Как учиться у Китая росту экономики

Ровно 40 лет назад, в декабре 1978 года, Китай начал проводить политику реформ и открытости, и всё это время страна была очень хорошим учеником. Но теперь, после четырёх десятилетий быстрого развития, Китай всё активней представляет себя в качестве как учителя. Он выделяет всё больше капиталов для инвестиций за рубеж, и поэтому у него возникает серьёзная заинтересованность в том, как управляются страны, в которые он инвестирует. Но готов ли мир учиться у Китая?

Фото: pixabay.com

В последние годы Китай пользовался своей напористой политикой «выхода в мир» (наиболее амбициозно она проявляется в его масштабной инициативе «Пояс и путь») для продвижения собственных экономических интересов и демонстрации мягкой силы. Руководство Китая хочет восстановить позиции своей страны в мире, которые, как оно считает, принадлежат ей по праву.

Экономический вес Китая достиг пика в 1600 году, когда на его долю приходилось более трети мировой экономики. Вплоть до 1820 года доля страны в мировом ВВП медленно снижалась, но затем начала резко падать из-за колоссального влияния Промышленной революции на темпы экономического роста в странах Запада. К началу 1960-х годов доля Китая в мировом ВВП упала ниже 5%.

Затем Дэн Сяопин инициировал политику реформ и открытости, дав старт уникальному чуду роста экономики Китая. Начиная с 1978 года, Китай вытащил сотни миллионов людей из нищеты, а его доля в мировой экономике, равная сейчас одной пятой, продолжает расти. Если Китай хочет повысить своё международное влияние, представляя свой опыт другим странам в качестве образца для подражания, ему следует назвать механизмы, лежащие в основе его успехов, и объяснить, почему их можно перенести в другие государства.

По сути, именно в этом заключается задача нового центра, созданного Университетом Цинхуа в Пекине. «Академический центр изучения китайской экономической практики и мышления», с его намекающей аббревиатурой ACCEPT («принять»), призван исследовать и распространять опыт развития Китая. В начале декабря он начал этот процесс, опубликовав свой первый доклад под названием «Экономические уроки 40 лет политики реформ и открытости в Китае».

Этот доклад содержит пять примечательных наблюдений. Прежде всего, темпы роста экономики на протяжении последних четырёх десятилетий подстёгивались, главным образом, выходом на рынок новых компаний, а не реструктуризацией старых. Кроме того, распределение рентных доходов от перевода сельхозземель в земли промышленного и жилого назначения сыграло ключевую роль в стимулировании инвестиций. Развитие сектора финансовых услуг помогло стимулировать предпринимательскую активность и потребление. Политика открытости способствовала обучению. Наконец, проактивная макроэкономическая политика дала стране возможность избегать финансовых кризисов и смягчать колебания в темпах роста.

Ключевой вопрос, который поднимается в этом докладе (более того, он возникает практически в любом анализе опыта развития Китая после 1978 года), связан со сравнительной ролью государства и рынка. Что было важнее для успеха Китая – появление новых частных компаний или рука помощи государства?

Едва ли это вопрос является новым. Но, как отметил на мероприятии по поводу выхода этого доклада экономист из Гарварда Дэни Родрик, ответ, который на него даётся, обычно больше говорит о тех, кто его даёт, чем о китайской экономике. Китай, по мнению Родрика, похож на тест Роршаха для экономистов.

Впрочем, доклад центра ACCEPT содержит полезные наблюдения на эту тему, подчёркивая особенности взаимодействия государственного управления и экономической либерализации. Новые частные предприятия были ключевыми моторами роста экономики, но государство создавало мощные стимулы для их выхода на рынок. Предприниматели много инвестировали в связи с органами власти, а государство использовало рыночные сигналы для рекомендаций по распределению ресурсов и для оценки экспериментальных инициатив.

Помимо стимулирования выхода на рынок новых компаний, китайское государство мобилизовало значительные внутренние ресурсы на инвестиции. Ещё больше впечатляет то, что государство добивалось проведения непрерывных экспериментов и обучения на всех уровнях власти. Это будет по-прежнему очень важно при решении Китаем таких проблем, как неравенство.

Но объяснение основных факторов, определяющих развитие Китая, – это лишь первый шаг. Если Китай хочет активно экспортировать свою модель развития, ему придётся преодолеть несколько дополнительных барьеров, начиная с роста международного недоверия к этой стране.

Основная жалоба развитых стран состоит в том, что Китай бесплатно пользуется чужими инновациями, в том числе требуя от иностранных компаний передавать свои технологии китайскими фирмами в качестве условия доступа к рынку. Для страны, которая находится на такой стадии экономического развития, как Китай, совершенно нормально усваивать и копировать иностранные технологии, однако размеры и рыночная сила страны резко повышают её возможности стимулировать трансфер технологий. Китай с удовольствием пользуется этим рычагом, причём обычно такими способами, которые конкуренты считают несправедливыми.

Между тем, развивающиеся страны всё чаще задаются вопросом, а действительно ли им приносят пользу китайские инвестиции. Китай пока что, как правило, избегает выдвижения предварительных условий с откровенно политическими требованиями, осуществляя инвестиции. Но многие из этих инвестиций приносят низкую экономическую отдачу, поэтому Китай не может больше игнорировать то, как именно используются его ресурсы или каков общий уровень задолженности получателей его кредитов.

Китай сталкивается с трудной дилеммой, убеждая другие страны выучить уроки своего развития. Дело в том, что отчасти Китай обязан своими успехами в развитии тому факту, что страна сохраняла полный контроль над этим процессом и была его инициатором. Напротив, страны Центральной и Восточной Европе проводили такую политику развития, которая была им навязана Евросоюзом. Эта динамика в значительной мере способствовала подъёму политических сил, выступающих против истеблишмента.

В период увеличения недовольства ростом международного влияния Китая возможности этой страны по продвижению собственной модели развития серьёзно слабеют. Ситуация осложняется тем, что Запад остаётся непреклонным противником успеха недемократических подходов в глобальных масштабах. Мы движемся к опасному столкновению, но не цивилизаций, а систем. Нам необходимо адаптироваться друг к другу.

Развивающимся странам нет смысла сразу отвергать уроки китайского экономического чуда, а углубление враждебности между Китаем и Западом не будет отвечать ничьим интересам. Государствам мира надо быть открытыми и готовыми учиться у Китая, но тот, в свою очередь, должен признать ограниченность собственной политической модели, даже на фоне полных недостатков демократий Запада.

Эрик Берглоф – директор Института международных отношений при Лондонской школе экономики и политических наук

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6373 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 октября родились
Дархан Калетаев
первый заместитель руководителя Администрации Президента
Узакбай Карабалин
заместитель председателя ассоциации KAZENERGY, член совета директоров НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить