Досым Сатпаев: Преемник против экс-президента. Чем интересен кыргызский опыт?

Конфликт между действующим президентом Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым и экс-президентом Алмазбеком Атамбаевым, который на этой неделе перешёл в острую фазу, связанную с перестрелками и задержанием Атамбаева, позволяет сделать несколько важных выводов

Алмазбек Атамбаев и Сооронбай Жээнбеков
ФОТО: yenicag.ru
Алмазбек Атамбаев и Сооронбай Жээнбеков

Во-первых, несмотря на то что, в отличие от других стран Центральной Азии, Кыргызстан с 2005 года прошёл через две революции, смену нескольких президентов, попытку создать парламентскую республику и организацию первых в регионе более или менее честных и конкурентных президентских выборов, где победу одержал Сооронбай Жээнбеков, действующий президент Кыргызстана поступил так же, как главы государств других стран региона. Жээнбеков попытался нейтрализовать и убрать с политической и внутриэлитной сцены людей, которые когда-то помогли ему прийти к власти.

Так в свое время поступил глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов после смерти Сапармурата Ниязова. Сейчас это демонстрирует президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, убравший из элиты когда-то всесильных Рустама Азимова, Рустама Иноятова и других представителей «старой гвардии» ныне покойного Ислама Каримова, чтобы начать формировать собственное окружение.

Мотивы такой стандартной модели поведения со стороны большинства президентов стран Центральной Азии вполне ясны. С одной стороны, отпадает потребность быть кому-то обязанным в своем восхождении на властный Олимп. Также есть возможность ликвидировать источники конфиденциальной и компрометирующей информации со стороны тех, кто когда-то находился слишком близко к действующему президенту и может знать слишком много о том, как тот делал свою «политическую колбасу». С другой стороны, те, кто уже узнал вкус власти, всегда будут представлять опасность для нового президента как потенциальные политические противники.

Во-вторых, понятие «преемственность» и «преемник» в большинстве стран Центральной Азии являются довольно относительными, так как в условиях борьбы за власть часто главенствует принцип, что в одном казане нельзя сварить две бараньи головы. Поэтому любой «преемник», рано или поздно, пытается освободиться от пут, которые его связывали с предыдущим главой государства. В Узбекистане и Туркменистане это делалось через формирование новой элиты и нового передела собственности после смерти первых президентов. В Кыргызстане Сооронбай Жээнбеков пошёл по такому же пути, пытаясь избавиться от роли марионетки в руках Алмазбека Атамбаева, заявив о себе как о самостоятельном политическом игроке, который собирается формировать собственное окружение и подстраивать политическое поле страны под собственные политические интересы. Хотя в условиях Кыргызстана это будет тяжело сделать, так как политический вакуум, который возникнет после его ареста, тут же попытаются занять другие оппозиционные деятели - если не в одиночку, то создав некий аналог «коллективного Атамбаева» за счёт новых коалиций в преддверии парламентских выборов.

Но здесь возникает ловушка другого характера. Ведь рано или поздно Жээнбеков также начнёт готовить своего политического преемника. Но так как на политическом небе практически всех стран Центральной Азии не может быть два солнца, то возникает риск того, что между новым преемником и новым экс-президентом возникнет конфликт. В Кыргызстане, в отличие от Казахстана, где такой сценарий при жизни первого президента маловероятен, деятельность оппозиции и вообще политическое поле более активны. Поэтому, сделав ставку на сильного преемника, нынешний президент КР увеличит риск возникновения конфликта в будущем. А при попытке Жээнбекова поддержать слабого, но управляемого преемника возникнет угроза, что тот долго не продержится на президентском посту в стране, где довольно сильны революционные традиции.

В-третьих, на постсоветском пространстве статус экс-президента за редким исключением превращает человека в политическую мишень. Если копнуть глубже, то можно увидеть отголоски советской политической традиции, где проигравший во внутриэлитной борьбе тут же превращался в аутсайдера и в мальчика для битья. Так было в Украине, Армении, Кыргызстане. Даже в Грузии бывший президент Михаил Саакашвили стал невъездным в страну, где на него завели уголовные дела, причём больше по политическим мотивам, чем в попытке добиться правосудия. Что касается Центральной Азии, то здесь также присутствует ещё одна ловушка для «бывших». Постоянно подправляя правовое поле и конституцию под политическую конъюнктуру с целью укрепления своих позиций любыми способами, правящие элиты стран Центральной Азии сами загоняют себя в ловушку правового беспредела, когда в глазах власти и общества конституция и законы – не более чем красивые бумажки, которые всегда можно переписать и заменить. В результате, теряя власть, уже бывшие президенты могут стать жертвами системы, которую они сами создавали, когда игнорируются права человека, отсутствуют независимые суды и сохраняется репрессивный силовой аппарат.

В конечном счёте, будучи президентом Кыргызстана, сам Алмазбек Атамбаев также посадил в тюрьму немало своих политических оппонентов, в том числе расчищая политическое поле для своего преемника. Теперь действующий президент, пытаясь нейтрализовать Атамбаева, также хочет расчистить политическое поле в преддверии предстоящих парламентских выборов. Но, лишая Алмазбека Атамбаева неприкосновенности как экс-президента под воздействием политической конъюнктуры, Жээнбеков открывает ящик Пандоры и для себя, так как рано или поздно он тоже будет «бывшим», а, следовательно, и потенциальной мишенью. Тем более что, в отличие от Аскара Акаева или Курманбека Бакиева, которых революции скинули с президентского трона и заставили бежать, Алмазбек Атамбаев был первым президентом в Центральной Азии, который добровольно оставил свой пост, пусть и вмешивался, но не мешал проведению конкурентных президентских выборов, а затем остался в стране, тем самым создав уникальный прецедент.

В-четвёртых, как показал конфликт между действующим и экс-президентом Кыргызстана, внешние игроки по отношению к Центральной Азии либо займут выжидательную позицию, не вмешиваясь напрямую во внутренние дела страны, либо поддержат действующего главу государства, если он их устраивает. В случае с Кыргызстаном это было наглядно продемонстрировано со стороны России, которую с определённым временным интервалом посетил как Сооронбай Жээнбеков, так и Алмазбек Атамбаев.

В первой половине июля, по пути из Швейцарии, президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков нанёс неожиданный рабочий визит в Москву, где провёл переговоры с Владимиром Путиным. Чуть позже, также в июле, и Алмазбек Атамбаев совершил поездку в Россию, где тоже встретился с президентом РФ. И каждый из них пытался найти поддержку Кремля в своем конфликте. С другой стороны, эти встречи также указывают на то, что среди других политических элит стран Центральной Азии кыргызская элита является наиболее пророссийски ориентированной, раз постоянно смотрит в сторону Кремля.

И тот факт, что штурм дома Атамбаева в селе Кой-Таш по приказу Жээнбекова начался почти сразу после возвращения кыргызского экс-президента из России, указывает на то, что Жээнбекову необходимо было сначала увидеть демонстративное нежелание России поддержать Атамбаева. Это развязало ему руки и позволило реализовать сценарий по нейтрализации своего бывшего патрона.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18586 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить