Как заинтересовать слона классической музыкой?

Вечер, посвященный трехлетию со дня создания в Казахстане Radio Classic, прошел в четверг, 19 июня, в отеле Rixos Almaty

Фото: Андрей Лунин
Михаил Казиник.

На вечере в честь дня рождения Radio Classic директор радиостанции Раушан Джуманиязова рассказала, что на свой праздник они решили запустить в Алматы классическую волну и тем самым подарить радость всем жителям города.

У нас был концерт, были флеш-мобы, когда шесть больших музыкальных коллективов ездили по городу, вызывая на лицах горожан улыбки радости и волнения от соприкосновения с живой музыкой. Нашим гостем стал Михаил Казиник, который лучше всех в мире рассказывает о классической музыке, – отрекомендовала она известного искусствоведа, культуролога, скрипача, просветителя, писателя, актера и режиссера.

Классическая музыка – это формулы бизнесового мышления

Мнение Раушан Джуманиязовой о Казинике ничуть не преувеличено. Михаил Семенович славится тем, что даже слона может заинтересовать классической музыкой. Благодаря этой способности он стал экспертом концерта нобелевских лауреатов: организаторам уж очень хотелось, чтобы телезрители смотрели не только нобелевские торжества, но и симфонический концерт перед торжествами. Ну, Казиник и придумал, как привлечь внимание. Он разговаривал на камеру с лауреатами об их детстве, о том, какую музыку они тогда слушали, кто их любимый композитор.

У всех нобелевских лауреатов в детстве была великая музыка. Подтвердилась моя теория: вся классическая музыка есть не что иное, как формулы научного, творческого, бизнесового и прочего мышления. Музыка дает гармонию, равновесие, баланс и способность переключаться, – рассказал на вечере Михаил Казиник.

Вообще, концерты-лекции Казиника описывать бессмысленно. Как минимум, их нужно смотреть в записи, в идеале – участвовать в них самому. Талант рассказчика в Михаиле Казинике рассмотрела Анна Ахматова; поэтесса так ему и сказала: «Тебе надо идти к людям». К самой Ахматовой Казиника за руку привел Иосиф Бродский, прочитавший одно из стихотворений 15-летнего Михаила. Да и сам Казиник чувствовал в себе желание раскрывать людям тайны гениев. Он вспоминает, как в советское время при посещении Риги граждане в обязательном порядке приходили в Домский собор.

Первые 3 минуты они честно слушали: орган ревет, сильный, красивый. Но примерно через 5 минут человек начинал чувствовать, что кресло не очень удобное, еще через 10 начинал думать: «Жаль, что сел не возле прохода: нельзя уйти», – и в течение часа от этого бесконечного рева человек просто уставал. У них оставалось ощущение тяжести, они так ничего и не узнавали. Я сидел и думал: «Господи, ну, дали бы мне перед каждым произведением 5 минут – и они бы всё поняли», – поведал о своей мечте Михаил Казиник.

Нам с Богом повезло: он у нас меломан

Мечта Казиника сбылась: он стал объяснять людям, казалось бы, необъяснимые вещи – классическую музыку. Хотя сам Михаил Семенович свою деятельность описывает по-другому: «Всякое великое искусство – это передатчик, а человек, который не настроен на его частоту, – испорченный приемник. Я его ремонтирую». На вечере, посвященном Radio Classic, он отремонтировал с полсотни человек.

У меня такая теория – теория поцелуя и удара. Для того чтобы гений реализовался, нужны два начала. Первое – это поцелуй. Есть люди, которых поцеловал Бог и сказал: «Иди, ты знаешь, что делать». И идет этот поцелованный – и ни-че-го не делает. Бог наблюдает и говорит: «А я знаю, что сейчас сделаю». И кого-то он оглушит, кого-то ударит, кого-то сделает больным-больным, кого-то почти уничтожит, и он будет всю свою короткую жизнь сражаться со страхом смерти. Гений получает какой-то ужас вместе с поцелуем. Он начинает пользоваться всей силой поцелуя для того, чтобы победить удар, – объяснил Михаил Семенович.

После поцелуя и удара появляется невиданная высвобожденная энергия гения, человечество получает подарок через страдания.

Проблема в том, что искусство сейчас стало выполнять дизайновскую функцию. Но искусство – это не обои, это жизнь и смерть, это продолжение, искусство – это то единственное, что оправдывает наше существование здесь, – считает Казиник.

Михаил Казиник уверен, что нам всем с Богом повезло: он у нас меломан, поэтому прощает нас.

Шопен и полипы

Через призму своей теории поцелуя и удара Казиник стал рассматривать жизнь гениальных композиторов и рассказывать об увиденном тем, кто пришел на его лекцию-концерт.

Фредерик Шопен всё свое детство дышал ртом: у него был редчайших тип полипов, не операбельных никаким образом, - начал Михаил Казиник историю о польском композиторе. - Он дышал ртом до 19-летнего возраста. А потом ему стало трудно дышать и ртом, потому что у него открылся туберкулез. Поэтому в музыке Шопена эффект дыхания – самый главный. Даже Жорж Санд вспоминает: «Когда Фредерик играл, он не кашлял». Вы знаете, что концертов он дал мало. Почему? Потому что душил кашель. Люди сидели и ждали, слышали, как он в артистической кашляет. У него кровавые салфетки. В какой-то момент, когда кашель прерывается, он выбегает на сцену и начинает играть. Каждый момент музыки Шопена – это преодоление невозможности дышать.

Вячеслав Зубков (слева).

После этого на сцену Михаил Семенович пригласил пианиста Вячеслава Зубкова. Как признался Казиник, Вячеслав однажды потряс его своими невиданными техническими возможностями, особым отношением к музыке и легким характером. Перед тем, как пианист начал исполнять один из ноктюрнов и вальсов Шопена, Михаил Семенович пожелал всем услышать и почувствовать, как композитор «защищался от проблемы дыхания».

«Я Казиника в карман хочу положить и домой забрать»

Людвиг ван Бетховен стал еще одним примером, демонстрирующим, как Бог работает со своими любимцами.

Слышащий Бетховен пишет плохую музыку. Настоящая музыка начинается только тогда, когда появляются первые признаки глухоты, – сказал Казиник и начал играть Бетховена «до и после». – Между тем, что я играю в первом и во втором случае, – расстояние космоса, вселенная.

С Моцартом, как считает Казиник, было еще интереснее.

– Моцарт такой чудесный, такой талантливый, сразу видно, что Бог поцеловал. А что начинается? Начинаются ужасные вещи примерно с 8-летнего возраста, когда Моцарт пишет свою первую симфонию: появляется страшный мотив, звуки, которые сопровождали и преследовали Моцарта всю жизнь. Перед смертью он пишет последнюю часть последней симфонии и этот мотив запускает в космос, – рассказал Михаил Семенович и тут же на рояле продемонстрировал, как композитор это сделал. - Моцарт выстроил всю свою жизнь и творчество на том, что боялся смерти – невиданно, невероятно. И каждое произведение – это мольба, обращение к Богу: «Я тебе это пишу. Ты же не заберешь меня?»

Из-за чего же у композитора такой страх? Из-за болезней: его организм был на грани, любая неосторожность, любая болезнь могла привести к смерти.

Вот это крохотное странное тело, вот это маленькое шарнирное тело, это постоянная попытка шутовствовать, – описал «внешнюю сторону» Моцарта Казиник и заглянул вглубь: – А в глубине души невиданное знание гармонии и тайны. Поэтому Моцарт – это один из самых загадочных творцов на Земле.

…Встреча с Прометеем (так называют поклонники Казиника) длилась больше трех часов. Присутствующие с детским восхищением слушали его невероятные рассказы о композиторах, о поэтах, о нобелевских лауреатах, о Школах будущего, которые открывает Михаила Семенович. А когда Казиник закончил вечер, одна дама, провожая его глазами, призналась: «Я его в карман хочу положить и домой забрать, чтобы он на ночь мне такие истории рассказывал».

Фуршет в ходе вечера был организован гастрономом премиум-класса “Esentai Gourmet”.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15907 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить