Сергей Лукьяненко о попах-бомбилах, мистике и жадных продюсерах

Вечером в четверг, 27 октября, в Алматы с поклонниками встретился известный российский писатель-фантаст

Сергей Лукьяненко.
Фото: Андрей Лунин
Сергей Лукьяненко.

Сергей Лукьянеко в Алматы – частый гость. Писатель родился в Джамбуле, учился в медицинском институте в Алма-Ате, но уже давно живет в Москве. В Алматы Сергея помнят и любят, интересуются его творчеством, потому в южную столицу писатель, по его словам, приезжает регулярно и с удовольствием. В этот раз фантаст встречался с поклонниками своего творчества в рамках проекта Лекторий.kz. Встреча прошла в формате ответов на вопросы из зала. Вот о чем рассказал гость.

Об экранизациях книг

По моим книгам (их около 30, точно не считал) сняты несколько фильмов. Самые известные – «Дозоры». Был еще фильм «Азирис Нуна», снятый по детской фантастическое книге «Сегодня, мама!». Фильм, на мой взгляд, получился не самый лучший. Но недавно я рискнул его поставить своим детям, и они посмотрели его с удовольствием. Может, я все-таки зря ругал фильм...

Сейчас по моим книгам в работе несколько больших кинопроектов. Про них я, к сожалению, ничего говорить не могу, потому что в контрактах указывают ужасные жестокие пункты про то, что автор не в праве разглашать сам факт того, что его произведение собираются экранизировать. Вот, я сижу и жду: когда продюсеры сами заговорят про проекты, тогда и я буду рассказывать. Единственное, что могу сказать – запущен проект по книге «Черновик». В каком он состоянии - я не знаю, по-моему, там идет работа над сценарием.

В некоторых проектах я работаю со сценарием сам, в некоторых работают другие люди.

Год назад на меня вышел один продюсер и жалобно спросил, нет ли у меня случайно идей произведения про зомби. Он несколько лет пытался пробить фильм или сериал об этом, но ничего не получалось – все идеи были слишком вторичные. Я посмеялся, а потом подумал, что можно было придумать неожиданный поворот: зомби обретают разум, становятся мирными, но остается проблема их сосуществования с людьми. Эта идея продюсеру понравилась, и он предложил ее крупной телекомпании. Там сказали, что готовы снимать фильм. Мы сели подписывать договор, и тут выясняется, что они навсегда хотят получить права на фильм, а также на книгу про зомби, если я ее когда-нибудь напишу. Ну, и еще 50% гонорара за нее. Я замахал руками и так и не заключил договор. Зато написал книгу («Кваzи». – F). И неделю назад с другой компанией я подписал договор об ее экранизации. Думаю, для первой телекомпании это будет уроком о том, что с авторами надо вести себя честно. Надеюсь, фильм об этом мы увидим в ближайшие годы.

Фото: Андрей Лунин

О пробе пера в других жанрах

Я несколько раз пытался написать реалистический роман, но мне все время не хватало в нем фантастики. Было ощущение, что мне дали задание нарисовать портрет, но забрали половину красок.

Потом я пытался написать детскую сказку - жена сказала, что я просто обязан это сделать, когда у меня родился старший сын. Я пытаюсь написать сказку, а выходит фэнтези.

В общем, я бился изо всех сил. И единственное, что у меня, вроде бы, получается – сейчас я пишу детективный роман, совершенно классический: с немного странным сыщиком, с не таким умным помощником, коварным убийцей и отдельным домом с большим количеством людей, среди которых затесался преступник, и его надо разоблачить. Это, надеюсь, у меня получится написать, потому что детективы я люблю.

О предсказаниях фантастов

Предсказания у фантастов сбываются не так уж и часто. Например, ни один из них в своих произведениях не предсказал появление мобильных телефонов. В фантастике, написанной до 1990-х, люди летают в космос, покоряют галактики, но, если им надо позвонить – ищут проводной телефон. Это и у западных фантастов, и у наших.

Какое-то количество прогнозов в произведениях фантастов сбывается, но совсем немного. Чаще сбываются какие-то общественно-политические вещи. Например, в книге, написанной в 1996, была описана война России с Украиной за Крым.

Об отличиях работы писателя и сценариста

Это совершенно разные профессии. Например, над сценарием фильма «Ночной дозор» бились многие люди, в том числе и я. Оказалось, что те люди, кто умеет писать сценарии, не любят фантастику. А любители фантастики не умеют писать сценарии. В итоге Тимур Бекмамбетов затащил меня в ресторан и там, чертя пальцем по скатерти, толком объяснил, что хочет от меня.

Работа сценариста, на мой взгляд, сложнее. С одной стороны, ты пишешь меньше текста; особо следить за стилем не надо, потому что всё, за исключением диалогов - это указания для режиссера, кто где стоит и что делает. Но в книге автор – царь и бог, что хочет, то делает. А сценарист делает работу, и если она не нравится продюсеру, то сценариста просят все переделать. И у сценариста опускаются руки. Бывает, напишешь, на твой взгляд, отличный сценарий, а его никто не берет.

Один продюсер мне жаловался: мечтает снять фильм по произведению «Понедельник начинается в субботу» Стругацких. Но он не знает, кто это сделать, потому что действие книги происходит в 1960-е. Снимать в том антураже – молодежь не поймет. Переносить действо в современность невозможно. И у меня появилась идея, как все сделать. Продюсер загорелся.

Я со своей командой написал сценарий и выслал продюсеру. Он был в восторге. А потом обошел все главные телеканалы. Везде ему говорили: «Стругацкие? Да они уже устарели и никому не интересны». И на всех каналах дали от ворот поворот. Только на одном канале сказали, что сценарий понравился, но из него надо убрать все из Стругацких. Так сценарий никуда не пошел.

Словом, работа сценариста труднее, потому что ты не хозяин своему труду.

О переезде в другую страну

У меня трое детей – 4-х, 9-ти и 12-ти лет. Именно из-за них я не хочу переезжать в другую страну. Я понимаю, что какая-нибудь Италия гораздо приятнее для жизни, чем Россия, банально из-за своего климата: там тепло, солнечно, вкусное вино и симпатичные доброжелательные люди. А у нас зима занимает половину года. И когда ребенок, приходя с прогулки, радостно кричит: «Ура, уже тепло, можно уже надевать летние варежки!», мне становится жалко сына. Но я понимаю: если перебраться за границу, дети станут гражданами другой страны. И это никак не проконтролировать. Мне бы этого не хотелось. Я живу в России, и дети тоже будут россиянами. На пенсию выйдут – тогда, может быть, и поеду куда-нибудь в теплое место.

Мне кажется, надо любить свою родину и стараться сделать ее лучше, даже если там не самый лучший климат и не самые вкусные помидоры. Кстати, вкуснее помидоров, чем в Казахстане, я нигде не ел.

О религии

Я всю жизнь был агностиком. Я не относился к людям, которые бегали с криками: «Бога нет!». Но разводил руками: для меня существование Всевышнего - недоказанный факт, поэтому ничего говорить об этом не буду. Но однажды у меня возникла кощунственная с точки зрения православия идея книги «Холодные берега». В ней Христос был в младенчестве убит царем Иродом, и Бог решил уничтожить человечество. Тогда Иисус взмолился: «Отче, пощади их! И дай обычному человеку всю силу, которой владел бы я». И тогда обычный человек занял место Христа. В этой книге действо происходит в наши времена, но все время идут отсылки к библейским.

Для написания «Холодных берегов» мне пришлось много читать Библию и апокрифы. И, знаете, когда я написал книгу, то просто пошел и покрестился. Потому что я понял, что теперь я - верующий человек.  Хотя, казалось бы, написал книгу, которая сомнительна с точки зрения религии. Для меня эта книга была попыткой осмысления веры. И очень хорошо, если она поможет читателю задуматься о вечном. Ведь все мы рано или поздно приходим к вере.

О мистике в работе

Странные истории со мной случаются. Например, была одна – как раз, когда я собрался поехать креститься после книги «Холодные берега». Тогда у нас машины еще не было – мы ее довольно поздно в семье завели. В общем, мы с женой пошли ловить такси. На улице я поднял руку. Останавливается машина, а за рулем сидит поп. Первый раз в жизни со мной такое случилось, хотя я довольно часто езжу на такси.

- Куда едете? – спросил поп.

- В такую-то церковь, креститься.

- Дело хорошее! Сколько платите?

В общем, довез, деньги взял. Вот такая вот такая странная история с попом-бомбилой.

Фото: Андрей Лунин

О персонажах своих книг

Главных героев я внутренне очень плохо вижу. Потому что я обычно пишу от лица главного персонажа. Я сижу в нём и смотрю на всё его глазами.

О хороших редакторах

Хороший редактор не должен быть писателем. Одну из моих ранних книг – «Звёзды — холодные игрушки» - дали редактировать неплохому писателю, чьи книги мне нравились, который решил подработать редактором в издательстве. Когда он вернул с редактуры мою рукопись, я начал бегать и ругаться: она была исчиркана красным; там были выброшены целые предложения и дописаны от руки другие. Он стал ее переписывать так, как хотел бы сам написать, но не написал. А мне это совершенно было не нужно.

Я побежал в издательство, вопя: «Отдайте книгу нормальному редактору!»

У любого автора, конечно, всегда есть ляпы в тексте. В том числе и у знаменитых и выдающихся. Робинзон Крузо Даниеля Дефо разделся догола, прыгнул в воду, доплыл до корабля и набил карманы сухарями.

Самое обидное: чем лучше книга, чем она интересней, тем больше вероятность ляпов. Потому что редактор начинает ею зачитываться и забывает о работе. У меня неоднократно такое было. Начинаешь предъявлять претензии редактору, а он разводит руками: «Там был такой интересный момент, и я не заметил ляп».

О продолжении «Дозоров»

Я о дозорах написал шесть книжек и решил, что хватит. Может быть когда-нибудь решу написать седьмую книгу, но если это и будет, то не скоро. И она будет просто про человека Антона Городецкого, которых живет среди иных.

Но интерес к дозорам у читателей остался. И уже появилось целое поколение авторов, которые буквально выросли на «Дозорах», потому что первая книга серии вышла 20 лет назад.  Соответственно, я предложил молодым писателям: пишите свои истории о дозорах, только не трогайте Городецкого, Гессера и Завулона тоже не обижайте. А в остальном у них полный карт-бланш, лишь бы их история не противоречила идее. Вот и появилась серия книг, которая называется: «Проект Сергея Лукьяненко «Дозоры». В некоторых книгах я поучаствовал как соавтор, но основная идея этих книг – молодых авторов.

В этой серии вышло уже 10 книг. Не думаю. что это будет происходить бесконечно, но, наверное, еще штук пять книг появятся. Есть там интересные истории – как дозоры жили в XVI веке, как они предотвратили Карибский кризис и ядерную войну и т.д.

Фото: Андрей Лунин

О критике коллег

Иногда я люблю подурачиться. Однажды я забрался в какой-то интернет-форум, где сидели молодые талантливые писатели и обсуждали, какие они великие. Я написал на форуме, что хочу стать автором великого романа. Тогда мне предложили показать, что я пишу. Я быстро настрочил 10 страниц иронического текста – хотелось посмотреть на реакцию форумчан. Писатели посмотрели мой труд и стали зверски его ругать. И только один из них вышел в приватный чат и написал, что в моем сюжете что-то есть и предложил написать книгу в соавторстве. Я сказал, что подумаю.

Потом я вышел из чата. Понял, что из текста может получиться забавная история. Так родилась книга «Недотепа».

О творческих кризисах

У любого писателя они бывают. Чаще всего тогда, когда тебе не нужно спешно дописывать роман, иначе не на что будет хлеба купить. В общем, обычно творческий кризис наступает, когда у тебя всё хорошо.

О том, откуда берутся идеи для книг

Истории рождаются всегда совершенно по-разному. Бывают ситуации, когда истории появляются из какой-то ерунды, какой-нибудь крошечной сценки, которая потом, может быть, даже не будет напрямую относиться к сюжету, а, может, потом даже не войдет в окончательный вариант книги. Но она тебя зацепила, ты начинаешь писать, и развивается история.

Знаете, как получается жемчуг? В раковину попадает песчинка и начинает беспокоить ее хозяина. Моллюск, чтобы песчинка его не тревожила, начинает обволакивать ее перламутром, и получается шарик. Так и с писателем: попадается идея, которая начинает его мучить, и он начинает обволакивать ее сюжетом, историей, пока не получится книга. И тогда писатель успокаивается. «Жемчужинка» у него может получиться красивой, может - не очень, но, по крайней мере, колоть уже перестает.

Фото: Андрей Лунин
FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

4689
просмотров