Как Западу взаимодействовать с Китаем

Мировому порядку грозит длительный раскол: США и их союзники на одной стороне, Китай и его партнёры – на другой

ФОТО: © Depositphotos.com

Как отметила на апрельском мероприятии Атлантического совета министр финансов США Джанет Йеллен, такой исход крайне нежелателен, и США должны работать вместе с Китаем, чтобы не допустить этого. Однако тут же Йеллен предложила такие действия, которые могут помешать этим усилиям.

По мнению Йеллен, США должны углублять связи с теми странами, которые «реально придерживаются комплекса норм и ценностей, определяющих, как надо действовать в мировой экономике, и как надо управлять глобальной экономической системой». На её взгляд, выбор партнёров, «приверженных базовым ценностям и принципам», – это ключ к эффективному сотрудничеству по важным вопросам.

Но что в этом случае будет со странами, имеющими иные ценности и принципы? Как сможет выжить глобальная институциональная архитектура, если государства мира будут ограничивать своё открытое взаимодействие лишь странами, имеющими схожее мировоззрение? Если Запад исключит из своих многосторонних механизмов державы, подобные Китаю, то что останется делать Китаю, кроме как возглавить альтернативные механизмы?

Более правильный подход к Китаю должен базироваться на трёх ключевых соображениях. Во-первых, система многосторонних отношений (мультилатерализм) невозможна без Китая. Эта страна обладает не только второй по размерам экономикой в мире, но и одной из крупнейших в мире финансовых систем, чьи активы достигают почти 470% китайского ВВП. Столь же огромны и валовые национальные сбережения, равные примерно 45% ВВП страны.

Кроме того, Китай является крупнейшим в мире двусторонним кредитором и вносит значительный вклад в многосторонние финансовые организации, причём не только в созданные и возглавляемые Западом. Более того, и это второе соображение, Китай приобрёл важную роль в международной финансовой архитектуре – и как член, и как создатель её институтов.

В последние годы Китай стал инициатором создания двух новых региональных многосторонних банков развития. И Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), и Новый банк развития (НБР) призваны дополнить международную финансовую архитектуру, и это доказывает, что Китай способен возглавлять подобные институты, способен быть крупным источником финансирования развития и действовать как «ответственный стейкхолдер» в системе, созданной Америкой и её союзниками.

Однако в определённом смысле эта система подводит Китай. В Международном валютном фонде (МВФ) голосующая доля Китая равна 6,1%, что чуть меньше японских 6,2% и значительно меньше американских 16,5%. Доли этих стран во Всемирном банке равны 5,4%, 7,28% и 15,5% соответственно. Хотя такое распределение долей явно не соответствует экономическому весу Китая, темпы необходимых реформ оказались очень медленными, что не в последнюю очередь объясняется американской обструкцией. Этот момент Йеллен проигнорировала, когда говорила о необходимости модернизации МВФ и Всемирного банка.

Всё это даёт руководству Китая веские основания задуматься о других вариантах действий, включая разрыв связей институтов, находящихся под его руководством, с существующей многосторонней системой и создание новых институтов. Результатом может стать фрагментация глобальной системы поддержания финансовой стабильности, которая станет менее оперативной, менее предсказуемой и менее инклюзивной, что неизбежно создаст системные риски для некоторых стран.

Третье соображение, которое должно определять подходы Запада к Китаю, является наиболее мучительным: экономическая и политическая системы Китая (а значит, цели и стимулы Китая) резко отличаются от систем стран «Большой семёрки». Это главный источник напряжённости между Западом и Китаем, и это ключевая причина, почему официальные лица, подобные Йеллен, выступают за более простые варианты взаимодействия, которое возможно со странами-«единомышленниками».

Да, трудно искать путь вперёд в условиях конфликта взглядов, идеологий и интересов. Это стало совершенно очевидно во время начатой Россией войны против Украины, которую Китай отказался осудить вместе со странами «Большой семёрки». Но хотя китайская сдержанность крайне разочаровывает, конфронтация с руководством этой страны ничем не поможет. Как не поможет и исключение Китая из многосторонних механизмов.

Вместо этого страны «Большой семёрки» должны сосредоточиться на определении сфер общих интересов, где риски возникновения непонимания и разногласий низки, и они должны хвататься за любые появляющиеся возможности для сотрудничества. Очевидный пример здесь – изменение климата, и в частности, климатическое финансирование, но этот пример далеко не единственный. Западные СМИ часто изображают руководство Китая непримиримым или даже лживым, однако Китай продолжает конструктивно взаимодействовать с Западом по самым разным экономическим и финансовым вопросам.

Один из примеров – управление долгом. В конце апреля Китай вступил в комитет кредиторов Замбии, поддержав «Общие рамки» процесса долговой реструктуризации, которые были одобрены «Большой двадцаткой». Это хороший знак не только для Замбии, чьё долговое бремя сейчас составляет почти $32 млрд, или около 120% ВВП, но и для других перегруженных долгами стран Африки.

Даже в том, что касается российской войны против Украины, наблюдается определённая конвергенция западной и китайской позиций, хотя по совершенно разным причинам. В начале марте АБИИ, сославшись на финансовые риски, заморозил весь бизнес с Россией и Беларусью, а НБР объявил о «приостановке новых транзакций в России».

Эти примеры показывают, что апеллирование к общим ценностям – это далеко не единственный способ убедить те или иные страны работать над достижением общих целей; практические соображения тоже очень сильны. В отношениях с Китаем Запад должен пытаться выстраивать международный диалог и политическое сотрудничество на фундаменте конкретных общих интересов.

Вопреки превалирующим сейчас на Западе представлениям сотрудничество с Китаем являлось нормой на протяжении многих десятилетий. Однако если лидеры «Большой семёрки» решат сделать основой международного сотрудничества «базовые ценности», ситуация вполне может измениться. В мировой экономике, где Китай и «Большая семёрка» идут разными, непересекающимися путями, обе стороны окажутся в худшем положении.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11051 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить