Первый тест для короля Бориса

Войны заканчиваются, когда воюющие стороны перестают сражаться. Самый надёжный способ добиться этого (и иногда наименее деструктивный) – провести решающую битву, за которой следует безоговорочная капитуляция. Убедительная победа Бориса Джонсона на декабрьских всеобщих выборах в Великобритании стала именной такой битвой

ФОТО: Pixabay.com

Оппозиционные партии оказались полностью разгромлены, и теперь Джонсону досталась та неограниченную власть, которой наделяются британские премьер-министры, имеющие значительное большинство в парламенте. Неписаная конституция Британии лишена сдержек и противовесов, имеющихся в других национальных конституциях, и наделяет абсолютным суверенитетом парламентское большинство, которое часто называют «избираемой диктатурой».

Всё это выглядит пугающей перспективой, учитывая сложившуюся у Джонсона репутацию безответственного человека, однако, судя по истории, у избираемой диктатуры есть одно важное, оправдывающее её свойство. Концентрация власти означает концентрацию ответственности. Поскольку парламентская оппозиция потеряла теперь какое-либо значение, Джонсону придётся столкнуться с намного более сильным противником – экономической и социальной реальностью. Он будет вынужден примирить свои многочисленные противоречивые обещания и непоследовательные решения – и на него персонально будет возложена вина, если он не сумеет, сложив два плюс два, получить пять.

Теперь, когда решено, что Брексит произойдёт 31 января 2020 года, самой важной задачей, стоящей перед Джонсоном, станут переговоры о новых отношениях Британии с Евросоюзом. Их исход определит, что ждёт Джонсона на посту премьер-министра – успех или провал. Уже спустя три дня после выборов этому процессу был дан плохой старт: Джонсон пообещал принять закон, исключающий возможность продления переходного периода после Брексита, который заканчивается в декабре 2020 года. Это означает, что переговоры должны быть завершены за 12 месяцев, а это абсолютно нереальный срок.

Объявление Джонсона вызвало почти панику на финансовых рынках, а фунт начал быстро терять стоимость, которая сразу после выборов росла. Такая реакция понятна, ведь этот нереальный срок означает продление изнуряющей неопределённости, отравлявшей британскую экономику в уходящем году.

Но что если строгий 12-месячный срок, отведённый Джонсоном на переговоры, – это просто блеф? Карьера Джонсона до сих пор никак не страдала от нарушенных обещаний, а в парламенте у него большинство, то есть он может отменить установленные сроки так же легко, как и закрепить их в законе. Ключевой вопрос, следовательно, не в том, что Джонсон заявляет по поводу переговоров с ЕС, а в том, какая тактика на переговорах будет соответствовать его интересам. У Джонсона имеются сильные стимулы вести переговоры с Европой настолько бесконфликтно, насколько это вообще возможно, если, конечно, он хочет достичь своих экономических, политических, региональных и национальных целей.

Начнём с экономики. Программа правительства Джонсона полностью зависима от сильного роста инвестиций бизнеса и уверенности потребителей, что должно обеспечить дополнительные налоговые доходы, которые понадобятся для финансирования предвыборного обещания повысить государственные расходы. Для конвертации успехов предвыборной кампании в политический авторитет Джонсону надо доказать, что его «фантастическое соглашение о Брексите» действительно соответствует экономическим интересам Британии, – а для этого он обязан избегать какого-либо резкого разрыва экономических отношений между Британией и ЕС. Любой повтор паники минувшего лета, вызванной риском провала переговоров с ЕС, приведёт к продлению инвестиционного спада нынешнего года и может поставить Джонсона перед угрозой финансового кризиса ещё до того, как он добьётся каких-либо политических успехов. Одно из возможных логических объяснений установленного Джонсоном 12-месячного срока переговоров состоит в том, что он, возможно, выступает за поэтапный подход: сначала будут урегулированы вопросы, не вызывающие споров, например, беспошлинная торговля промышленными товарами, а более трудные переговоры о финансовых услугах, сельском хозяйстве и рыболовстве будут отложены на 2021-й и последующие годы.

Существует и политическая необходимость в уклонении от конфронтации на переговорах с ЕС. Джонсон победил на выборах, выступив с лозунгом «Доведём Брексит до конца». Для большинства избирателей это означало, что Джонсон и другие политики перестанут, наконец, говорить только о Европе и сосредоточатся на повседневных внутренних вопросах, таких как здравоохранение, преступность и транспорт. Ещё один год новостных заголовков и парламентских дебатов, в которых будет доминировать тема переговоров с ЕС, станет политической катастрофой для Джонсона. И это дополнительная причина, почему он, по всей видимости, хочет урегулировать нетрудные вопросы, например, о пошлинах, за 12 месяцев, одновременно пытаясь отложить политически трудные решения, связанные с сектором услуг, регулированием и иммиграцией.

Кроме того, есть ещё региональная политика. Своей убедительной победой Джонсон обязан в основном избирателям из промышленных районов страны, которые ранее голосовали за лейбористов. Расположенные здесь заводы крайне зависимы от торговли с Европой. Поставить под угрозу экономику этих регионов, сделав ставку на разрыв торговых отношений с ЕС, означает совершить политическое самоубийство. С другой стороны, промышленные регионы Британии будут приветствовать высокие стандарты социальной и трудовой защиты, которых требует ЕС в качестве условия для свободной торговли.

Наконец, есть вопрос, который, наверное, имеет важнейшее значение для итогового места Джонсона в истории: выживание Британии как унитарного государства. Декабрьский электоральный успех Консервативной партии Джонсона был вполне сравним со столь же впечатляющей победой Шотландской национальной партии в Шотландии и ослаблением позиций пробританских юнионистских партий в Северной Ирландии. Если в следующем году экономические показатели Британия останутся слабыми, или же в стране начнётся финансовый кризис любого рода (вину за этот кризис можно будет убедительно свалить на Брексит), тогда на следующих парламентских выборах в Шотландии, которые должны состояться в мае 2021 года, сепаратисты, скорее всего, получат внушительный мандат. В этом случае Джонсон не сможет воспрепятствовать проведению референдума о шотландской независимости, поскольку британское общественное мнение с достаточной симпатией относится к шотландскому сепаратизму – и совершенно точно не потерпит конфронтации в каталонском стиле.

Чтобы защититься от нарастающего шотландского сепаратизма, который, конечно, аукнется и в Северной Ирландии, Джонсону необходимо избегать любых потенциальных экономических провалов или финансовых кризисов, связанных с Брекситом. А наилучший способ сделать этого – вести переговоры о долгосрочных отношениях Британии с Европой так, чтобы они не попадали в заголовки новостей, то есть сделать их максимально скучными и бесконфликтными, а также откладывать наиболее трудные решения настолько долго, насколько это возможно.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12371 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
4 декабря родились
Бейбит Исабаев
руководитель представительства президента в парламенте
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить