Жарас Ахметов: На топливный рынок можно повлиять только рыночными инструментами

Цены на бензин и дизель в Казахстане продолжают расти

Жарас Ахметов
ФОТО: © Андрей Лунин
Жарас Ахметов

Что это — жадность рынка или необходимость? О ситуации на топливном рынке Казахстана и методах, которыми можно на нее повлиять, рассуждает экономист, директор ТОО «OilGasProject» Жарас Ахметов.

Почему в Казахстане растут цены на топливо?

— Цена на бензин и на дизельное топливо в розничной сети определяется исключительно спросом и предложением. Здесь работает рыночное ценообразование. Другой вопрос, что мы не можем покрыть растущий спрос необходимым количеством товаропредложения. В ходе модернизации НПЗ произошел прирост предложения с расширением мощностей и увеличением выхода доли светлых нефтепродуктов. Но так как спрос растет, то эти возможности близки к исчерпанию. По статистике, каждый год становится больше легковых и грузовых автомобилей, грузоперевозок — как в километрах или в тоннах, так и в тонна-километрах.

Более значимая причина — разница в ценах между Россией и Казахстаном. Так как у нас топливо дешевле из-за более низких акцизов, нелегальный экспорт по серым схемам в Россию становится выгодным. Это тоже ложится дополнительной нагрузкой на наш рынок.

Как на это можно повлиять? Может, просто построить еще один завод, о чем многие говорят?

— Новый НПЗ построить несложно, это вопрос времени и денег. Но он будет стоять без сырья. Когда мы пытаемся понять причину нехватки мощностей по переработке нефти и производству топлива, то сталкиваемся с государственным регулированием. Локальные рыночные отношения оказываются вписаны в глобальный нерыночный контекст. У нас действуют квоты, обязательства нефтедобывающих компаний по поставкам нефти на внутренний рынок по сниженным ценам. При этом самые крупные компании вроде ТШО, CNPC от этих обязательств освобождены. Они ложатся на мелких, средних недропользователей и «КазМунайГаз». В итоге они недополучают деньги, которые могли бы пойти на освоение месторождений: даже на небольшое месторождение нужны десятки миллионов долларов. Это и создает определенный дисбаланс. Поставлять нефть на внутренний рынок невыгодно. Либо надо полностью «КазМунайГаз» перевести с экспорта на внутренний рынок, но тогда у компании будут серьезные финансовые проблемы.

Как тогда справиться со сложившейся ситуацией на рынке нефтепродуктов?

— Только рыночными инструментами. Надо отменить квотированные поставки нефти на внутренний рынок по низким ценам. Тогда рынок нефти будет балансироваться спросом и предложением. Цены на нефтепродукты подрастут, но у государства есть рычаги, чтобы удержать их в разумных пределах. Это приведет к тому, что нефтепродуктов на внутреннем рынке будет достаточно, появится рентабельность, которая может трансформироваться в рост инвестиций, что позволит расширить мощности по крекингу или другим видам доработки нефти. Это даст импульс к развитию всей отрасли в целом: первоначальный рост цен будет подавлен дополнительным избыточным предложением, и все равно цены нормализуются. Плюс мы откроем себе экспорт нефтепродуктов.

А чего ждать от создания единого топливно-энергетического рынка ЕАЭС с едиными ценами, которое обещают к 2025 году?

— Если мы сейчас посмотрим на чистые цены, очищенные от налогов, транспорта и акцизов, то это еще вопрос, где цены ниже, у нас или в России. Но в России выше налоги и акцизы, и за счет этого в розничной сети топливо стоит дороже, чем в Казахстане. В едином топливно-энергетическом рынке в рамках ЕАЭС при гармонизации увеличится налоговая нагрузка на розничные сети, и это, конечно, приведет к росту цен.

При этом даже локальные рынки очень разные — в Атырау топливо должно стоить ниже, чем в Алматы, потому что здесь нет нефтеперерабатывающих мощностей, доля грузоперевозок в цене выше. Можно гармонизировать налоговую систему, но это все равно не приведет к единым ценам.

Как нынешний рост цен на топливо в ближнесрочной перспективе повлияет на рост других цен в Казахстане?

— Если я не ошибаюсь, топливо в структуре себестоимости занимает в среднем 5-7% в производственных затратах для средних и крупных предприятий. Скажем, при доле топлива в 5% рост цен на него на 10% увеличит себестоимость на полпроцента. Конечно, это скажется на стоимости конечного продукта, на инфляции, но это не очень сильный рост.

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3935 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить