Тени великих предков. Как развивается новый областной центр Казахстана

Об этом рассказывает Forbes Kazakhstan

ФОТО: Андрей Лунин

Простоявший без малого шесть веков мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави нередко становился объектом пристального внимания сильных мира сего.

Отчасти потому он так хорошо сохранился и с 2003 года входит в число 1121 объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. В описании мавзолея на сайте ЮНЕСКО сказано, что построенное в 1389–1405 годах сооружение является «исключительным образцом тимуридской архитектуры, внесшим вклад в развитие исламской религиозной архитектуры» и «значительным свидетельством истории Центральной Азии». По мнению специалистов, история здания тесно увязана с распространением ислама в регионе, одним из проповедников которого был сам Тамерлан – инициатор строительства мавзолея.

ФОТО: Андрей Лунин

По всей видимости, образ Тамерлана пленял умы правителей во все последующие времена. Оставленный им в наследство потомкам мавзолей величественно возвышается над раскинувшейся вокруг степью. Отсюда властвовали и здесь погребены десятки казахских правителей, включая знаменитого Абылай­ хана. Здесь, утверждают историки, правитель Коканда Умар­хан в 1815 году принял титул «амир­аль­муслимин», что значит «повелитель всех мусульман».

Даже в безбожное советское время за мавзолеем приглядывали: проводили научные изыскания историки и архитекторы, осуществляли реставрационные работы. В 1989 был организован историко-­культурный заповедник-­музей «Азрет-­султан», куда помимо самого мавзолея вошли прилегающие к нему памятники: городище Культобе, подземная мечеть и другие. С переносом в Туркестан областного центра в июне 2018 и сам «Азрет­-султан», и весь город обрели новую жизнь: здесь началось масштабное строительство.

Нездешний лоск

От шымкентского аэропорта до Туркестана – около 150 км. С расторопными местными таксистами это расстояние вполне можно покрыть за час с небольшим: ровное полотно автодороги Западная Европа – Западный Китай так и соблазняет на скоростные рекорды. Дорога пролегает по пустынным в основном местам. Большая часть территории Туркестанской области такая – засушливая и равнинная. Но на этой, с виду безжизненной, равнине полно знаменательных мест. Здесь и воспетая композитором Шамши Калдаяковым река Арысь, и известная еще древнегреческим историкам Сырдарья, и Отрарский оазис, где родился философ и математик аль­-Фараби.

ФОТО: Андрей Лунин

Приметы древних цивилизаций вдоль трассы особо не заметны, зато артефакты новейшей истории бросаются в глаза моментально. Трудно не обратить внимания на внезапно возникающие прямо посреди степи щедро остекленные здания, облик которых отсылает к архитектуре левобережной части столицы республики. Это площадь Нур­-Султан, на которой расположены главные здания новообразованной Туркестанской области. В сияющих новизной строениях, так резко контрастирующих с непритязательным пейзажем южного Казахстана, вольготно себя чувствуют сотрудники областного акимата, его управлений и региональных министерских представительств.

ФОТО: Андрей Лунин

На главной оси нового района, который местные чиновники кратко называют АДЦ (административно-­деловой центр), блещут великолепием фонтаны, цветники и газоны. Напротив зданий государственных учреждений – не менее впечатляющие общественные строения: концертный зал под названием «Конгресс-­холл» общей площадью почти 14 тыс. кв. м и медиацентр «Алатау», подаренный Туркестану акиматом Алматы. Вдали, по другую сторону автодороги, маячит исполин стадиона на 7 тыс. мест. Медленно ползут большегрузы, всюду мелькают группы загорелых мужчин в спецовках. Стройка продолжается.

Заповедный регион

Заместитель акима Туркестанской области Сакен Калкаманов – сам в прошлом журналист – встречает нас радушно. Угощает чаем и с упоением рассказывает о славном прошлом региона, где Калкаманов, которому в этом году исполнилось 40 лет, трудится с лета 2019­-го. Год для области выдался сложный: вдобавок к эпидемии коронавируса регион пережил взрывы на складе боеприпасов в Арыси и наводнение в Мактааральском районе. По словам представителей акимата, работать порой приходилось сутками: одна дорога до Мактаарала, отдаленного от Туркестана почти на 500 км, занимает много часов (правда, опять же, местные водители хвалятся тем, что могут покрыть это расстояние гораздо быстрее). Учитывая, что ездить туда приходилось часто, в работоспособность чиновников области можно поверить.

ФОТО: Андрей Лунин

Несмотря на трудности, они полны энтузиазма. «Духовная столица тюркского мира» – так теперь принято называть Туркестан. Планы акимата касаются многих аспектов жизни. Особое значение придается культуре, которая может стать локомотивом туризма и других сфер экономики. Регион и вправду богат на всяческие памятные места.

«В Отрарском районе есть село Шамши Калдаякова, через которое пролегает дорога в Мактаарал, – рассказывает Калкаманов. – Мы постоянно проезжали мимо него прошлым летом, когда случилось наводнение. Как-­то раз выдалась свободная минутка, и мы заехали в село узнать, что его связывает с именем композитора. Оказалось, он там родился и вырос. Нам показали родительский дом Шамши, от которого остался один саманный бугорок. Акимат помог найти спонсоров, чтобы воссоздать дом из самана с соломенной крышей по воспоминаниям очевидцев. Собрали уникальные артефакты: знаменитую каракулевую кепку, рукописи, мандолину. На открытие дома­-музея приехали министр культуры, аким области, младший сын композитора. Он, кстати, был очень тронут».

ФОТО: Андрей Лунин

По словам Калкаманова, почти каждый район Туркестанской области может похвастать святым местом. Многие из них известны, но находятся в стороне от по­пулярных туристских маршрутов и нуждаются в уходе. Администрация региона проводит инвентаризацию памятников, приводит их в порядок и хлопочет о взятии некоторых объектов под охрану государства.

«Например, знаменитая пещера Акмешит, – продолжает Калкаманов. – Единственная карстовая пещера такого размера на территории Казахстана. Оазис посреди степи: тутовые деревья, пение птиц. Как будто в рай попал. Сейчас мы вносим пещеру в систему координат памятников природы, чтобы она получила соответствующий статус. И таких объектов в регионе очень много».

Духовная реконструкция

В акимате признаются: коронавирус нарушил планы. Из-­за карантина значительно снизился поток туристов: если в 2019 Туркестан посетили 1,5 млн человек, до за девять месяцев 2020-го – всего 500 тыс. То, что власти рассчитывают на гораздо больший поток людей (в разговоре промелькнула цифра 2,5 млн человек), очевидно по размаху строительства вокруг главной святыни региона – мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави.

ФОТО: Андрей Лунин

Строительство в непосредственной близости от мавзолея – вопрос противоречивый. В акимате утверждают, что следуют всем международным требованиям и лучшим мировым практикам: выдерживают схожий с мавзолеем архитектурный стиль и определенную высоту новых построек.

«Мы согласовываем работы с экспертами из ЮНЕСКО, – рассказывает Калкаманов. – Новые постройки вокруг мавзолея – в восточном стиле, не выше его самого. Благоустроили территорию, привели все в порядок. Теперь гостям города открыта перспектива на мавзолей».

Территория вокруг святыни площадью 88,7 га считается буферной зоной. На ней полным ходом идет создание так называемого центра духовного туризма. Неподалеку уже воздвигнуты, реконструированы или еще возводятся основные объекты Туркестана, среди которых – гостиница Hampton by Hilton, центр ремесленников, Университет туризма, музей Ходжи Ахмеда Ясави, выставочный центр «Улы дала ели», визит-­центр.

ФОТО: Андрей Лунин

С восточной стороны мавзолея, сразу за воссозданным в прошлом веке фрагментом крепостной стены, раскинулись юрты этноаула, где туристы смогут попробовать фирменный плов, посидеть на ханском троне, поремесленничать, покачаться на качелях алты­бакан и даже собственноручно поставить юрту. Чуть поодаль – причудливое здание амфитеатра, где планируется проведение фестивалей и прочих культурных мероприятий. Пока здесь тихо и немноголюдно. Ничто не мешает гольф-­кару, в который нас усадил замакима, чтобы провезти по территории исторического центра, весело нестись по узким свежемощеным пешеходным дорожкам.

Когда уже почти стемнело, к нам на заднее сиденье подсаживается аким Туркестана Рашид Аюпов. Скромно, но со знанием дела рассказывает о подведомственном ему городском хозяйстве: население – 175 618 человек, на территории действует специальная экономическая зона общей площадью 3014 га, планируется строительство 38 аллей, которые будут объединены в туристский маршрут «кольцо Казахстана». По одной из этих аллей, идущей вдоль восточной стороны едва различимого в густых сумерках мавзолея, мы едем к музыкальному фонтану – подарку Туркестану от Восточно­Казахстанской области.

ФОТО: Андрей Лунин

Вокруг фонтана прогуливаются местные жители. Среди них много детей – недаром область занимает первое место в республике по рождаемости. Девочка лет пяти с любопытством разглядывает наш гольф­-кар. Прежде чем мама успевает ее остановить, она усаживается на переднее сиденье рядом с Калкамановым, который решает дать круг возле фонтана. Девочка довольна. Смущенная мать просит сделать фото на память с Калкамановым и Абатовым. Они с видимым удовольствием соглашаются. На прощание Калкаманов напоминает: нужно носить маску, на что женщина с улыбкой отвечает: «Орындаймыз» («Выполним»).

Готовность №1

Гольф-­кары, кстати, доступны всем желающим – их можно взять напрокат в визит­-центре, открытом для удобства туристов. Здесь не только справочное бюро и кафетерий, а целый выставочный зал, посреди которого красуется сабля Кенесары ­хана. Коворкинг, зал мультимедиа и сувенирный магазин призваны создавать все условия для досуга туркестанцев и гостей города – так говорит директор центра Ерасыл Толебаев, отучившийся в Шотландии по программе «Болашак».

ФОТО: Андрей Лунин

Он демонстрирует нам оснащение визит­-центра: проекторы, интерактивные карты, макет исторического центра города, фото-­ и телестудию. Можно выпить вкусного кофе, поработать и посмотреть фильмы и ролики об истории Туркестана. Саблю Кенесары когда-­то передал местному музею потомок хана, осужденный в 1932 году за контрреволюционную деятельность. Освободившись, он поспешил вверить семейную реликвию в надежные руки. Оказалось, не зря. В 37­-м его арестовали повторно и затем расстреляли. На саблю же теперь может полюбоваться любой желающий – это один из немногих артефактов, связанных с жизнью последнего казахского хана.

«От него в основном осталась одна переписка, которая хранится в российских и китайских архивах», – замечает Калкаманов. Голову Кенесары, как известно, ищут до сих пор.

Под занавес путешествия мы снова едем в новую часть города, где сверкает огнями семитысячный стадион «Туркестан­-Арена». Вокруг еще идет стройка – возводятся жилые дома. По словам чиновников, квартиры в них пользуется спросом: растущему населению области нужна жилплощадь, приобрести которую можно с помощью кредита в ЖССБ.

ФОТО: Андрей Лунин

«Туркестан­-Арена» выполнена по последнему слову техники. С руководителем управления физической культуры и спорта Канатом Жолдыкараевым и другими акиматовцами мы осторожно ступаем по канадскому газону, который поливают четыре раза в день. На нем тренируются футболисты: в области четыре футбольные команды, одна из которых, «Арысь», играет в первой лиге.

ФОТО: Андрей Лунин

Пересекши футбольное поле, попадаем в ту часть стадиона, где расположены различные спортивные залы, среди которых есть даже зал йоги. В этом блоке предусмотрено проведение ежедневных тренировок по таким видам спорта, как акробатика, бокс, тяжелая атлетика. Общая площадь «Туркестан­-Арены» – почти 20 тыс. кв. м. Стадион полностью готов и ждет посетителей – так же, как и визит­-центр, и весь Туркестан в целом.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13312 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Как управлять 280 аптеками, развивать супермаркеты, строить новые рестораны и открывать гостиницы Смотреть на Youtube