Как хрущёвки стали минами замедленного действия

Что собой представляет нынешнее ЖКХ? Около 90% всего фонда – наследие советской панельной архитектуры

Фото: © Depositphotos.com/konstsem

Лишь небольшой процент того жилья был качественным, однако не всем повезло жить в цековских кирпичных домах, которые и теперь лучше большинства новостроек.

Никита Хрущев, начиная строить знаменитые панельные пятиэтажки, в народе прозванные хрущевками, хрущобами, обещал, что это только лет на 30–40, а потом настанет коммунизм и всех расселят. Куда и как будут расселять, правда, не уточнил.

Какова сегодня ситуация с хрущевками? В большинстве своем они морально и материально устарели. Ветшают, становятся технически неисправными. К сожалению, такое состояние иногда приводит к катастрофам: рушатся подъезды, балконы, целые части домов и т. д. Страшнее всего – гибнут люди. Еще через 30–40 лет этим домам будет век, и можно представить, во что превратится все это хозяйство.

По-хорошему неплохо бы начать уходить от советской практики строительства дешевых панельных многоэтажек. Переходить на массовое возведение одно- и двухэтажных частных домов. Земли в стране хватает, мы не Сингапур. Высокоэтажное строительство хорошо вписывается разве что в двух-трех крупных городах Казахстана, и то предпочтительно только в центре агломерации. Основная же масса людей комфортнее бы себя чувствовала на собственных участках, это и безопаснее. Если взять Северную Америку, Австралию, Европу, то практически все там живут в одно- и двухэтажных домах. Исключение – мегаполисы, деловые кварталы.

В случае с низкоэтажным частным жильем проблема содержания домов уходит сама собой

Всем известны проблемы во взаимоотношениях жильцов и КCK. Первые обвиняют последних в нецелевом использовании средств. Те в свою очередь жалуются, что жильцы не платят и невозможно собрать деньги на текущий ремонт, не говоря о капитальном. В случае с низкоэтажным частным жильем проблема содержания домов уходит сама собой, так как люди сами являются собственниками всего, что есть на их участке, сами платят, ремонтируют и содержат. И у государства голова не болит.

Осталась маленькая деталь: где взять землю? Земли много, но, как правило, на ней нет никакой инфраструктуры: дорог, электричества, водоснабжения, канализации и т. д. Вот именно здесь государство могло бы вмешаться – начать строить дороги, подводить коммуникации и выделять участки для строительства. Индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), возможно, дороже, чем возведение 10–16-этажных домов по госпрограмме. Зато многоэтажки потом «плывут», фактически являясь продолжением хрущевской программы. Очевидным плюсом ИЖС является то, что следующее поколение не получит очередной мины замедленного действия в виде ЖКХ, которое начнет разваливаться через 40–50 лет. А ведь сегодня некоторые новостройки начинают «сыпаться» уже на первом году жизни.

На самом деле строительство массового жилья в прошлом веке – это большая ошибка. Как и все массовое, оно убивает инициативу, ответственность, качество. Подзабыто, что это было временным решением, когда людей нужно было переселять из бараков. Идеология тогда не позволяла иметь частную собственность. В итоге же это оказалось миной замедленного действия. И она начинает срабатывать.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


Партнёр Scot Holland | CBRE в Центральной Азии и Казахстане

 

Статистика

16879
просмотров