Рубль и реал – супердоходные валюты 2016

 

Прошедший 2016 год выдался напряженным для рынков валют многих развивающихся стран, так как они оказались в большей степени, чем страны развитые, затронутыми мировым экономическим кризисом – многие подешевели к американскому доллару. Однако, несмотря на кризис, ряд валют развивающихся стран к доллару, наоборот, укрепился. И в первую очередь, рост показали «нефтяные» валюты.

Фото: euromag.ru

Среди нефтедобывающих стран СНГ казахстанский тенге по итогам 2016 года вырос к доллару на 2,3% до 333,46 тенге за доллар на фоне растущей нефти и роста добычи нефти в стране, а также запуска в промышленную эксплуатацию крупного месторождения нефти Кашаган. Однако политика Национального банка Казахстана в 2016 году была направлена на умеренное сдерживание роста курса тенге к доллару с целью не допустить его избыточного укрепления, чтобы повысить конкурентоспособность казахстанской продукции на мировом рынке, прежде всего нефти и металлов. Важно отметить, что Казахстан на этих рынках конкурирует в первую очередь с Россией как с крупным поставщиком сырья, в том числе на очень важном для Казахстана китайском рынке, и монетарные власти страны ориентировались на поддержку конкурентоспособности национальных производителей.

Самой супердоходной валютой года, по меткому выражению экспертов агентства Bloomberg, оказался российский рубль, который за год подорожал к доллару на 21,8%. По итогам года курс рубля к доллару составил 61,081 руб. за доллар. Рост курса рубля связан, прежде всего, с ростом цены на нефть за 2016 год более чем на 70% (до $56,8 за баррель), а также с достигнутыми успехами в обуздании инфляции (которая по итогам года, как ожидается, не превысит 6%) и постепенном восстановлении роста промышленного производства (по итогам 2016 года ожидается рост промышленности примерно на 0,1-0,3%) и сельского хозяйства (рост ожидается на уровне 2,9-3% за год).

Еще одной супердоходной валютой, которая по темпам роста по отношению к доллару в 2016 году не смогла превзойти российский рубль, стал бразильский реал, подорожавший на 20,6%, до 3,284 реала за доллар. Несмотря на то, что бразильская экономика в 2016 году все еще не вышла из кризиса, инфляция в стране остается выше 14% в год, ВВП и промышленное производство, по прогнозам, за 2016 год останутся в отрицательной зоне, бурный рост цены на нефть в прошедшем году оказал положительное воздействие на обменный курс бразильского реала как одной из «нефтяных» валют. Кроме того, последствия импичмента президенту Дилме Русеф и ряд громких коррупционных скандалов оказались не столь серьезными для экономики Бразилии, как ожидалось ранее, а слухи о банкротстве или о продаже иностранным инвесторам за бесценок нефтяной госкорпорации Petrobras в течение года не подтвердились.

Высокие темпы роста за 2016 год (+18,8%) показал южноафриканский рэнд, чему способствовали рост цен на нефть, металлы и достаточно высокий уровень политической стабильности в стране. Кроме того, ряд международных экспертов ожидает, что Brexit, который состоится в 2017 году уже фактически, будет положительно влиять на укрепление двусторонних отношений между ЮАР и Великобританией. Однако важно отметить высокую волатильность данной валюты.

А главными аутсайдерами 2016 года среди валют развивающихся стран стали подешевевшая к доллару на 17,44% за год турецкая лира и мексиканское песо, которое за год потеряло в стоимости более 13%. Турция не является экспортером нефти, и даже, несмотря на не самые плохие макроэкономические показатели в 2016 году, ее валюта не могла получить преимуществ от такого внешнего фактора, как бурный рост нефти. Кроме того, негатива турецкой лире добавил массовый отток иностранных туристов из страны из-за роста террористической угрозы и отчасти из-за обострившихся отношений с Россией на фоне сирийского конфликта в первом полугодии 2016 года, а также неудавшаяся попытка государственного переворота летом прошлого года, которая привела, с одной стороны, к победе президента Эрдогана, с другой – к ужесточению внутриполитического режима в стране и оттоку иностранного капитала.

На мексиканское песо в гораздо большей степени, чем растущая нефть, повлиял «фактор Трампа». Намерения избранного президентом США Дональда Трампа ужесточить визовый режим с Мексикой и препятствовать притоку мигрантов из этой страны в США резко негативно сказались на курсе мексиканской валюты, несмотря на заверения президента Мексики, что с Трампом мексиканские власти намерены договариваться. Также негативно повлиял на курс песо к доллару и фактический провал Транстихоокеанского партнерства, что означает, что странам Латинской Америки будет затруднительно продвигать свое сырье и продукцию на рынке США.

В последние две недели уходящего 2016 года и в первые дни нового 2017 года настроения на рынках валют развивающихся стран сменились на оптимистичные. Так, большинство валют развивающихся стран подорожали, несмотря на то, что ФРС в декабре повысила процентную ставку, и многие эксперты ожидали существенного укрепления доллара по отношению к валютам развивающихся стран. Однако этого не произошло, и валюты развивающихся стран очень быстро отыграли это событие. В частности, максимальные темпы роста показали волатильный южноафриканский рэнд и валюты восточной Европы: венгерский форинт и польский злотый. В «зеленой зоне» торговались российский рубль и индийская рупия, а также прибавили в стоимости казахстанский тенге и китайский юань. А мексиканское песо продолжало дешеветь, по всей видимости, на опасениях ухудшения отношений между Мексикой и США после инаугурации Дональда Трампа.

Прогноз

Мы ожидаем, что к середине января пара доллар/рубль будет торговаться в коридоре 60-63, а пара евро/рубль – на уровне 62-64. По курсу тенге к доллару мы ожидаем коридор в 332-335 тенге за доллар, а по курсу тенге к евро – 350-353 тенге за евро.

Наталья Мильчакова, замдиректора аналитического департамента Альпари

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

2984
просмотра
Загрузка...