бывшими менеджерами и акционерами Вank RBK и Qazaq banki во главе с Жомартом Ертаевым, которого обвиняют в хищении 144 млрд тенге Bank RBK в период с 2011-го по 2017 год, с использованием служебного положения и по предварительному сговору с другими лицами.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
29154 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
директор филиала АО «НК «ҚТЖ» – «Дирекция магистральной сети»
Нуржами Алтынсака
советник председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить