Леонид Бершидский: Казахстан не построил себе другую «ногу»

Forbes.kz завершает публикацию интервью, которое основатель российского журнала Forbes и украинского портала Forbes.ua Леонид Бершидский дал в Берлине для нашего сайта журналисту и писателю Игорю Свинаренко

Фото: os.colta.ru
Леонид Бершидский.

Окончание. Начало см. здесь и здесь.

- А что Казахстан, про который ещё 10 лет назад говорили, что они провели реформы которые не получались у России? Что там много ископаемых? И людей мало? Сколько говорено про то, что это - передовая страна…

- Казахстан - это сугубо нефтяная страна. С этими низкими ценами на нефть я не очень понимаю, насколько она жизнеспособна.

- А там же есть и еще экономика, кроме нефти?

- Она там есть в меньшей степени, чем в России. И они, и Азербайджан жили красиво, Баку стал прекрасным городом, казахи построили Астану, всё это было очень круто. А при дешёвой нефти - я не очень понимаю, что они будут делать. Им тоже надо искать другую модель существования. Причем даже в большей степени, чем России.

- Начальство там давно несменяемо…

- С европейской точки зрения – это кошмар. Но для нефтяных стран это обычная картина. Если это не в Европе, то с этим нет проблемы.

- Так Казахстан, значит, недалеко ушел от России?

- Далеко, потому что там сравнительно эффективно распоряжались нефтяным богатством. Но что они будут делать без него? Это история с не очень видным концом. Мы разве знаем какие-то технологические проекты казахские? Не приходит в голову ничего. По большому счёту, нефтяное проклятие – оно трудно преодолимо.

Учитывая, что там с политической волей нет проблем… Они успели с точки зрения институций – больше. Но они не диверсифицированы. Они не озаботились тем, чтоб построить себе другую «ногу».

- Вот ты нас всех тут учишь. А ты сам получил какой-нибудь диплом? А то ты в разных местах учился, учился - и недоучился.

- Закончил я INSEAD. А русского диплома и американского у меня нет.

- А почему?

- С Америкой была такая история. Я поехал туда за год до истории с Белым домом в 1993. Я в Штатах хотел было стать программистом, у меня это нормально получалось. Один профессор задумал делать некий ресурс для университетов, и он собрался уже нанимать меня. А тут случилась эта херня в Москве. Я увидел по CNN, как танки херачат по Белому дому, и подумал – зря я раздумал быть репортёром, вот же реально интересная история.

- Программистом тоже неплохо быть.

- Репортёром интереснее.

- И вот теперь, вместо того чтоб писать про революции и передавать с места событий, ты пишешь пиндосам про бабки.

- А пишу всякую хрень про то, что мне интересно читать. Вот я что-то узнал – и поделился. А тогда, когда я увидел по ТВ это всё пассионарное, стал звонить в Москву знакомым и искать работу. И я её нашел в Newsweek. Они меня наняли, и шеф бюро на свои деньги купил мне билет. Из Калифорнии в Москву. То есть, точнее, я доехал на автобусе на Greyhound до Нью-Йорка, а уж оттуда полетел. Шефа фамилия - Элиот, клевая чувиха, она говорила по-китайски, ходила в монгольском халате на работу. Когда я прилетел в Москву, заваруха та закончилась, но всё равно было интересно. Дальше по мере развития геморроя было все интересней и интересней.

- И ты не жалеешь, что бросил эти все Штаты.

- Не, не жалею. А в России я бросил иняз, когда нанялся в The Philadelphia Inquirer работать (в Москве). Мой начальник учил меня, как репортёром работать. Вполне себе такая ремесленная штука. В Москве. В 91-м году случился переворот, мы вдвоем делали первую полосу газеты. Он в основном писал, а я собирал фактуру. Городские газеты американские (щас такого нет) – им всё было очень интересно про то, как разваливается колосс. Мне было некогда читать книжки, надо было бегать ногами. Это я тогда бросил иняз на третьем курсе. А потом уже, когда все затихло, в 92-м году, я поехал в Америку. То, что я делал в «Ведомостях», меня задолбало, и я предлагал начальству всякие варианты. Но мои завиральные идеи в «Ведомостях» не нравились никому. Я был там больше вреден, чем полезен. И я уехал в Штаты, Дерк Зауер на это одолжил мне денег. Потом я их отдал. Деньги покрывали обучение и год жизни.

- Почему именно INSEAD? Почему Франция?

- Потому что там - удвоенный темп, экономится время. Это хотя и во Франции, но обучение на английском.

- Итак, ты выучился на бизнесмена, и это поменяло твою жизнь.

- Мы делали Forbes и Newsweek. Сначала я работал как редактор, потом - как издатель. С Иркой Силаевой мы это всё делали. Которая теперь живет в Нью-Джерси, где у неё был винный магазин, но она продала его недавно. Сама не пьёт, она спортсменка, была чемпионкой СССР по конькам. Ей надоели алкаши, и она не хочет им продавать алкоголь. И вот мы с ней стали делать «Аксель Шпрингер» в России. Она была гендиректор, а я был зам… Берлинский «Шпрингер» стоял прям у стены, у них был офис в высотке. Чтоб восточные немцы видели логотип издалека. Но с той стороны, в восточном Берлине, напротив тоже поставили высотки и заселили их офицерами штази… Ира нанимала коммерческих людей, а я - редакционных. Макс Кашулинский у нас работал. Опять же – Пол Хлебников был мой подчиненный.

- Да… Надо похуже писать. Так хорошо и хлёстко, как Хлебников – не надо! Дольше проживешь, да… Надо нам быть проще всё же как-то.

Итого. Войны, революции, развал империй, экономика с её графиками - я про всё это очень люблю свой старый мысленный эксперимент. Представим себе двух бизнесменов. Один украл бабки и увёз их в Америку. А второй говорит: «Я патриот, буду строить заводы, я все бабки инвестирую в инновации!» А дело происходило в 1913 году. И вот через пять лет, в 1918-м, первый бизнесмен имеет что сказать второму: «Ну, и кто меня козлил? И кто из нас теперь получается мудак? Кто с большей пользой распорядился деньгами? Разве не патриотично было – украсть деньги из того бюджета, который после всё равно сгорел, ценные бумаги и банкноты  съели мыши? А золото растащили пьяные матросы и пропили? Кому я сделал плохо? Где ты, наивный чудак-инвестор? Кого ты, дурак, хотел удивить?» А спорить-то уже не с кем, того инвестора, чистого человека и красавца, уже расстреляли комиссары. Про деньги, про инвестпроекты уж и не спрашивайте. Я раньше про это вспоминал, размышляя о жизни и деятельности, к примеру, Бориса Абрамыча, а теперь вот - уже на новом витке. Каким будет новый этап? Кто вспомнится – ван дер Бильт, который украл деньги в Европе и привез их прятать в Штаты? И типа правильно сделал? Или прав будет Березовский, который якобы увез деньги Аэрофлота, а то всё равно б они потратились на какие-то дворцы для людей с комплексом неполноценности, на часы или там на усиление роскошности г. Грозный? Или, не к ночи будь сказано, на войну с бывшей совецкой Прибалтикой, далее везде?

Что Бог ни делает, всё к лучшему - в этом лучшем из миров.

Итого-2. …а если б все бизнесмены вывели деньги из России в 1913-м, то и первой мировой бы не было, не полез бы царь понтоваться и воевать, без денег-то. Не только б войны не было, но, гляди, и революции. Как говаривала Валерия Новодворская, спасение России – в коррупции. Если б патриоты не растащили деньги, то давно б уже РФ устроила большую войну…

О собеседниках

Леонид Бершидский - журналист, политический аналитик, редакционный директор издательства «Эксмо», обозреватель агентства Bloomberg.

Учился в Московском государственном лингвистическом университете (не окончил), Калифорнийском университете в Стэнислос (не окончил). В конце 1980-х - начале 1990-х работал в корреспондентских пунктах изданий The Philadelphia Inquirer и Newsweek, в редакции газеты The Moscow Times, был главным редактором еженедельника «Капитал». В 1999 - 2002 был первым главным редактором газеты «Ведомости». Затем год провёл во Франции, получая MBA в бизнес-школе INSEAD в Фонтенбло. После возвращения в Россию работал в издательствах Axel Springer Russia (запускал журналы Newsweek и Forbes) и «ОВА-ПРЕСС» (был издателем журналов Hello и «Огонёк»), в издательском доме Sanoma Independent Media (главный редактор журнала SmartMoney).

В 2007 по приглашению предпринимателя Александра Винокурова ушёл в бизнес: был управляющим директором близкого к министру финансов Алексею Кудрину банка «КИТ финанс», позднее генеральным директором инвестиционно-банковского холдинга «КИТ Финанс». В 2008 вместе с Винокуровым покинул свой пост: холдинг находился накануне банкротства, которое удалось предотвратить благодаря государственной поддержке в размере $4,4 млрд.

В 2009 опубликовал в издательстве «Эксмо» книгу «Кризис в ж***». Одновременно стал совладельцем и главным редактором делового интернет-сайта Slon.ru. Инвесторами проекта выступали Александр Винокуров и его супруга Наталья Синдеева, вложившие заработанные в компании «КИТ Финанс» средства в медийную индустрию.

В 2010 году назначен редакционным директором издательства «Эксмо». Стал автором ряда романов в жанре арт-детектива: «Рембрандт должен умереть» (2011), «Дьявольские трели, или Испытание Страдивари» (2011), «Восемь Фаберже» (2012).

В 2011 ушёл из Slon.ru, начал работать консультантом в украинском журнальном проекте «Фокус».

В 2012 редактировал украинский сетевой портал Forbes.ua.

В 2014 заявил о своей эмиграции в Германию ввиду общей политической ситуации в России после присоединения Крыма. Живет в Берлине, работает колумнистом издательства Bloomberg.

Источник: Википедия.

Игорь Свинаренко родился в Мариуполе в 1957, с 1957 по 1974 жил в г. Макеевка Донецкой области.

В 1980 окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова.

Один из самых известных российских журналистов, издатель, медиаменеджер, переводчик, колумнист изданий  «Московские новости», «Свободная пресса», «Русская жизнь», «Cитибум», «Полит.ру», специальный корреспондент благотворительного фонда «Русфонд» при ИД «Коммерсантъ», автор журнала «Русский пионер», бывший главный редактор журналов «Медведь», «Архипелаг», «Домовой», экс-руководитель отдела преступности и права в газете «КоммерсантЪ».

Работал электрослесарем на шахте им. Бажанова, корреспондентом в газетах «Вперёд» (Домодедово Московской области), «Макеевский строитель» и «Макеевский рабочий» (Макеевка Донецкой области), «Комсомолец Донбасса» (Донецк),  «Комсомольская правда», «Собеседник», «Коммерсантъ», был собкором журнала «Столица» в США.

Член жюри Национальной литературной премии «Большая книга», академик Российской литературной академии.

Член творческих союзов России (журналистов, литераторов, писателей). Лауреат множества престижных премий, в том числе «Медиаменеджер года».

Автор 19 книг, в том числе «Москва за океаном», «Наши люди», «Записки одессита», «Записки репортера», «Ящик водки» (в соавторстве c Альфредом Кохом), «Короче», книги о Егоре Гайдаре (для серии ЖЗЛ) и др.

Владеет русским, украинским, немецким, английским, польским, французским, испанским, итальянским, хорватским, сербским языками.

Выступает с публичными лекциями о журналистике в вузах и на открытых площадках.

Один из лучших российских интервьюеров, Игорь Свинаренко в равной степени интересно и содержательно представляет читателям как беседы с представителями культурной, научной, политической элиты, так и с простыми людьми – заключенными в колонии, шахтерами, учителями, врачами, крестьянами, сельскими священниками и т.п. В феврале 2015, менее чем за две недели до убийства Бориса Немцова, опубликовал на Forbes.kz большое интервью с ним.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10479 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
23 сентября родились
Асылбек Карибаев
Генеральный директор ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері»
Мурат Бекмагамбетов
Президент Научно-иследовательского института транспорта и коммуникации
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить