Почему Казахстан накрыла коронавирусная инфодемия?

Госорганы РК явно не справились с налаживанием коммуникаций в кризисный период, констатировали эксперты на XV международном онлайн-PR-форуме

Досым Сатпаев, Аида Альжанова, Михаил Дорофеев
ФОТО: facebook.com/KazakhstanPressClub
Досым Сатпаев, Аида Альжанова, Михаил Дорофеев

«Глобальная эпоха COVID-19: изменения траекторий коммуникаций. Новые вызовы для профессии и отрасли» - такова была тема форума, прошедшего, как водится в последние месяцы, в дистанционном режиме 28 октября. Одна из сессий называлась «Коммуникации государства в период пандемии и кризиса. Алгоритмы и уроки, необходимые для улучшению системности и открытости государственных коммуникаций», и именно во время нее эксперты пытались сделать «работу над ошибками».

Информация искажается снизу доверху

- 2020 год показал, что во время кризиса все госструктуры, которые должны были брать на себя основную антикризисную нагрузку, исчезли, был период безвластия. Ковид вытащил наружу все проблемы, которые копились в течение многих лет, - высказал свое мнение Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков. - Тот коммуникационный вакуум, который образовался, заполнился инфодемией – это активное распространение фейков, теорий заговоров. И это привело к тому, что государство потеряло контроль над ситуацией.

В конце августа Группа оценки рисков провела опрос среди 50 экспертов разных сегментов и профессиональных ниш, сообщил Сатпаев. Первый вопрос был посвящен управленческой неразберихе, возникшей во время эпидемии коронавируса, особенно в летний период: «Каковы основные причины неэффективной деятельности государственных структур в борьбе с эпидемией коронавируса в Казахстане?». Большинство экспертов на первое место поставили «кризис компетенции на всех уровнях государственной власти». На втором месте шло «отсутствие эффективно работающих политических институтов (парламент, маслихаты, политические партии, местное самоуправление и др.), которые могли бы контролировать ситуацию в центре и на местах». А третье место заняла «коллективная безответственность, нежелание чиновников всех уровней госуправления брать на себя ответственность за антикризисные решения».

- Даже глава государства подчеркнул, что во время пандемии была нарушена иерархия принятия решений. Но я думаю, что причина намного глубже. Коллективная безответственность – это давняя проблема нашего госаппарата. Как показывает опыт других стран, эффективный метод бороться с коллективной безответственностью - это наличие эффективных политических институтов, которых в Казахстане нет, - уверен политолог.

Вторым вопросом исследования был «Что является самым важным антикризисным элементом в системе государственного управления для нейтрализации любых форс-мажорных ситуаций?». Большинство опрошенных экспертов считает, что это «высокий уровень доверия граждан к тому, что говорит и делает власть. Готовность граждан к сотрудничеству и коллективная социальная ответственность». Также важным антикризисным элементом является «наличие четкого алгоритма действий всех органов государственной власти в условиях кризисной ситуации». А на третьем месте стоят «политические институты, оперативно реагирующие на кризисную ситуацию».

- Обратите внимание, что фактор доверия снова был поставлен на первое место, и это важно, - подчеркнул спикер и продолжил: - Был период, когда коммуникация со стороны власти практически отсутствовала. Более того, мы наблюдали прямую манипуляцию информацией с участием официальных структур – искажение статистики по количеству заболевших и умерших. И это не только в Минздраве. Это происходит в течение многих лет во всех сферах. Таким образом, создание политических институтов - это не просто некая блажь, это важный вопрос национальной безопасности Казахстана.

Тему сокрытия информации о заболевших коронавирусом продолжила независимый эксперт Аида Альжанова.

- То, что Минздрав скрывает информацию, – это не новость. У нас вся статистика не очень достоверна. И у этого есть глубокие политические корни: еще в 1937 расстреляли всех людей, которые провели перепись населения (в СССР). Они предоставили цифры, которые не понравились Сталину. С тех пор у нас статистика отвечает нуждам начальника. Конечно, она улучшается. Но если у вас нет хорошей статистики, вы не можете принять правильное решение. Вы не знаете, сколько нужно врачей, коек и т.д. Может быть, они принимали решение исходя из той статистики, которая у них есть, - предположила она. - Я думаю, это последствие невыборности наших властей. Умение коммуницировать с обществом - это один из навыков хорошего политика. Для наших политиков важно правильно ответить своему начальству, а не народу. Информация начинает искажаться с самого низа, и наверх она приходит настолько искаженная, что вы уже не знаете, где правда, а где ложь.

Модератор сессии, руководитель объединённой редакции Informburo Михаил Дорофеев проиллюстрировал тезис Альжановой памятным случаем, когда замакима Алматы Сапарбек Туякбаев обвинил людей, стоящих в очередях в аптеки, что они хайпуют, потому что на самом деле лекарств достаточно.

- В Америке система построена так, что побеждает тот, кто лучше всего умеет коммуницировать. Не кажется ли вам, что у нас побеждает тот, кто умеет молчать? - предложил свою версию Дорофеев.

- Молчание работало, когда были жировые времена - высокая цена на нефть, - возразил Досым Сатпаев. - Но когда начался «военный» период, все поняли, что молчание не работает, нужно что-то говорить и делать, а они это не умеют. Это люди, привыкшие жить в мирное время за счет налогоплательщиков и не нести ответственность.

«Я надел бронежилет, но в меня полетели не пули»

Какие проблемы возникли у Министерства здравоохранения во время первой волны коронавируса, рассказал экс-представитель ведомства Багдат Коджахметов.

- Когда я заболел короной, я понял, что основная проблема - это коммуникация. Я написал в «Фейсбук» Алексею Цою (министр здравоохранения РК с июня 2020), и с 1 августа я выполнял роль волонтера, «официального представителя». Вчера было принято решение, что официально я не буду в медиа или где-либо выступать от имени Минздрава. Это связано с тем, что по семейным обстоятельствами я уезжаю из страны, - сказал он. - А также это связано и с тем, что с самого начала при встрече с министром мы договорились, что всё будет честно, открыто. Многие преграды удалось преодолеть, но в администрации президента, в правительстве есть абсолютно непонятные для меня действия или причины, почему нельзя раскрывать одну информацию, другую надо раскрывать через 2 дня, а не сегодня, и т.д. У меня был хороший контакт с Алексеем Владимировичем (Цоем - F), но во власти есть определенные проблемы. И вся проблема отсутствия коммуникации между правительством и обществом именно во власти.

- Какую картину ты застал с коммуникациями в Минздраве? Какие преграды удалось преодолеть, что удалось изменить за эти несколько месяцев? - уточнил Михаил Дорофеев.

- У меня был опыт работы в МВД на аналогичном фронте. Первое, что я сделал – надел бронежилет и пошел на амбразуру. Но когда я увидел, что в мой бронежилет летят не свинцовые пули, а фекалии, я понял, что использовал не то защитное средство. У меня недели две-три ушло на то, чтобы переодеться, понять, - ответил он и пояснил свою точку зрения: - В казахстанском обществе десятилетиями собиралось недовольство по разным поводам. И когда наступила пандемия, медицинская система оказалась на острие атаки всего недовольства. И система здравоохранения не справилась. Сейчас, спустя три месяца, кризис удалось пережить. Этому способствовало то, что власти, общество, врачи собрались, в обществе появилась какая-то дисциплина. Начиная с июля-августа цифры по количеству заболевших уменьшились. Может, это естественный процесс, (может, сыграло роль) использование стандартных инструментов: ежедневное информирование, ежедневная статистика.

В качестве примера проблем со статистикой Багдат Коджахметов привел такой случай.

- В сентябре в одной из областей резко выросла смертность от ковида. Это было результатом того, что в июле людей, умерших от ковида, не включили в статистику, и их скопом включили в какой-то день в сентябре. Нам пришлось эти цифры раскидать на несколько дней, чтобы не вызывать панику. Это последствия игр со статистикой или человеческого фактора, - считает он.

Отвечая на вопрос о самой сложной проблеме за три месяца работы в Минздраве, Багдат Коджахметов назвал так и не решенную - объединение статистики ПЦР-положительных пациентов с ПЦР-отрицательными.

Выступавшая следом за Багдатом Коджахметовым эксперт Всемирной организации здравоохранения Ольга Ижик подтвердила, что «никогда еще сфера информирования о рисках и работа с населением не была так востребована, как во время этой пандемии».

- Проблемы, про которые вы говорите, не уникальны для Казахстана, многие страны в том или ином формате столкнулись с коммуникационными проблемами. Европейский офис ВОЗ, это 53 страны, предлагает коммуникационные стратегии, и более 30 стран их использует. Коммуникационные стратегии нацелены на то, чтобы люди правильно понимали ситуацию и знали, как им действовать. Ключевым компонентом является доверие. Мы выделяем 4 компонента, которые влияют на доверие: прозрачность коммуникаций, координация между всеми сторонами, необходимость слушать людей и, это очень важно, выбор эффективных каналов коммуникаций. Один из новых вызовов — это глобальная усталость от пандемии. Мы рекомендуем смотреть локально в стране или даже в регионах на то, как люди воспринимают риски, что влияет на их поведение, и адаптировать коммуникацию под людей. Нет универсального подхода для всех, - подчеркнула она.

Завершая сессию, спикеры ответили на вопрос, как они оценивают работу госорганов в сфере массовых коммуникаций за последнее время.

- Пиар-службы работают «тихо», не выходят на первый план, особенно в кризис, - констатировала Аида Альжанова. - Я не знаю пиарщика, который бы выходил и в открытую обсуждал проблемы. Что меня удивляет в нашей стране – все люди слушают блогеров. Я думаю, что это одна из проблем нашего государства, из-за того что не дают развиваться свободной журналистике. Блогеры - это талантливые люди, но у них нет ответственности за свои слова. Возникает много слухов, когда люди ведутся на какие-либо высказывания блогеров. Это говорит о том, что в системе госуправления очень плохо умеют управлять информацией.

Досым Сатпаев напомнил, что public relations всегда были важным инструментом для бизнеса - чтобы, во-первых, сохранить репутацию, в том числе в кризис, во-вторых, сохранить свою потребительскую группу.

- То есть бизнес хочет постоянно взаимодействовать с обществом, потому что это деньги. Что касается пиара в сфере государства, особенно в Казахстане, то, во-первых, о репутации наши чиновники особо не думают, во-вторых, их не слишком интересует электорат. Когда мандат доверия идет не от населения, а получен сверху, тебя мало интересует, что о тебе подумают в обществе. Public relations — инструмент, который работает только тогда, когда между властью и населением равноправные отношения. Когда власть уважает население, а население доверяет власти, - подчеркнул спикер.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8910 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
26 ноября родились
Ербол Карашукеев
председатель правления АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро»
Ержан Байтасов
глава Media Holding Alatau
Бауржан Мухамеджанов
чрезвычайный и полномочный посол РК в Грузии
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить