Добьется ли Китай намеченных темпов роста?

В начале марта премьер-министр Ли Кэцян объявил, что в этом году Китай нацелен на рост ВВП «примерно 5,5%»

ФОТО: © Depositphotos.com/eabff

Даже без войны России против Украины и сопутствующего роста мировых цен на энергоносители и продовольствие это было бы амбициозно. Например, еще в январе Международный валютный фонд прогнозировал, что в 2022 году китайская экономика вырастет всего на 4,8%. А в 2019 году, в последний полный год перед пандемией COVID-19, ВВП Китая увеличился чуть меньше чем на 6%.

По моим подсчетам, сокращение численности трудоспособного населения Китая снижает потенциальные темпы роста экономики примерно на 0,2 процентных пункта в год. Таким образом, если бы все остальные факторы были такими же, как в 2019 году, ВВП Китая потенциально мог бы вырасти в 2022 году примерно на 5,4%.

Но в данный момент и война на Украине, и ожидаемая серия повышений процентных ставок Федеральной резервной системой США в этом году сделали внешнюю среду гораздо менее благоприятной для роста. По оценкам ОЭСР, недавний скачок цен на энергоносители и продовольствие, вызванный конфликтом, приведет к снижению темпов роста мирового ВВП более чем на один процентный пункт. Учитывая, что Китай является крупным импортером нефти, газа, пшеницы и других сырьевых товаров, его рост может замедлиться на аналогичную величину.

Повышение ставок ФРС, первое из которых произошло 16 марта, вероятно, еще больше замедлит рост развивающихся рынков. Это произойдет в результате сочетания снижения экспортного спроса в странах с высоким уровнем дохода, оттока капитала из развивающихся стран и возможных кризисов задолженности в иностранной валюте.

В какой-то степени Китай может смягчить эти риски. Например, не участвуя во введенных Западом санкциях против России, Китай сможет покупать газ, нефть и другие товары у РФ по довоенным ценам.

Есть три причины, по которым Китай также может противостоять более высоким процентным ставкам в США эффективнее других развивающихся стран. Поскольку контроль за движением капитала в Китае частично изолирует его денежно-кредитную политику, внутренняя процентная ставка не обязательно должна механически следовать за процентной ставкой Соединенных Штатов. Поскольку долг Китая в иностранной валюте невелик по сравнению с его ВВП, так и с его валютными резервами, вероятность долгового кризиса в иностранной валюте невелика. А поскольку большая часть иностранного капитала в Китае состоит из прямых иностранных инвестиций (вспомните, например, General Motors или DuPont), изменение направления потоков капитала вызывает меньше беспокойства, чем у стран с приоритетом международного банковского кредитования или финансирования облигаций.

Но Китаю будет трудно полностью компенсировать эти два негативных внешних фактора. В конце концов, более низкие темпы роста и более высокая неопределенность в других частях мира приведут к снижению спроса на китайский экспорт, что окажет чистое отрицательное воздействие на экономический рост.

Сдерживающее влияние на экономический рост Китая в 2022 году усиливается также несколькими внутренними факторами. За последние полтора года ряд нормативных актов, касающихся антимонопольного законодательства, защиты конфиденциальности, онлайн-образования и выбросов парниковых газов, привели к снижению производства в некоторых секторах и ухудшили общее настроение инвесторов. Ограничения на использование заемных средств привели к небольшому спаду в секторе недвижимости, который перекинулся на смежные отрасли, такие как сталелитейная, цементная, мебельная и сфера бытовой электроники.

Многие из новых правил могут быть оправданы экономическими соображениями и имеют аналоги в странах с развитой экономикой. Но то, как они были разработаны и реализованы, способствовало возникновению ощущения непредсказуемости не только в непосредственно затронутых секторах, но и в экономике в целом. Повышенная неопределенность препятствовала как инновациям и инвестициям со стороны фирм, так и потреблению домашних хозяйств, что привело к снижению темпов роста в последнем квартале 2021 года и в первые три месяца 2022 года.

Стратегия общественного здравоохранения Китая «нулевой показатель COVID» также усилила неопределенность, потребовав периодических и часто непредсказуемых частичных карантинов, нарушающих производство и ухудшающих доход. С точки зрения количества спасенных жизней эта стратегия, вероятно, могла быть оправдана в 2020-21 годах. Но расчет социальных затрат и выгод для того же подхода выглядит гораздо менее благоприятным в 2022 году, учитывая значительное снижение уровня серьезных заражений COVID-19 и смертности среди полностью вакцинированных людей, а также повышение эффективности и доступности пероральных таблеток и других методов лечения.

Кроме того, когда пандемия привела к нарушению производства в других странах в 2020-21, китайские фирмы увеличили объем производства, чтобы покрыть нехватку поставок. Но по мере того как новые штаммы коронавируса становятся менее смертоносными и более заразными, а также учитывая переход большинства других стран в этом году к «сосуществованию с вирусом», стратегия Китая по борьбе с COVID может привести к гораздо большей потере внутреннего производства и доходов.

Похоже, что китайские власти сейчас корректируют свой подход к регулированию и вновь заявляют о своей поддержке фирм частного сектора. Но хотя недавние заявления на этот счет вице-премьера Лю Хэ вызвали первоначальный рост цен на китайские акции, только конкретная политика, вероятно, восстановит доверие предпринимателей и подстегнет рост инвестиций и инноваций в частном секторе.

Чтобы скорректировать свою стратегию борьбы с COVID-19, директивным органам необходимо решить проблему «последней мили», связанную со введением полного набора вакцин небольшой части оставшегося непривитым населения и наращиванием производства противовирусных лекарств от COVID-19.

Если все пойдет хорошо, рост Китая в этом году приблизится к 5,5%, хотя, скорее всего, не достигнет этой цифры. Чтобы добиться своей цели и поддерживать умеренно высокие темпы роста в последующие годы, стране необходима революция в производительности, которая увеличит потенциальный рост.

Но этого не достичь ни с помощью денежно-кредитных или бюджетных стимулов, ни даже посредством промышленной политики, которая субсидирует инвестиции в исследования и разработки. Вместо этого Китай должен вернуться к ключевому компоненту своего экономического успеха за последние четыре десятилетия, а именно – отвести рынку более решающую роль в распределении капитала и других ресурсов и активизировать предпринимательский динамизм, в том числе в онлайн-секторах.

Показатель роста ВВП 5,5% в 2022 году – крайне сложная задача. Но если политики вернутся к рыночным реформам и регулированию, то достижение цели будет реальным.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12214 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить