Евро исполняется 20 лет: успех или провал?

Двадцать лет назад в этом месяце родился евро. Для простых граждан мало что изменилось, пока в 2002 году не были введены наличные. Но в январе 1999 года официально начался «третий этап» Экономического и валютного союза, на котором были «безвозвратно» зафиксированы обменные курсы между первыми 11 странами-членами еврозоны, а их полномочия в области денежно-кредитной политики переданы вновь созданному Европейскому центральному банку. События, произошедшие с тех пор, преподали нам важные уроки на будущее

Фото: pixabay.com

В 1999 общее мнение склонялось к тому, что наибольшие потери от введения евро понесет Германия. Помимо угрозы ослабления контроля над инфляцией со стороны ЕЦБ, в отличие от Бундесбанка, имел место еще и завышенный курс немецкой марки, при том что в Германии наблюдался дефицит текущего счета. Считалось, что закрепление обменного курса на действовавшем на тот момент уровне создаст серьезную проблему для конкурентоспособности немецкой промышленности.

Тем не менее, 20 лет спустя инфляция в Германии даже ниже, чем была под управлением Бундесбанка, и в стране сохраняется постоянный большой профицит текущего счета, который рассматривается как свидетельство того, что немецкая промышленность слишком уж конкурентоспособна. Это подводит нас к первому уроку последних 20 лет: экономические результаты стран еврозоны нельзя предугадать заранее.

Опыт других стран, таких как Испания и Ирландия, подкрепляет эту мысль, демонстрируя, что способность адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам и готовность сделать болезненный выбор имеют большее значение, чем исходная ситуация в экономике. Это относится и к будущему: например, Германии отнюдь не гарантировано сохранение нынешнего господствующего положения на следующие 20 лет.

И все же создание еврозоны было проявлением консерватизма. Основной проблемой в 1970-х и 1980-х годах была высокая и нестабильная инфляция, часто обусловленная ростом заработной платы на десятки процентов. Финансовые кризисы почти всегда были связаны со всплесками инфляции, но ранее они были ограничены по масштабам, поскольку финансовые рынки были меньше и не были тесно взаимосвязаны.

С созданием еврозоны все изменилось. Давление со стороны заработной платы уменьшилось во всем развитом мире. Но активность на финансовом рынке, особенно между странами в зоне евро, росла в геометрической прогрессии, хотя до этого десятилетиями находилась в подавленном состоянии. Например, трансграничные активы стран-членов еврозоны, в основном в форме банковских и других кредитов, выросли примерно со 100% ВВП в конце 1990-х годов до 400% к 2008.

Затем, десять лет назад, разразился мировой финансовый кризис, застигнув Европу врасплох. Первый, начиная с 1930-х, дефляционный кризис стал особенно опасным в Европе из-за огромного долга, накопленного за предыдущие десять лет, когда страны в основном оглядывались на прошлое.

Конечно, финансовый кризис застал врасплох не только еврозону. Он начался в Соединенных Штатах с предположительно безопасных ценных бумаг, основанных на субстандартных ипотечных кредитах. Но США с их единой финансовой (и политической) системой смогли относительно быстро преодолеть кризис, в то время как на многие государства-члены еврозоны обрушился целый каскад постепенных кризисов.

К счастью, ЕЦБ доказал свою надежность. Его руководство осознало необходимость вместо борьбы с инфляцией – цель, для которой и создавался ЕЦБ – направить основные усилия на сдерживание дефляции. В конечном счете, евро выжил, потому что к моменту потрясения лидеры стран-членов еврозоны уже вложили политический капитал в проведение необходимых реформ – даже при том, что в проблемах своих стран они обвиняли евро.

По такому образцу – демонизации евро перед тем, как приходит осознание необходимости его защищать – все происходит и сегодня; и это должно послужить вторым уроком за последние 20 лет. Итальянское популистское коалиционное правительство смело говорило о нарушении правил еврозоны, а некоторые вообще выступали за выход из нее. Но когда премии за риск на финансовом рынке увеличились, а итальянские вкладчики отказались покупать облигации своего правительства, коалиция быстро сменила пластинку.

На самом деле, экономические показатели еврозоны были не такими плохими, как казалось из-за бесконечного потока мрачных заголовков в прессе. Рост ВВП на душу населения за последние 20 лет замедлился, но не более, чем в США или других развитых странах.

Более того, на рынках труда континентальной Европы произошло структурное улучшение, о котором почти не сообщают: уровень вовлеченности рабочей силы растет с каждым годом, и так было даже во время кризиса. Доля взрослого экономически активного населения в еврозоне сегодня превышает аналогичную в США. Занятость достигла рекордно высоких показателей, а уровень безработицы, хотя и остается высоким в некоторых южных странах, постоянно снижается.

Эти экономические реалии свидетельствуют: пусть евро и не особенно любят, его повсеместно признают в качестве неотъемлемого элемента европейской интеграции. Согласно последнему опросу «Евробарометра», поддержка евро находится на рекордно высоком уровне – 74%, в то время как против него выступает менее 20% населения еврозоны. Даже Италия может похвастаться значительным большинством «за» евро (68% против 18%). В этом состоит третий ключевой урок первых двух десятилетий единой валюты: несмотря на многие недостатки, она создала рабочие места, и отказ от нее мало кто поддерживает.

Но, наверно, самый важный урок заключается в другом. Первые 20 лет евро прошли совсем не так, как многие ожидали, и это показывает, как важно понимать, что будущее вряд ли стоит мерить по прошлому. С учетом этого, только постоянная гибкость и готовность решать новые проблемы обеспечат дальнейший успех единой валюты.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4713 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить