«Узбекистан просто перестанет покупать казахстанский скот»

Узбекистан в определенный момент стал восприниматься в Казахстане как пример грамотно выстроенной государственной политики в аграрном секторе, позволившей стране совершить рывок в развитии сельского хозяйства. Казахстанский эксперт Арсен Керимбеков с таким подходом не согласен и отмечает, что госполитика в соседнем государстве более неуклюжая, чем в РК. А успехи в развитии узбекского АПК связаны с инициативностью и гибкостью самих предпринимателей. Именно этого компонента многим казахстанским фермерам, переработчикам и прочим участникам отрасли, к сожалению, не хватает

ФОТО: © LoggaWiggler / Pixabay

Морковка для Европы

- По сути, казахи и узбеки - единый народ, живущий в разных государствах, - уверен Арсен Керимбеков. - Многие казахские роды в свое время, лет 500-600 назад, когда пошло деление, стали узбеками, каракалпаками, кыргызами. Именно из-за наличия такого глубокого родства все происходящее в Узбекистане меня всегда интересовало.

С 2010 года эксперт стал изучать происходящее в соседнем государстве не просто в качестве хобби, но по долгу службы: сначала в качестве заместителя председателя правления АО «Казагромаркетинг», а с 2016 года – в качестве директора Центра компетенций НПП «Атамекен». В настоящий момент Арсен Керимбеков является директором Союза производителей органической продукции Казахстана и с интересом наблюдает, как узбекские аграрии движутся в этом направлении, выходя на международные рынки с экологически чистой продукцией. В этом у них есть определенные успехи, которые объясняются способностью быстро подстраиваться под требования рынка.

Арсен Керимбеков
ФОТО: архив спикера
Арсен Керимбеков

- Приведу пример: узбеки сертифицировались на Global G.A.P. – это переходной стандарт по пути к органике, - рассказал Арсен Керимбеков. – В Казахстане он не популярен, поскольку мы не поставляем овощи и фрукты в супермаркеты Европы. А узбеки решили туда выйти и прошли сертификацию. Но этого оказалось недостаточно – европейцы им сказали, что покупают морковку прямую, практически цилиндрической формы, а не привычной нам конусообразной. И что вы думаете? Узбеки в течение двух лет перешли на выращивание такой морковки и начали поставки в ЕС. Или по бахче: европейцы не берут большие арбузы или дыни, им нужны небольшие, на одного-двух человек. И узбеки начали выращивать именно такие.

Капуста для столицы

В 2016 году в Узбекистане после долгих лет тишины случились и экономические перемены, связанные со сменой руководства страны. Тогда в Казахстане произошел всплеск интереса к происходящему у соседей. К сожалению, глубокой аналитики того, что же там происходит в аграрной сфере, так и не появилось.

- К сожалению, поверхностность - это констатация состояния нашего экспертного сообщества, - отметил спикер. - Сегодня они вирусологи, завтра они узбековеды и так далее. Так вот, общее мнение таких экспертов свелось к тому, что «Узбекистан в аграрке попёр - не то что мы. И виноват во всем наш неповоротливый Минсельхоз». Но на самом деле все это так только на поверхностном уровне. А любое явление интересно в динамике. Если сегодня вы заглянете в Узбекистан, то получите срез состояния в определенный короткий период времени. Но очень скоро он станет неправдой. Объективную картину дает только понимание того, откуда и куда движется ситуация.

Так вот, по оценке Арсена Керимбекова, в отношениях с Узбекистаном в аграрной сфере объективное преимущество на стороне Казахстана. Для наглядности он условно разделяет взаимную торговлю сельхозпродукцией на четыре сегмента: углеводы, жиры, белки и клетчатка. По первым трем позициям у Казахстана неоспоримое преимущество: Узбекистан закупает огромные объемы зерна, масличных, а также большое количество скота.

Лишь по четвертой позиции ситуация 50 на 50. То есть ранние овощи и фрукты в большом объеме из Узбекистана в Казахстан заходят - в силу климатических преимуществ соседней страны.

 - И из этого не надо делать трагедию, к этому надо относиться с пониманием, - полагает он. – Тем более что наши южные регионы тоже начинают развивать это направление. Уже сегодня ранней весной в Нур-Султане продается капуста из Сарыагаша, а не из Ташкента. Очень качественная, вкусная, полезная. То есть замещение идет, и эта работа должна продолжаться. Более того, потенциал юга в этой сфере очень высок: как-то нацпалата «Атамекен» проводила скрининг, в ходе которого было установлено, что в одном из южных регионов Казахстана 31 тыс. га используются под сев озимой пшеницы. В результате, опять же в силу климатических особенностей региона, там получается некачественное, слабенькое зерно. И в то же время, для примера, вся площадь фруктовых садов Таджикистана составляет 30 тыс. га. То есть наш юг мог бы намного эффективнее использовать земли под сады, и первые шаги Туркестанская область для этого делает. Вы, наверное, слышали – в нынешнем году там разбит сливовый сад на 400 га. Шаг очень правильный, и это только начало.

Бычки для Ташкента

Однако Казахстан может быстро растерять нынешнее преимущество в отношениях с Узбекистаном в аграрной сфере, если правительство (по сей день действовавшее очень аккуратно) вдруг поддастся призывам определенной части участников рынка и начнет вводить какие-то торговые ограничения. На опасность этого обращает внимание Арсен Керимбеков.

Как пример он приводит вопрос экспорта живого скота, вокруг которого ломались копья весь прошлый год, пока действовал мораторий. В итоге запрет остался в силе только для маточного поголовья КРС и МРС, а бычков и баранчиков экспортировать разрешили. И тут же десятки тысяч голов пошли в Узбекистан. Эксперт не видит в этом ничего критического.

- Да, мы постоянно видим информацию в духе «Узбеки вывезли весь скот из Казахстана», - согласен Арсен Керимбеков. - На что я всегда говорю коллегам – это же исторически сложившаяся система. Просто раньше на нее никто не обращал особого внимания, поскольку скота у нас было больше. И сейчас выход такой же – не перекрывать экспорт, а увеличивать поголовье. Это в интересах обеих сторон – нашим фермерам выгодно продавать больше, а узбекам – больше покупать. Да, нужен контроль, чтобы не уходило маточное поголовье. А в остальном ограничения приносят только вред. Наша задача – выращивать столько скота, чтобы его отток в Узбекистан не влиял на наш внутренний рынок.

Эксперт уверен, что узбеки никогда не будут покупать уже разделанное мясо, поскольку предпочитают на месте докармливать скот (который в Казахстане чаще всего до кондиции не доводят что перед убоем, что перед экспортом). Кроме того, в Казахстане нет культуры использования шкур, внутренностей и другого сбоя. В Узбекистане же все это идет в дело, повышая рентабельность животноводства – что в итоге и позволяет узбекским покупателям предлагать казахстанским фермерам более высокие цены на скот.

При этом Казахстан рискует вовсе потерять узбекский рынок скота и мяса, если все-таки пойдет по пути ограничений. Ведь узбекам придется искать замену казахстанскому белку. И тут есть несколько альтернатив. Во-первых, страна уже сделала большой шаг в искусственном выращивании рыбы. Пусть продукция и не особо качественная, но она пользуется спросом на внутреннем рынке, и объемы производства растут. Во-вторых, узбеки развивают и производство яиц, покупая в Казахстане зерно и масличные на переработку, а потом используя на корм птице отруби и жмых.

- И еще: если говорить о торговых ограничениях, то мы не должны забывать про российский фактор, - указал Арсен Керимбеков. - Россия уже сейчас поставляет в Узбекистан много мяса птицы. Конечно, это не говядина, но все-таки какое-никакое ее замещение. И это - фактор конкуренции для нас. То есть в один прекрасный день узбеки могут просто перестать покупать наш скот. Вот о чем надо думать. Ведь сбыт – это вопрос развития нашего животноводства, а Узбекистан пока остается нашим главным покупателем.

Рынок для России

Аналогичным образом эксперт оценивает ситуацию с экспортом зерна в Узбекистан, который переработчики считают ущербом для мукомольной отрасли. А вот по оценке Арсена Керимбекова объективная ситуация.

- Муку покупают, когда рядом война идет, - сказал он. - Поэтому по продажам муки Турция сейчас на первом месте в мире. Мы хотим, чтобы у соседей война была? Нет. Тогда нужно быть готовыми к тому, что соседи будут развивать собственное мукомолье. И нашему бизнесу, нашим переработчикам, нужно перестраиваться под эту реальность. И никакой трагедии в этом нет, потому что сейчас среди наших мельниц большое число принадлежит бизнесменам из Узбекистана и Таджикистана. Они имеют возможность перевести свой бизнес на родину, вот и все. А если мы будем артачиться с поставками зерна в Среднюю Азию (как у нас некоторые горячие головы предлагают – дорогу перекрыть, пошлины на экспорт зерна ввести), то нашу долю рынка в Узбекистане также займет Россия, в которой очень сильно выросло производство пшеницы.

Аналогично оценивает Арсен Керимбеков и ситуацию в споре, что Казахстану поставлять в Узбекистан – масличное сырье или готовое масло. Ведь Россия и тут может легко составить конкуренцию Казахстану, увеличив поставки узбекам.

Получается, что в случае попыток ввести какие-то торговые ограничения для поставок сельхозпродукции в Узбекистан Казахстан в перспективе рискует потерять больше, уступив конкурентам (прежде всего России) весь рынок – и по скоту, и по зерну, и по масличным.

- Нужно учитывать возможность вступления Узбекистана в ЕАЭС, - напомнил Арсен Керимбеков. - В этом случае мы тем более не сможем вводить какие-то торговые ограничения для этого направления. Да, никто не спорит - нам нужно поддерживать свою переработку. Но действовать нужно не методом запретов, а садиться с коллегами из Узбекистана и все обсуждать, находить взаимовыгодные решения.

Черешня для Гонконга

И здесь эксперт видит проблему: аграрные ведомства двух ближайших соседей (и важных торговых партнеров по сельхозпродукции) мало общаются друг с другом. Хотя ситуация требует более плотного взаимодействия. Причем узбекский Минсельхоз мог бы многому научиться у казахстанских коллег, считает Арсен Керимбеков.

- Как бы мы ни относились и к прежним командам Минсельхоза РК, и к нынешней, они действуют намного грамотнее узбекских коллег, - полагает эксперт. – В целом в Казахстане правительство более мудрое, чем основная масса предпринимателей в аграрном бизнесе. А в Узбекистане, наоборот, предприниматели более умные и мудрые, чем правительство. Это надо четко понимать.

В пример Арсен Керимбеков приводит главную проблему сельского хозяйства Узбекистана сегодня – ограничения на использование сельхозземель. А именно: при прежнем президенте Исламе Каримове была установлена норма - только 10% посевных площадей разрешалось использовать не под хлопок и не под пшеницу. То есть на 90% пашни выращивали хлопок и пшеницу, и государство ее скупало по той цене, которую устанавливало само.

Истоки такого решения лежат в 90-х годах, когда Узбекистан столкнулся с нехваткой хлеба. И тогда ни Россия, ни Казахстан не помогли соседу, поскольку были погружены в собственные проблемы. Дефицит продолжался недолго, буквально один сезон, но он настолько «зажал» узбекскую власть, показав всю опасность нехватки основного продукта питания, что норма по использованию земель была введена – и держится до сих пор.

И это при том что климат Узбекистана не подходит для выращивания качественного зерна. К тому же химикаты, применяемые на полях пшеницы, оказались губительны для хлопка, и наоборот. Это две культуры, которые в обороте держать тяжело - земля от этого страдает.

Еще одно следствие тех давних проблем с хлебом – около 2 млн мигрантов из сельской местности, которые не хотят вот так работать, сдавая государству за копейки свой урожай.

- Узбекское правительство только недавно, уже при нынешнем президенте Шавкате Мирзиёеве, повысило долю земли, на которой можно выращивать что-то помимо хлопка и зерна, официально до 20%, неофициально – до 30%, - рассказал Арсен Керимбеков. - И что мы увидели? Неимоверный рост поставок в Россию из Узбекистана овощей и фруктов! Да и к нам тоже. Узбекские предприниматели сейчас требуют повышения доли земли, не занятой двумя основными культурами, хотя бы до 50%. Правительство колеблется. И причина тут скорее политическая: главная боязнь элитных группировок Ташкента состоит в том, что если начнется бурное развитие сельского хозяйства, будет утерян контроль за денежными потоками. Они боятся, что это в итоге может начать угрожать стабильности нынешней власти.

Так что в этом плане очевидно, что в Казахстане аграрная политика государства более здравая и гибкая. В целом эксперт оценивает ситуацию так: если казахстанские аграрии постоянно просят у Минсельхоза помогать им, то узбекские просят не мешать.

- В Узбекистане до сих пор есть случаи, когда дехканщика осуждают за то, что он на 10 га посеял туруп – зеленую редьку вместо пшеницы, - рассказал собеседник. - Я внимательно слежу за узбекскими источниками и вижу информацию о таких уголовных процессах. То есть полиция подняла дроны и нашла такого «преступника». Оцените уровень действия властей! Человека осудили не за брошенные пустые земли, а за то, что он редьку посеял и хотел «незаконно обогатиться». Как после этого можно жаловаться на наш Минсельхоз?!

Из того же ряда ошибок в аграрной политике властей Узбекистана эксперт называет фиксированные цены на сельхозпродукцию, устанавливаемые государством фермеру даже для продажи его урожая на экспорт. Например, знаменитую узбекскую черешню, которая самолетами отправляется во многие страны мира – Южную Корею, Гонконг, Тайвань и т.д., периодически оценивают выше, чем готовы платить покупатели. В результате урожай не находит сбыта и гибнет, пока правительство после скандала не снижает планку.

Ну и, конечно, эксперт не мог обойти вниманием уровень коррупции в регионах, который также приводит к проблемам для фермеров. Например, владелец теплицы вполне может зимой остаться без газа (что ведет к гибели урожая), если вовремя не «отмечается» местному чиновнику.

- Так что, как ни возьми, в Казахстане условия для ведения агарного бизнеса гораздо лучше, чем в Узбекистане, - резюмировал Арсен Керимбеков. - Минсельхоз РК для этого многое делает. Другое дело, что у нас со стороны самого бизнеса инициатив гораздо меньше. Не хочу ругать наших предпринимателей, потому что по многим направлениям мы тоже развиваемся достаточно успешно. Но узбекские коллеги все же более инициативные и гибкие. Именно поэтому в новом Национальном проекте развития АПК на ближайшую пятилетку я бы хотел увидеть что-то о развитии сотрудничества с Узбекистаном в аграрной сфере. Мы во многом зависим друг от друга, и этот факт нельзя игнорировать, выстраивая долгосрочную стратегию развития сельхозотрасли. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
34019 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 сентября родились
Серик Тульбасов
владелец компании TS Development
Тимур Жаксылыков
первый вице-министр национальной экономики РК
Яхия Чудров
председатель совета директоров АО «Жайыктеплоэнерго»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить