Ксения Собчак: На месте Путина я бы остановила войну на Украине

Главный редактор российского издания SNC рассказала Forbes.kz о «журнале-побратиме» SNC Kazakhstan, об отношении к казахстанским дизайнерам и о том, что бы она сделала, если бы поменялась местами с президентом России

Фото: Андрей Лунин
Ксения Собчак.

В пятницу, 12 сентября, в Алматы прошла пресс-конференция, на которой было объявлено о появлении на казахстанском рынке нового глянцевого издания – SNC Kazakhstan. Франшизу на выпуск журнала у российского издательского дома Artcom Media Group купил ИД ToRa Media Group. Президент Artcom Media Group Александр Федотов сказал, что это серьезный контракт, по которому его компания будет получать определенное вознаграждение. Однако ни Александр Федотов, ни Камила Лукпанова, издатель SNC Kazakhstan, не стали раскрывать детали сделки: каким именно будет это вознаграждение, какими были первоначальные инвестиции и т.д.

Александр Федотов.

– Если мы говорим о таком журнале, как Numéro (российскую версию журнала выпускает Artcom Media Group. – F), то окупаемость наступает не раньше, чем через пять лет. Здесь, мы надеемся, журнал выйдет на окупаемость быстрее. Мы планируем интенсивно помогать SNC Kazakhstan, в том числе наши офисы по продаже рекламы будут привлекать иностранные бренды (с тем, чтобы они размещали рекламу в SNC Kazakhstan. – F). SNC Kazakhstan будет коммерчески успешным журналом, – уверен Александр Федотов.

Ксении Собчак, главному редактору SNC Russia, также были адресованы вопросы, связанные с финансовой состоятельностью нового глянца. Так, один из журналистов напомнил Собчак ее собственное высказывание о нашей стране: «Однажды вы говорили, что Казахстан – это место, где можно рубить бабло. Получится ли это сделать с журналом SNC в Казахстане? Действительно ли на этом можно заработать или это сделано для имиджа московского журнала - что у вас теперь есть и казахстанская версия?».

Камила Лукпанова.

– Я действительно очень люблю Казахстан, в том числе и потому, что здесь можно хорошо заработать, – не стала скрывать главный редактор. – Я здесь бываю часто, иногда, когда заполняю бумажку при въезде в Казахстан, пишу в шутку, что цель приезда - «алчность». Я веду очень много роскошных мероприятий в Казахстане. Но я веду и во многих других странах и городах. Я вам скажу честно, что далеко не про все города и страны я говорю, что мне нравится туда приезжать. У вас действительно очень динамично развивающаяся страна. В Казахстане есть деньги, но что еще важнее – здесь есть вкус.

Что касается прибыльности SNC Kazakhstan, то Собчак попросила рассказать об этом своих казахстанских коллег. Издатель Камила Лукпанова заявила на пресс-конференции, что не сомневается в успешности проекта.

– Мы думали, какое именно издание заводить на рынок. Cделали ставку на SNC, потому что это новый формат интеллектуального глянца. Меня многие спрашивали: «Почему SNC? Это достаточно рискованно. Готов ли наш народ к такому формату?». Мы уверены, что наш читатель готов, – сказала Камила.

По мнению Мадины Амановой, главного редактора SNC Kazakhstan, о популярности и хорошем коммерческом потенциале журнала может свидетельствовать тот факт, что почти весь 25-тысячный тираж первого сентябрьского номера был распродан уже к 12 сентября.

«Мы пытаемся уничтожить язык глянца»

Что же привлекает читателей в журнале SNC? Сможет ли казахстанский глянец конкурировать со своим российским «прародителем»? На эти и другие вопросы Ксения Собчак ответила корреспонденту Forbes.kz уже после пресс-конференции.

F: Ксения, вы позиционируете SNC как интеллектуальный глянец. А что это за формат?

– Это глянец, который рассказывает не только о модных трендах, новостях подиума. Это журнал, который при этом совмещает и журналистские расследования в мире моды, и серьезные рейтинги, и рассказы о людях из этого мира под совершенно другим углом – более острым. Это концепция, при которой журналистский подход, взятый мной из политической и общественной журналистики, переносится на глянцевое издание. Ну, например, у нас есть такое главное правило, которое я ввела по примеру качественной западной прессы, – мы не правим интервью. Человек из того, что он наговорил, может максимум изменить порядок слов, но не может поменять смысл сказанного. Мы сверяем цитаты – и больше ничего не делаем.

Глянец обычно так не работает. Глянец – это всегда что-то очень сладкое, облизывающее человека, очень комплиментарное, это не для чтения, а для того, чтобы посмотреть, в чем герой пришел на интервью. Это неправильно. С теми же глянцевыми персонажами - людьми из мира моды и светской жизни - можно говорить серьезно, задавать жесткие вопросы, работать по лучшим стандартам политической, общественной журналистики.

F: Какие еще табу в вашем журнале?

– Мы стараемся не использовать слова «эксклюзивный», «VIP-сервис», «завораживающий». Я очень не люблю претенциозные, высокопарные, глянцевые слова. У нас в редакции висит большой перечень слов, который я долго составляла. Эти слова присутствуют практически во всех глянцевых журналах: «Распахните окна, и в вашу комнату ворвется приятный аромат этих духов». Так мы не разговариваем с нашим читателем. Если мы хотим рассказать про духи, мы говорим: «Вот это замечательная смесь того-то и того-то. Если вам нужно на выход к бойфренду, используйте. Точно понравится и ему, и вам». Мы говорим очень простым, понятным, человеческим языком. Мы пытаемся уничтожить язык глянца, который я очень не люблю. Я считаю, что виньетки ложной сути, какие-то бесконечные высокопарные слова не имеют никакого отношения к жизни.

F: Вы долго отказывались от приглашений Александра Федотова возглавить SNC. Но, как вы сами рассказывали, после событий на Болотной, Сахарова, после того, как вы перестали работать на федеральных каналах, - согласились. Правильно ли я понимаю, что в журнале у вас появилась возможность высказаться именно на политические темы?

– Нет. Я имела в виду другое, то, что мне в свое время сказал Леонид Парфенов, когда я запускала этот журнал: «Welcome to the club». То есть первое, куда отправляются люди, когда их убирают c телевидения, – это какие-то ежемесячные издания. Он сам работал несколько лет в Newsweek.

После того, как я потеряла федеральный эфир, для меня это была возможность делать что-то, не связанное с политикой, в области моды и глянца, где я могла реализовывать свой потенциал, заниматься тем, что я очень люблю – fashion-журналистикой.

«Моя версия журнала была бы для местной публики слишком шокирующей»

F: По вашему выражению, SNC был «адом и трэшем». Вы же смогли его преобразить. Однако в Казахстане, на мой взгляд, нет журналистов вашего уровня, нет тех, кто может дерзко высказываться, иметь независимые политические взгляды. Нет ли опасений, что SNC Kazakhstan проиграет из-за того, что его не будет представлять такая яркая личность, как вы, и не будет ли российская версия невольно перетягивать на себя одеяло?

– Вы знаете, по контракту они обязаны перепечатывать 50% нашего контента. Мне кажется, те интервью, которые делаю я, жесткие, интересные, яркие, будут им помогать. Я согласна с вами, что здесь стиль журналистики более мягкий, восточный, но Мадина (Аманова, главного редактора SNC Kazakhstan. – F) при этом большой профессионал. Мне кажется, что они смогут найти свой стиль и подход к этому бренду, со своим местным колоритом, который они знают лучше меня.

F: Вы уже подержали первый номер в руках. В чем чувствуется местный колорит?

– Здесь больше мягкости, умение обходить какие-то спорные ситуации, острые вопросы. Вот интервью с Меруерт Ибрагим (основатель казахстанской версии интернет-проекта buro247.kz о моде, кино, музыке, интервью с которой вышло в первом номере SNC Kazakhstan. – F) я бы сделала, конечно, пожестче. Может быть, моя московская версия была бы для местной публики слишком шокирующей. Мы действительно пишем жестко, не боясь никого обидеть, все, что думаем. Но здесь другая культура, и я как иностранка это должна уважать. С другой стороны, здесь очень большой акцент на эстетику, на моду, на правильное позиционирование, очень хорошее качество фотосъемок.

F: Вам не нравится, что идея удачного замужества считается главной составляющей успеха женщины и в России, и в Казахстане. Вы считаете, что у женщины есть и другой путь. Что это за путь? И будет ли о нем писать казахстанская версия SNC?

– Я надеюсь, что будет. Мы об этом много говорили в редакции. Это путь карьеры, желания достичь каких-то целей самой, без помощи мужчины, не надеясь на замужество. Наверное, это рождение другого образа восточной женщины, которая, с одной стороны, в чем-то скромнее, чем московская девушка, элегантнее, сдержаннее, с менее агрессивной жизненной позицией, но при этом очень заточенная на карьеру. Мне кажется, что Мадина (Аманова. – F) как раз хороший пример такой девушки.

«Мое лицо в телефоне чужого человека - это стремновато»

F: Для обложки первого номера SNC Kazakhstan вы сфотографировались в одежде казахстанских дизайнеров. Это была ваша инициатива?

– Нет, я, наоборот, не хотела. Я предлагала Сашу Лусс. Это супермодель, которую мы с огромным трудом получили на обложку. Саша входит в пятерку самых высокооплачиваемых моделей, она сейчас совершенно недоступный персонаж, она отказалась быть на обложке и Vogue, и Glamour в сентябре. Не скрою, что я использовала свои связи, чтобы наш журнал, который пока не Vogue по своему масштабу, получил Сашу Лусс. Для людей, которые хоть чуть-чуть понимают в моде, ясно, что иметь на обложке Сашу – это сенсация. Поэтому я была очень удивлена, когда говорила Мадине, что надо брать Лусс, а они захотели сделать обложку со мной.

F: Я имела в виду, это ваше желание было – одеться у казахстанских модельеров для обложки?

– Это идея казахстанской редакции. Я была не против. Мне принесли огромный рейл с разными творениями казахстанских дизайнеров, и я выбрала то, что мне приглянулось. Я запомнила нежную, качественного кроя велюрово-замшевую бежевую кофточку (от AIKA ALEMI. – F) и прозрачную черного цвета юбку с цветами (от Alima. – F).

Кстати, про козырек (для обложки Ксения Собчак фотографировалась в козырьке от AigulKassymova. – F). Я летела со знакомой в Венецию, и она дала мне свой телефон посмотреть коллекцию Симон Роша. Я листаю и вдруг вижу свою голову с этим козырьком. Я не поняла, что за странная знакомая, может, она бабкам мои фотографии на заговор показывает. Мое лицо в телефоне чужого человека - это стремновато, скажем так. Я спрашиваю: «А что же это за фотография?» Она говорит: «Да ты не обращай внимания. Это у меня в айфоне папка «Шмотки». Я фотографирую всё, что мне нравится, и байеры потом мне это заказывают. Тут ты вообще ни при чем, мне козырек нужен».

«Это не чашка кофе, а судьба народа»

F: В интервью SNC Kazakhstan вы сказали, что хотели бы поменяться местами с Владимиром Путиным, потому что можно было бы многое изменить. Что бы вы поменяли первым делом?

– Первым делом я бы остановила войну на Украине. Это первоначальная задача – добиться того, чтобы мы перестали враждовать. Второе – наладить отношения с Америкой, Европой, перестать искать свой, отдельный, странный путь, который мы уже столько лет ищем. Надо просто идти по европейскому пути развития. Я считаю, что нет никакого третьего, особого пути России, что путь один, он понятный. Велосипед уже изобретен, это – либерализация экономики, свободные выборы, полная свобода СМИ.

Я бы распустила Думу, назначила новые думские выборы в ближайшее время, создала бы нормальную коалиционную Думу с реальной расстановкой сил. Соответственно, назначила новые честные выборы президента, в которых вполне может участвовать Владимир Владимирович и, может быть, даже выиграть. Но это надо сделать, как во всем цивилизованном мире – через свободные дебаты, честную конкуренцию. Я считаю, что это не просто кто-то, дураки какие-то, изобрели, а мы не хотим. Есть законы жизни, которые нельзя нарушать. Конкуренция, это еще старик Адам Смит говорил, всегда порождает свободу мнения, рост общества и развитие. Отсутствие конкуренции сразу (останавливает развитие. – F) на любом участке, будь то политика, глянец, что угодно, даже чашка кофе. Если это единственная чашка кофе в городе, она будет дорогой и невкусной. Это всегда так. В политике тоже так, но только это не чашка кофе, а судьба народа.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15976 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
24 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить