«Я поставил цель – стать №1 в мире». Несбывшиеся планы Мухтара Джакишева

Экс-руководитель Казатомпрома рассказал о том, как компания стала лидером по добыче урана в мире и какие у него были планы по дальнейшему развитию экономики страны не только в атомной промышленности, но и во многих других сферах

Мухтар Джакишев
ФОТО: facebook.com/MukhtarDzhakishev
Мухтар Джакишев

Бизнесмен и издатель Forbes в КазахстанеУзбекистане и Грузии Арманжан Байтасов записал большое интервью с бывшим руководителем национальной компании «Казатомпром» Мухтаром Джакишевым. Для удобства зрителей беседа размещается на YouTube-канале Baitassov Live отдельными сериями. Forbes.kz уже опубликовал три части длительной беседы. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию четвертый выпуск.

В этой серии Мухтар Джакишев рассказал о том, как Казатомпром стал лидером по добыче урана в мире, какие были планы по дальнейшему развитию и почему они не свершились.

Простой секрет

В начале выпуска Арманжан Байтасов напомнил собеседнику, что в предыдущей части Мухтар Джакишев вспоминал, как он возглавил компанию, находившуюся фактически на стадии банкротства, и сумел вывести ее из кризиса. Ведущий попросил поделиться гостя своего канала секретом успеха – как можно превратить убыточное предприятие в одного из лидеров мировой отрасли.

- Секрет простой – руководитель любого предприятия, создающего прибавочную стоимость (это может быть и сфера услуг, и производство, все что угодно), обязан знать о том, как ведется работа на месте, именно там, где и создается прибавочная стоимость, быть рядом с работником, знать все трудности текущего процесса. Нельзя руководить своим предприятием, компанией через бумажные отчеты. Они не раскрывают полную картину происходящего. Нельзя создать успешную компанию, оценивая обстановку только через отчеты, - ответил Мухтар Джакишев.

Он привел в пример Казатомпром, где в первую очередь были созданы условия для того, чтобы работник, создающий прибавочную стоимость, мог работать эффективнее. Он также добавил, что в головном офисе компании были разработаны правила, согласно которым максимальный срок на ответ по запросу любого предприятия, находившегося под управлением, первоначально достигал не более трех дней, а затем был сокращен до суток.

- Товар офисных работников – это решения, и если они не поступают в срок, значит, работа не выполнена. Действия управленцев должны помогать рабочему делать свою работу эффективнее. Если этого не происходит, таких сотрудников надо просто сокращать – и тогда тот человек, который создает реальную прибавочную стоимость компании, вздохнет с облегчением. Ему не нужно мешать в работе - нужно только помогать. Нужно создавать все условия для того, чтобы работник, создающий прибавочную стоимость, занимался только этим. Только в этом заключается путь к успеху, - рассказал гость программы.

Cinderella company

Также он вспомнил период, когда вернулся на должность президента Казатомпрома с поста замминистра энергетики и минеральных ресурсов РК (с октября 2001 по февраль 2002 Мухтар Джакишев работал в правительстве – F).

- Вернулся в компанию, а там все ходят в благостном настроении. Все вроде бы нормально – долги по зарплате погашены, рабочий процесс налаживается, видно, что механизм заработал. Чтобы сбить эту эйфорию, я дал всем службам задание, чтобы они посчитали, сколько компания сможет добыть сырья в год. После тщательных подсчетов коллектив пришел к выводу, что гипотетически можно добывать 7800 тонн в год. К слову, на текущий 2020 год производственные мощности Казатомпрома позволяют добывать 28 000 тонн руды, но добывается всего лишь около 14 000 тонн – предприятие работает не на полную мощность. За 11 лет с момента моего ухода из компании не было разработано ни одного нового рудника – все работает еще по прежним наработкам...

В общем, я сказал, что к этим объемам – 7800 тонн - и будем стремиться. Вначале было некоторое возмущение, мол, расчеты-то были гипотетическими, но после того, как начали все прорабатывать на практике и создали новые графики, оказалось, что реально достичь объемов даже выше 7800 тонн. Вскоре я поставил новую задачу – обогнать по объему добычи мирового лидера – компанию Cameco. Они в среднем добывали около 11 000 тонн в год, но могли нарастить добычу до 13000-14000 тонн. И я поставил цель – стать №1 в мире, добыть 15 000 тонн. И в 2004 году в Лондоне мы официально объявили, что совсем скоро мы станем лидером по объему добычи урана в мире. И мы этого достигли, хотя многие к этому относились скептически, - отметил Мухтар Джакишев.

По его словам, в 2006 году, когда цена на уран стала стремительно расти и отрасль стала привлекательной, ведущие компании по добыче урана одна за другой стали заявлять о строительстве новых рудников. Суммарно должно было быть возведено 400 новых рудников. Казатомпром объявил о строительстве 17. В итоге в мире было запущено 18 новых рудников, из которых лишь один - вне Казахстана. 

- После этого успеха, в 2008-м, Казатомпром во всем мире стали называть Cinderella company (Cinderella в переводе с английского – «Золушка»). То есть можно сказать, что выход на лидирующую позицию во всем мире стал возможен после того, как я "разыграл" подчиненных. Я встряхнул всех работников, поставил перед ними гигантскую цель, и мы все устремились к ней. Расслабленность у всех исчезла, - объяснил экс-руководитель компании.

Сложный путь

Мухтар Джакишев рассказал о том, как Казатомпром едва не стал крупным игроком в отрасли не только добычи урановой руды, но и в полноценной атомной промышленности – по планам в Казахстане должен был реализоваться полный цикл атомного производства: от добычи сырья до производства сертифицированных урановых таблеток, которые могли бы поставляться на зарубежные атомные станции. Более того, Казахстан совместно с иностранными компаниями мог оказаться в числе немногих стран, строивших целые атомные станции.

К моменту развала СССР в Казахстане отсутствовал полноценный ядерно-топливный цикл: была добыча руды урана, отсутствовала конверсия (превращение руды в уран-235), отсутствовало обогащение, имелась возможность для реконверсии, но опять же не было финала – топливной сборки, то есть непосредственного создания урановых таблеток, которые и являются топливом для атомных станций. Фактически никакой связи между добычей урана и производством конечного продукта в Казахстане не было. И в компании пришли к выводу, что нужно создавать полноценный вертикальный цикл для создания топлива не только для российских реакторов, но и для западных.

- Фактически весь этот сложнейший технологический процесс уже был выстроен, и он был бы реализован в 2009 году, но меня посадили. Было совершено несколько сложных ходов. Во-первых, мы договорились с компанией Cameco о том, что совместно строим конверсионный завод в Казахстане. Во-вторых, мы договорились с россиянами по добыче урана и по производственному обогащению урана на территории Казахстана. В-третьих, для того чтобы использовать таблетку в западных реакторах, нужна сертификация, но ее выдает только та компания, которая уже занимается ее производством. А кто же добровольно даст разрешение на деятельность будущего конкурента, твоего соперника? Изначально это было невыполнимо, но и с этой задачей мы справились – мы купили 10% акций компании Westinghouse за $540 млн при общей стоимости $5,4 млрд. При заключении договора было указано, что после завершения сделки они сертифицируют нашу таблетку и поставят в Казахстане завод по производству ядерной сборки.

Наконец, мы договорились с японскими атомными станциями о том, что они сертифицируют наши таблетки. В данной ситуации потребитель также должен дать заключение о том, что продукция соответствует заявленным качествам. Этот процесс вообще может занять 15 лет. Мы же хотели все сделать как можно быстрее. И мы фактически сделали это. Мы договорились с японцами о поставке 20 тонн таблеток. Если реактор с нашей продукцией в течение года работает на необходимой мощности, то они выдают сертификат и заказывают у нас ежегодно 800 тонн таблеток. Это колоссальный объем – фактически это 8000 тонн природного урана.

Вот к чему мы пришли и что должно было быть реализовано в 2009 – совершить полноценный цикл от добычи сырья до переработки его в сложнейший технологический продукт. Этого не произошло, потому что, когда меня посадили, японцы отказались от сделки. У нас были хорошие личные отношения, - добавил Мухтар Джакишев.

Также он напомнил, что существовала договоренность с Westinghouse и французской компанией о поставке таблеток в Китай и Индию. Таким образом, зависимость от заказов Росатома, который до сих пор использует ядерные таблетки советского образца, значительно бы снизилась.

Яркие перспективы

Далее Мухтар Джакишев рассказал о том, как была достигнута договоренность на выгодных условиях с американскими и японскими специалистами по созданию в Курчатове Центра по ядерным технологиям (разработке и проектированию атомных станций) и науке, где бы могли работать и учиться казахстанцы. Лучшие студенты технических вузов страны обучались бы у профессоров и преподавателей ведущих университетов из Токио и Осаки. Таким образом, уже через 15 лет в Казахстане уже бы сформировалась собственная ядерная наука.

В активной стадии разработки находились и планы по строительству в том же Курчатове завода по спецсплавам – переработке редкоземельных металлов в готовые слитки. В этой продукции сильно были заинтересованы японские производители гибридных автомобилей, которые столкнулись с острым дефицитом этого сырья. Гость передачи рассказал, что он уже договорился с китайской стороной о поставке «редкоземель» в виде сырья для дальнейшей переработки в Казахстан. Также планировалось приобретение и разработка месторождения редкоземельных металлов в России.

Следующей стадией развития стало бы и строительство машиностроительного завода, который бы производил готовые детали из спецметаллов для гибридных автомобилей японских компаний. Для поставок этой дорогостоящей продукции ($10 тыс. за 1 кг готового сырья) в Японию в Курчатове целесообразно было бы построить и аэропорт.

Герой выпуска рассказал и о том, как был реанимирован танталовый завод. С 2001 по 2006 в стране собственными силами велись успешные работы по созданию собственной технологии для производства не просто высокоемкого сырья, но и различной продукции из редкого и дорогостоящего металла.

Более подробно об этом и многом другом вы можете узнать в четвертой части интервью на канале Baitassov Live.

Следующий выпуск будет посвящен периоду, который начался у Мухтара Джакишева с 21 мая 2009 года.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16284 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
30 октября родились
Серик Аханов
член совета директоров ДБ АО «Сбербанк»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить