Чем грозит России выплата репараций

ООН приняла резолюцию, в которой признала Россию ответственной за действия в отношении Украины и выплату репараций за нанесенный ущерб

Бородянка, Киевская область, 2022 год
Бородянка, Киевская область, 2022 год
ФОТО: © Depositphotos/DmytryiOzhhikhiin

Этот документ не обязателен к исполнению, это всего лишь желание ООН. О том, чем такое решение, если оно будет принято к исполнению, может грозить России и мировому сообществу, в своей колонке для Forbes Russia рассуждает автор Telegram-канала bitkogan, президент компании «Московские партнеры», профессор Высшей школы экономики (Россия) Евгений Коган.

В понедельник, 14 ноября, Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, в которой Россия признается ответственной за выплату репараций Украине. Резолюцию поддержали 94 страны (в ООН состоят 193 государства, 181 страна участвовала в голосовании). Против проголосовали 14 стран, в том числе Беларусь, Иран, Китай и КНДР. Воздержались 73 страны (в том числе Казахстан - FK).

Есть два способа выплаты репараций. Первый — оплата в денежном эквиваленте, естественно, в иностранной валюте. Второй — оплата товарами и услугами, которые производятся в стране. Например, после Первой мировой войны репарации выплачивались в основном в деньгах. А после Второй мировой — часть выплачивалась капиталом. Это был не только экспортный излишек, который производила Германия, но и оборудование, и рабочая сила.

Нынешняя резолюция выплачивать репарации не обязательна к исполнению, это нужно понимать. Пока Россия не обязана ничего выплачивать, и законодательной базы под это нет. Тем не менее допустим, что ООН каким-то образом добьется того, чтобы репарации стали обязательны. В таком случае источником их выплаты будут замороженные валютные резервы России, которые составляют $300 млрд. Немалая сумма.

Пока единственный случай подобной конфискации государственных активов посредством санкций в соответствии с законом о международных чрезвычайных экономических полномочиях 1977 года (IEEPA) произошел в 2003-м, во время вторжения США в Ирак. Тогда в 17 банках США были заморожены $1,7 млрд, принадлежащие иракскому правительству. Из этой суммы около  $300 млн использовались для покрытия судебных издержек в делах против властей Ирака. Предполагалось, что оставшиеся средства будут выплачены пострадавшим.

Если предположить, что такое повторится и с российскими $300 млрд, всю ли эту сумму изымут?

Украина уже оценивает ущерб в сумму, превышающую $300 млрд. Но тут важно, какая доля ущерба нанесена в ходе военных действий, а какая является военными расходами страны. Второе по логике не должно быть включено в репарации. Пока наиболее вероятный объем репараций — это как раз сумма в $300 млрд. Но, во-первых, сейчас сложно предсказать, как комиссия оценит реальные потери. А во-вторых, конфликт еще не окончен и потери эти могут вырасти.

Если комиссия определит необходимость выплат свыше замороженных $300 млрд, тогда она может быть покрыта только из российского капитала, находящегося на территориях других государств. Но для этого опять же необходима законодательная база.

Допустим, что замороженные средства все-таки используют. Такой сценарий можно считать вероятным. Возникает справедливый вопрос: как это повлияет на экономику России?

В целом резкого негативного влияния изъятия резервов мы не увидим по двум причинам. Во-первых, использование и так замороженных резервов не влияет на процесс производства товаров и услуг в России. Во-вторых, конкретно изъятие валютных резервов не влияет даже на финансовую устойчивость страны. Уже сейчас взамен замороженных валютных резервов Центробанк выдает Минфину рубли. То есть замороженная валюта как бы понарошку переводится в рубли и расходуется уже сейчас. Можно сказать, что рубли печатают взамен замороженных долларов. Да, такая политика приводит к инфляции, и в будущем повышенный рост цен может стать устойчивым. Но важно разделять — к инфляции приводят растущие госрасходы, а не сам факт заморозки активов.

В общем, влияние возможного изъятия замороженных резервов на экономику России очень ограниченно. Особенно относительно тех шоковых факторов, что воздействуют на экономику на данный момент.

Несмотря на это, репарации все же несут риски для российской экономики. Огромную роль будет играть геополитика. Важный вопрос: если замороженные активы изымут, чем ответит Россия? И главное — какие у этого будут последствия?

Четкие прогнозы, как на Россию повлияет возможная выплата репараций, делать сейчас очень непросто. Да и не вполне уместно. Слишком многое меняется каждый день: неясен исход конфликта, а кроме того, отношение мирового сообщества к происходящему может измениться в обе стороны.

В базовом сценарии я не вижу сиюминутных последствий для экономики, даже если резервы изымут. А вот долгосрочные последствия для мирового сообщества у такого события будут. Конфискация активов может сказаться на стабильности международной финансовой системы.

Что стоит дороже — изъятые в перспективе российские резервы или вера в систему? Вопрос интересный. Или нужно перестраивать всю систему? И эта перестроенная система, вполне возможно, будет такова, что статус резервных валют, как и статус надежности активов, в них может быть поставлен под сомнение.

Из-за угрозы возможной экспроприации страны могут пересмотреть размещение своих резервов на территории других государств. То есть сперва громко поддержать идею конфискации, а потом тихо и кулуарно принять решение — прекратить использование тех или иных юрисдикций для хранения резервов. Так что… или нужно отказаться от глобального риск-менеджмента, или задуматься об идеях конфискации активов именно под таким, сугубо прагматичным углом. 

Таким образом, без сомнений, подобные идеи могут принести больше проблем, чем пользы.  Впрочем, в современном мире, похоже, принято сначала делать, а потом уже анализировать возможные последствия.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12168 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить