Как колготки из Казахстана успешно конкурируют с зарубежной продукцией и выходят на новые рынки

На подготовку к их производству ушло 3,5 года

Фото: Depositphotos.com/AllaSerebrina

Если главной идеей владельцев известного итальянского бренда колготок Calzedonia было «сделать бизнес на том, что скрывается под одеждой», то основателя первой казахстанской марки колготок LaPeri Серика Ахметова это дело заинтересовало прежде всего своими перспективами: колготки, как известно, имеют свойство рваться, а значит – всегда будут нужны новые. Он тогда работал в ассоциации «Казахстанский лизинг», куда стекалось много разнообразной информации, в том числе аналитика видов финансирования. В одной из статей он увидел полный расклад по «колготочному бизнесу»: стабильность, долгосрочность, гарантированный успех – если вкладываться именно в производство.

- Но они промолчали о главном! – иронизирует спустя почти восемь лет после начала деятельности своего предприятия Ахметов. – О том, что этот бизнес может быть успешен в случае масштабности производства, если вы находитесь рядом с источниками сырья, у вас есть дешёвая рабочая сила и ещё где-то неподалёку имеются «сервисники», которые в любую минуту могут починить машины и доставить запчасти. Вот тогда результат почти гарантирован. Этот бизнес работает на оборотах и небольшой марже. Но о таких деталях никто из аналитиков не пишет. А я полез в это дело, было очень сложно…

Уточним: то был 2009 год. Время, когда в Казахстане много говорили о кластерном развитии как инструменте повышения конкурентоспособности регионов. Было предложено создать семь пилотных кластеров, в том числе текстильный, который предполагалось развивать в бывшей Южно-Казахстанской области. Так что алматинец Ахметов отправился в Шымкент.

На то, чтобы поставить производство, у предпринимателя ушло три с половиной года. Надо было не только устанавливать станки, закупать сырье, но и подобрать, обучить персонал – по словам собеседника, это в Казахстане едва ли не самая сложная задача. В конце 2012 он вышел на рынок.

- Счастливый! – вновь усмехается Ахметов. – Думал, что сейчас наши колготки начнут разлетаться как горячие пирожки. Мечты лопнули буквально за пару месяцев, потому что 2013–2014 годы, страна на подъёме, денег много, никто не хочет покупать отечественную продукцию, всё на импорте. А я тут со своими колготками, которые, ко всему прочему, не могли конкурировать с китайскими, которые продавались на барахолках.

Кстати, о стихийных рынках. Когда группа компаний Inspiration – LaPeri попыталась работать с этим контингентом продавцов, те честно сказали: «У вас слишком качественный товар. Он тут не пройдет».

Несколько слов о качестве. Прежде чем запускать производство, Ахметов, по своему обыкновению, обратился к аналитике: какую продукцию брать в качестве образца? Ответ был однозначен: итальянскую – «чулочных королей», признанных во всем мире. Поэтому при производстве колготок LaPeri используются итальянские технология и нитка, специалисты прошли обучение в Италии. При этом продаются они по цене примерно от 300 тенге (по акции) до 450–470.

То есть наши колготки дешевле всех, кроме китайских, которые по-прежнему реализуются на барахолке и делаются с нарушением технологии, – утверждает предприниматель.

Фото: Андрей Лунин

Он усиленно искал надёжных партнеров, которые могли бы продавать его продукцию в надлежащих условиях и в массовом количестве, вел переговоры. В итоге торговые сети поверили в LaPeri. Первым крупным партнером стала сеть Small, затем АДК, потом «Арзан» и, наконец, Magnum. Очень помогла республиканская кампания «Покупай казахстанское». А вскоре LaPeri начал понемногу продаваться и в России.

- Но тут – падение рубля почти в 2 раза, – вспоминает Ахметов. – Через какое-то время девальвация произошла и в Казахстане. Компания получила удар, потому что у нас все импортное – сырье, упаковка, красители. Но мы продержались до 2017-го. А после одобрения нам кредитной линии от фонда «Даму» по программе «Өндіріс» на 100 млн тенге под 26% годовых решили перевести производство в Алматы. Нарастить оборудование, чтобы увеличить объём производства и снизить себестоимость продукции. Надо было что-то менять.

И это удалось. Впрочем, переезд в Алматы – не единственные изменения в работе группы. Осенью прошлого года Ахметов подписал соглашение с ташкентской компанией «Беназир» и теперь намерен развивать бизнес в Узбекистане. Причём это не только продажи, но и в перспективе производство.

- Вообще, цель такая: создать центральноазиатский консорциум, который позволил бы нам работать, используя лучшие аспекты, которые есть для бизнеса в Казахстане и Узбекистане, – рассказывает предприниматель.

По его словам, преимущества Узбекистана – низкие ставки на энергоносители (в 2 раза ниже, чем у нас), зарплаты (если там швея готова работать за $50 в месяц, то у нас – не меньше чем за $300); наконец, это традиционно текстильный регион. Плюсы Казахстана – государственная поддержка выхода на экспорт, разные инструменты, которые дают «Казахинвест», «КазЭкспортГарант», Министерство по инвестициям и развитию и другие институты.

- Хотя (я уже не раз говорил об этом на заседаниях с участием чиновников), на мой взгляд, поддержка государства нашему сектору должна быть ещё больше – как, например, в Турции. Тогда мы на самом деле сможем «выстрелить». Пока же, если я захочу завести инвестиционный проект с теми же итальянцами, это будет очень сложно сделать. Потому что у нас налоговые льготы и прочие преференции начинают работать только при сумме инвестиций сюда более $15 млн. Что делать текстильным компаниям, в которые достаточно вложить, скажем, до миллиона? – говорит Ахметов. – Надо уметь различать автопром и легпром. Я бы хотел получать те же льготы, что и они: освобождение от корпоративного подоходного налога на 10 лет, от НДС и т. д. Но нам такое не дают. Быть может, люди в правительстве просто забыли, что такое легпром, потому что у нас его давно нет?

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7993 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
18 августа родились
Канат Ускенов
Бывший генеральный директор АО «Машиностроительный завод имени С.М. Кирова»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить