Мурат Ауэзов: Мой отец спас кыргызский эпос «Манас»

Арманжан Байтасов записал большое интервью с известным казахстанским общественным деятелем и ученым

Мурат Ауэзов
Мурат Ауэзов
Скриншот видео

«Сегодня у меня гость, которого я давно ждал, к мнению которого я всегда прислушиваюсь», - сказал Арманжан Байтасов в начале интервью с Муратом Ауэзовым - известным казахстанским ученым, общественным и политическим деятелем. В карьере Мурата Ауэзова было руководство киностудией «Казахфильм», посольством РК в Китае, телерадиокомпанией «Мир» в Казахстане, управлением информации в акимате Алматинской области, Фондом «Сорос-Казахстан», Национальной библиотекой РК. С 2007 года Ауэзов - президент Фонда Мухтара Ауэзова.

В начале долгой беседы Мурат Ауэзов поделился воспоминаниями о своем отце — писателе Мухтаре Ауэзове и матери — Фатиме Габитовой. Рассказал, почему отец отдал его в казахскую школу и почему потом перевел в русскую. Вспомнил о своих занятиях горными лыжами и о том, как наблюдал беседы отца с друзьями — деятелями казахской культуры. Особо гость студии остановился на роли Мухтара Ауэзова в сохранении кыргызского эпоса «Манас»:

- В 1952 году он спас этот эпос. Это известная история: он поехал с риском для жизни и выступил на конференции, когда уже приехали из Москвы с вердиктом, что это антинародное [произведение] и его надо уничтожить. Потом в письме к Валентине Николаевне (Кузьминой, третьей жене писателя — F) он писал: «Я знаю, чем это мне грозит, но я не могу стоять в стороне». У Чингиза Айтматова есть об этом воспоминания, он был на том собрании и писал, что Мухтар Ауэзов оказал большое влияние на то, чтобы эпос «Манас» сохранился. Шла кампания против «Манаса», насаждение идеи, что это антинародная, феодальная поэзия, хотя эпос возник и жил в среде кыргызского народа как самое высшее культурное его достояние. Чингиз Айтматов рассказывал, что там на площади собралось очень много людей, ждали вердикт, и после выступления Мухтара один человек открыл окно и крикнул: «Признали народным!».

Затем Мурат Ауэзов обратился к теме происхождения казахского народа и рассказал о книге - коллективной монографии «Эстетика кочевья», авторами которой были его коллеги из Института философии и права, в будущем - выдающиеся ученые. В своих работах они представили философское осмысление влияния кочевой культуры на человеческую цивилизацию в целом, на то, как проникновение кочевников в разные страны способствовало сближению народов и культур. В 1975 году книга была отпечатана тиражом 3 тысячи экземпляров, но после прошедшего пленума ЦК ее было решено пустить под нож — как «националистическую», с горечью вспоминал Мурат Ауэзов. Для него эпопея его отца «Путь Абая» - это отражение трагического финала великой конной кочевой культуры и тех усилий, которые прикладывал Абай, чтобы удержать свой народ от гибели, удержать от расчеловечивания — в этом пафос «Слов назидания», считает ученый.

Мурат Ауэзов и Арманжан Байтасов
Мурат Ауэзов и Арманжан Байтасов
Скриншот видео

Где в «Одиссее» Гомера находится доказательство высочайшего уровня искусства кочевых народов; почему за полные событиями годы независимости казахские писатели не создали великого произведения; как из уличных банд выходили видные ученые; почему отец Мухтара Ауэзова настаивал на изучении китайского языка и о чем были его последние письма — смотрите в интервью на YouTube-канале BaitassovLive.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16186 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить