Зачем Помпео приезжал в Центральную Азию?

Досым Сатпаев: Дональд Трамп до основания рушит многие внешнеполитические инициативы своего предшественника Барака Обамы, кроме центральноазиатского формата «C5+1»

Майк Помпео и Касым-Жомарт Токаев
ФОТО: Акорда
Майк Помпео и Касым-Жомарт Токаев

Прощупать Акорду

Государственный секретарь США Майк (Майкл) Ричард Помпео в ходе своей зарубежной поездки по постсоветским странам заехал и в Центральную Азию, чтобы посетить только две страны: Казахстан и Узбекистан. В принципе, это и понятно. Казахстан для США традиционно был главным партнером с точки зрения вложения американских инвестиций, в основном в добывающий сектор, ведь для любой администрации Белого дома Казахстан с начала 90-х годов всегда больше ассоциировался с зоной жизненно важных интересов крупных американских нефтегазовых компаний. По официальным данным, общий объем американских инвестиций в Казахстан составил более $45 млрд. Неудивительно, что в ходе визита в Казахстан Помпео сделал акцент на необходимости партнерства с американскими компаниями.

Хотя для американского госсекретаря более важно было понять специфику казахстанского полутранзита власти, о чем ему еще в прошлом году мог рассказать председатель КНБ РК Карим Масимов, который сразу после ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента совершил рабочий визит в США, где встречался в Вашингтоне с Майком Помпео. В этот раз встречи у госсекретаря США были как с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым, так и с председателем Совбеза Нурсултаном Назарбаевым. Кстати, с момента прихода Токаева на президентский пост он уже совершил официальные визиты в Россию и Китай, а что касается США, то была лишь рабочая поездка в Нью-Йорк осенью прошлого года для участия в 74-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. До этой поездки, в начале августа 2019, Касым-Жомарт Токаев также принял заместителя государственного секретаря по политическим вопросам Дэвида Хэйла. Но «официальная презентация» Токаева Белому дому еще не состоялась и, возможно, этот вопрос также обсуждался в ходе визита госсекретаря США в Казахстан. Тем более что Вашингтон могло насторожить прошлогоднее интервью президента изданию Deutsche Welle, где он не только поставил под сомнение сам факт аннексии Крыма, но также усомнился в наличии «лагерей по перевоспитанию» в СУАР, а, следовательно, и в том, что есть давление на казахов, проживающих в Китае. Более того, в этом интервью был даже сделан намек на то, что всё это «...часть геополитики, поскольку Китай и США столкнулись друг с другом в торговой войне».

Откровенные реверансы Акорды в сторону Москвы и Пекина не слишком устраивают Вашингтон, которому ближе более гибкая многовекторная политика Казахстана. Поэтому вряд ли случайным можно считать заявление Помпео, которое он озвучил во время встречи с министром иностранных дел РК Мухтаром Тлеуберди, о необходимости защиты прав этнических казахов, которые находятся в «интернированных лагерях Синьцзяна в КНР возле границы с Казахстаном». Также было добавлено, что США обращаются ко всем странам с призывом присоединиться и потребовать закончить эти репрессии и обеспечить безопасное убежище для беженцев из Китая. О серьезности этого заявления говорит тот факт, что Помпео во время своего визита в Казахстан встретился с этническими казахами из Китая, чьи родственники находятся в тех самых «лагерях политического перевоспитания» в СУАР.

В любом случае минусом для Казахстана является то, что нашу республику в международном сообществе уже воспринимают либо сателлитом России в рамках ЕАЭС и ОДКБ, либо экономической колонией Китая. А любой отход от многовекторной внешней политики, которая должна базироваться на геополитическом балансе и защите национальных интересов Казахстана, будет лишь укреплять этот негативный имидж нашей страны на международной сцене.

Чего опасаться Казахстану?

А в это время, судя по заявлению главы МИД РК, казахстанскую сторону интересовал вопрос «экономического роста Казахстана в условиях санкционной политики США» по отношению как к России, так и к Ирану. Обратили на себя внимание слова министра иностранных дел Казахстана о том, что «государственный департамент продолжает поддержку казахстанской стороны с целью избежать распространения санкций на наши юридические и физические лица». Понятно, что по сравнению с Ираном именно Россия является одним из главных торговых партнеров Казахстана в рамках Евразийского экономического союза. Но Казахстан также рассчитывал нарастить свой экспорт в Иран после того, как была создана зона свободной торговли между ЕАЭС и Ираном в 2019, в рамках которой на иранский рынок всем странам - участницам ЕАЭС можно было ввозить по льготным тарифам разные товары.

Теперь, с учетом роста напряженности между Ираном и США, непонятно, как будет работать эта зона свободной торговли. Новое ужесточение американских санкций против Ирана вряд ли будет способствовать увеличению товарооборота, так как возникает риск «вторичных санкций», которые задевают как раз страны, которые сотрудничают с Ираном, в том числе и Казахстан.

На этом фоне также непонятны перспективы открытого в Казахстане банка низкообогащенного урана под контролем МАГАТЭ, чье создание было инициировано еще в 2006 году при активном участии США именно для нейтрализации иранской ядерной программы. Но, с учетом выхода США при Дональде Трампе из «ядерной сделки» с Ираном, возникает вопрос по поводу сохранения заинтересованности Тегерана сотрудничать с Казахстаном и МАГАТЭ с точки зрения использования банка низкообогащенного урана для развития своей атомной программы. Таким образом, отсутствие преемственности во внешней политике США также создает проблемы для Казахстана.

Плов вместо бесбармақа

Хотя, скорее всего, главной целью визита государственного секретаря США в Центральную Азию был не столько Казахстан, сколько Узбекистан, где прошло совещание «С5+1» с министрами иностранных дел Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Интересно то, что формат «С5+1» был предложен США в последние годы президентства Барака Обамы. Таким образом, даже с приходом Дональда Трампа в Белый дом новая американская администрация решила не отказываться от этого формата, который является попыткой США вернуться в Центральную Азию на фоне укрепления в регионе позиций Китая и попыток России сохранить здесь свое военно-политическое присутствие.

Еще с первой встречи в Самарканде в 2015, а затем в Вашингтоне в 2016 уже сложился традиционный список обсуждаемых вопросов в рамках встреч этого формата: рассмотрение разных аспектов, связанных с безопасностью Центральной Азии, от борьбы с терроризмом до климатических изменений, поддержка бизнеса в регионе, экономическая безопасность, совместные транспортные проекты и обсуждение ситуации в Афганистане. В августе 2019 такая встреча была в Казахстане, а в сентябре она прошла уже в Нью-Йорке.

При этом Узбекистан не скрывает своей заинтересованности в поддержании тесных военно-политических и экономических отношений с США. Например, в 2019 в Ташкенте состоялась встреча начальников генеральных штабов вооруженных сил Узбекистана, Казахстана, Пакистана, Туркменистана, Таджикистана, Афганистана, а также первого заместителя начальника Генштаба ВС Кыргызстана и командующего Центральным командованием вооруженных сил США генерала Джозефа Вотела. Основная тема встречи была связана с афганской политикой, тем более что Узбекистан в течение долгого время именно афганское направление рассматривал в качестве одного из приоритетных в своей внешней политике. США заинтересованы в том, чтобы Ташкент, как и Вашингтон, продолжал принимать активное участие в переговорном процессе с талибами, чтобы, в том числе, найти в них союзников в борьбе с ISIS.

В 2019 в Катаре уже прошли переговоры между министром иностранных дел Узбекистана Абдулазизом Камиловым с главой делегации запрещенного во многих странах движения «Талибан» муллой Абдулом Гани Барадаром Ахундом, который в конце февраля 2019 возглавил представительство талибов в Дохе. В начале августа прошлого года также состоялся визит в Узбекистан представителей политического офиса движения «Талибан» во главе с его руководителем муллой Ахундом. 

Следует отметить, что недавнее публично высказанное сомнение президента Узбекистана Шавката Мирзиеева по поводу необходимости членства его страны в ЕАЭС также воодушевило Белый дом, который пытается удержать Ташкент в своей геополитической орбите. Еще в октябре 2019 министр торговли США Уилбур Росс заявил, что присоединение Узбекистана к Евразийскому экономическому союзу может усложнить процесс вступления страны в ВТО, куда США стремятся включить Узбекистан. Интересно, что недавно на пост советника министра инвестиций и внешней торговли Узбекистана по вопросам вступления в ВТО был назначен специалист в области международного торгового права, эксперт Агентства США по международному развитию (USAID) Йован Йекич.

Американский «сюрприз» для Кыргызстана

Кстати, совещание в формате «С5+1» в Ташкенте, возможно, предоставило министру иностранных дел Кыргызстана хорошую возможность обсудить с госсекретарем США неприятную ситуацию, которая возникла после того, как 31 января текущего года Белый дом включил Кыргызстан в список стран, на чьих граждан распространяются ограничения на получение иммиграционных виз и грин-карт в США. Формально это связано с недовольством Вашингтона по поводу отсутствия биометрических паспортов у граждан КР, что снижает степень защиты документов. При этом некоторые эксперты связывают решение США с тем, что среди участников терактов в разных странах мира были граждане Кыргызстана. Хотя, по такой логике, в этот американский черный список должен был попасть все тот же Узбекистан или другие центральноазиатские страны, чьи граждане также совершали теракты за пределами своих стран. Но этого не произошло.

Кыргызстану не помогло и то, что в Индексе демократии The Economist Intelligence Unit республика была отнесена к «гибридным» режимам, где демократические процессы сочетаются с отдельными проявлениями авторитаризма, в то время как все остальные страны Центральной Азии, в том числе и Казахстан, попали в группу авторитарных государств.

Выходит, что для администрации Дональда Трампа формула «безопасность превыше демократии», а также точечная «борьба за справедливость» сохраняет актуальность, а, следовательно, все это может успокоить авторитарные режимы тех стран, которые считают себя партнерами США.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
25180 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
7 августа родились
Дина Галиева
заместитель председателя Национального банка РК, руководитель представительства Национального банка в Алматы
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить