Чхартишвили: Я перестал читать художественную литературу

Автор приключений Эраста Фандорина дал эксклюзивное интервью Forbes.kz

Фото: Григорий Чхартишвили.
Фото: А. Струнин
Фото: Григорий Чхартишвили.

FГригорий Шалвович, сейчас весь мир переходит на цифровые носители, люди качают книги в интернете. Как вы к этому относитесь? Несете ли вы и другие российские писатели убытки из-за этого? Сильно ли упали продажи ваших бумажных книг и доходы?

- Это естественный и нормальный процесс, который меня совершенно не пугает. Моя аудитория - в основном люди «продвинутые», а значит, внимательные ко всему новому. Многие из них (да и я сам) в основном перешли на электронные книги, которые во многих отношениях удобнее. В моем случае на цифрах это выглядит следующим образом: «бумажные» продажи по сравнению с пиком (2008) сократились примерно втрое, «электроника» (причем я имею в виду легальные продажи, а не пиратство) увеличилась раз в двадцать и каждый год растет вдвое.

FМожно ли сейчас назвать написание книг и книгоиздание в России выгодным бизнесом?

- Если относиться к писательству как к бизнесу (и иметь к этому делу способности), то да. Уж книгоиздательство-то точно выгодно, иначе им бы не занимались - опять-таки при способностях. Я впрочем, как говорится, ушел из большого спорта и теперь главным образом пишу для собственного удовольствия, не особенно заботясь о тиражах.

FПисатель Сергей Лукьяненко в 2015 рассказывал в Алматы: в последние годы значительно сократилось количество молодых талантливых авторов. Если они и пишут что-то, то "в стол", их труды не публикуют из-за падения продаж бумажных книг. Вы согласны Сергеем? Вам наверняка присылают свои сочинения начинающие писатели. Многие их произведения могли бы, но так и не были опубликованы?

- Всё время присылают, но я не читаю чужих текстов. В моем ремесле это вредно, это сбивает. Что касается трудностей для начинающего автора, то они были всегда. Думаете, легко было прорваться в 90-е годы? А уж в советские вообще невозможно. Сейчас же, наоборот, появился новый способ «самораскрутки»: талантливый человек может сделать себе имя через интернет, набрать там читателей и популярность. Я знаю, что многие издательства очень следят за этим и так находят себе новых авторов.

FВы видите выход из сложившейся ситуации? Как писатели могут вновь получать достойные гонорары за свой труд?

- Никак, если человек хочет писать серьезную прозу. Она, как правило, начинает оплачиваться уже после смерти автора. Если же вы хотите работать с массовой литературой, нужно придумать что-то новое, что-то собственное. И надеяться, что ваша находка совпадет с читательским интересом. Другого рецепта нет.

FВы неоднократно говорили, что не считаете себя писателем — скорее, беллетристом, поскольку развлекаете читателя. После большого труда «История Российского государства», или, быть может, других произведений, вы не изменили мнение по поводу своего статуса в литературе?

- «История Российского государства» - всё равно массовая литература, которая делается по законам рынка. Скорее тут нужно говорить о моей «серьезной» серии «Семейный альбом», для которой я написал уже два романа – «Аристономия» и «Другой путь». Вот они точно не рыночные, а это значит, что к прежней профессии беллетриста я прибавил еще одну – писателя. Хорошего или плохого, об этом судить не мне.

FЭраст Фандорин хоть и не единственный созданный вами персонаж, но стал своего рода «Шерлоком Холмсом» вашего творчества. Планируете ли вы когда-нибудь придумать «конкурента» Фандорину?

- Нет, мне эти игры надоели. Хватит козликом скакать. Хочу писать серьезно и нудно. В соответствии с возрастом (Григорий Чхартишвили родился 20 мая 1956. F).

FГригорий Шалвович, о вас, как и о Шекспире, ходили упорные слухи, что вы вовсе не вы, а вообще группа авторов. А всё потому, что разные произведения сильно отличаются по стилю изложения, языку, атмосфере. Сложно ли быть непохожим на самого себя?

- Сложно все время писать одинаково. Надоедаешь сам себе. А экспериментировать со стилями и жанрами весело и легко.

FКак бы вы описали своего читателя? Или для каждого воплощённого вами жанра портрет читателя будет свой?

- Очень хотел бы иметь точное представление о своей читательской аудитории. Но увы. Никто пока таких исследований не проводил. Знаю только географически, что две трети моих читателей живут в России, треть – за ее пределами.

FОгромное количество поклонников вашего творчества, и я, в том числе, влюбились в вашу Пелагию (если уместно так сказать в адрес «лица» духовного). Можно ли нам надеяться, что вы порадуете их новыми романами о приключениях отважной монахини?

- Нет, там всё закончилось. Я хорошо устроил героиню, свел ее с Женихом. У Пелагии всё отлично. Счастья ей.

FВы очень активно экспериментируете с жанрами и формами повествования. Можете ли вы назвать ваши самые успешные и провальные, на ваш взгляд, эксперименты? Много ли идей с «нетрадиционными» формами и жанрами вы вынашиваете и собираетесь реализовать?

- Только что, в день своего шестидесятилетия, я запустил новую штуку – проект «Осьминог». Это электронное приложение для мобильных устройств. Книга с ветвящимся сюжетом и скрытым психологическим тестированием. К тому времени, когда выйдет интервью, уже будет известно, насколько эта затея удалась. Если она понравится читателям, будет и продолжение.

FЖителей СССР называли «самой читающей нацией». На ваш взгляд, можно ли так сказать про современных жителей России и СНГ?

- Самая или не самая, но все равно читающая. Больше, чем в Италии или Франции. Меньше, чем в Германии или Польше.

FВ Голливуде планировалась экранизация вашего романа "Азазель". Почему проект так и не увидел свет, что произошло? Какие экранизации ваших произведений в России можно ожидать в ближайшие годы?

- Там произошел внутренний конфликт между режиссером и продюсером. Когда срок предоставления прав истек, я заключил контракт на англоязычный сериал «Фандорин» с британским телеканалом. Но это дело медленное. Сейчас готовится пилотный сезон из трех фильмов. Когда выйдет, пока не знаю.

FВы не раз говорили, что по образованию историк. Но ведь вы еще и филолог, литературовед. Возможно ли, что однажды свет увидит вышедший из-под вашего пера цикл литературоведческий, где будет отражён ваш писательский взгляд на литературу?

- Вряд ли. Я перестал читать художественную литературу. Уже давно – с тех пор, как начал писать ее сам. Как я уже говорил, чужие тексты мне мешают.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

5519
просмотров