Кайрат Мажибаев о глобальном кризисе: Все продуктовые сети испытывают ужасный стресс

Крупный казахстанский бизнесмен рассказал, как его компания работала с китайскими поставщиками в разгар пандемии, в каком состоянии находится продуктовый ретейл в Казахстане и почему он считает компьютерные вирусы такими же опасными, как COVID-19

Кайрат Мажибаев
ФОТО: Андрей Лунин
Кайрат Мажибаев

Гостем прямого эфира в Instagram бизнесмена и издателя Forbes в Казахстане, Грузии и Узбекистане Арманжана Байтасова стал Кайрат Мажибаев, глава компании RG Brands (крупнейший производитель напитков) и председатель совета директоров инвестиционной Resmi Group, пишет сайт радиостанции BusinessFM. Он входит в список «50 самых влиятельных бизнесменов» журнала Forbes Kazakhstan и защищает права ретейла как председатель комитета торговли президиума НПП РК «Атамекен». Часть товаров продуктовый гигант RG Brands поставляет из Китая – так что компания узнала про пандемию COVID-19 одной из первых.

Если бы в начале 90-х годов Кайрат Мажибаев не выбрал бизнес своей стезей, то, вероятно, сейчас все равно был бы на передовой борьбы с коронавирусом – как профессиональный врач. Он закончил Алма-Атинский медицинский институт и считает, что научный подход всегда помогает ему в бизнесе.

Как оценивает происходящее в стране Мажибаев-бизнесмен, общественный деятель и кандидат медицинских наук – об этом и пошла речь в эфире.

У бизнесменов сейчас напряженные дни, несмотря на карантин. Я знаю, что приходится постоянно принимать сотни нестандартных решений. Невзирая на это, вы нашли время, чтобы пообщаться и поговорить, дать рекомендации. Первый же вопрос - о работе компаний Resmi Group и RG Brands. Как пандемия повлияла на ваш бизнес?

- Наш бизнес специализируется на инвестициях в потребительский сектор, это производство продуктов питания, напитков, и финансовый бизнес, который тоже связан с потребительской активностью. Поэтому карантин и самоизоляция на нас сильно влияют. Люди в трех самых крупных городах – Нур-Султан, Алматы и Шымкент сейчас не просто сидят дома. Основной стрессовый фактор, что мы все разделены друг с другом, разорваны социальные связи.

Мир очень сильно изменился. Вчера мы жили в эпоху глобализации, а сегодня из глобальных вещей у нас только коронавирус. Вы сами производите продукцию и доставляете товар других производителей на полки супермаркетов. Как вам удалось сохранить логистические цепочки?

- С 21 января мы каждый день отслеживали цепочки поставок и знали, что происходит на каждом этапе – от порта Циндао в Китае до Казахстана. После первых сигналов о том, что в Китае разворачивается сложная ситуация, мы включили «режим СРК» – «Систему разрешения кризисов». Я был удивлен высоким профессионализмом китайских властей, которые совместили заинтересованность в здоровье населения и бизнес-ориентированность. Они сделали все, чтобы защитить международных бизнесменов от стресса.

К середине марта, когда коронавирус пришел в Казахстан, мы подготовились: создали «подушку безопасности», добавили 35-45 дополнительных дней поставок в нашу цепочку, чтобы обеспечить запас на складах.

Как изменилась структура потребительского спроса?

- Очень сильно. Все шутят про покупку гречки и туалетной бумаги в колоссальных масштабах. Примерно так и было. Увеличились продажи товаров ежедневного спроса, причем люди стали нереально чувствительны к цене. Каналы продаж тоже претерпели изменения. Все, что касается потребления на ходу, вне дома - упало до нуля. Основную нагрузку взяли на себя магазины у дома и гипермеркеты. Увеличились продажи социально важных товаров – так называемых soft commodities. Но у них маржа маленькая - всего 1-3%. Спрос на высокомаржинальные товары упал.

Удивительно, что вы еще в январе начали планировать такое развитие событий. Как вы к этому пришли? Немногие компании так сориентировались.

- Мы всегда разрабатываем стресс-сценарий с зонами риска. В соответствии с этим сценарием мы выстроили цепочку поставок таким образом, чтобы у каждой группы товаров был альтернативный поставщик. Перевели на дистанционную работу женщин старше 55 лет, мужчин старше 63 лет, матерей с малолетними детьми. Но при планировании мы не спрогнозировали масштаб кризиса. Думали, что он будет региональный, а случился глобальный. Поэтому некоторые поставки мы перенесли в Россию и в Европу - и там тоже встретились с рисками. Такой глубины падения по некоторым категориям мы не ожидали.

И о падении. Многие говорят, что продуктовые сети чувствуют себя победителями, потому что у них идет хорошая выручка, забывая, что некоторые группы товаров вообще не покупаются. Как вы оцениваете покупательскую способность?

- Все продуктовые сети испытывают ужасный стресс. Неизвестно, что лучше – полностью закрыться, быть социально защищенным и точно понимать убытки или быть социально ответственным, на острие продовольственной безопасности и при этом не знать глубину падения. Все сотрудники розничных продовольственных сетей – мерчендайзеры, менеджеры, кассиры, продавцы, складские работники – абсолютные герои. У меня медицинское образование, и я понимаю, что работники торговли сейчас наряду с врачами несут большую ответственность. Они отвечают за продуктовую безопасность, контактируют с огромным количеством людей. 

Возможно, что в течение полутора-трех лет мы увидим еще одно изменение розничного ландшафта, которое будет следствием сегодняшних событий.

То есть на самом деле не факт, что ретейлеры зарабатывают?

- Они, мягко говоря, не зарабатывают. 13 апреля Союз торговых сетей обратился к премьер-министру и к президенту Казахстана. Обращение подписали крупные работодатели, а в этой сфере занято порядка 1 млн 400 тыс. человек. Это не те люди, которые зарабатывают большие деньги, большинство из них - социально уязвимы. Имеет смысл поддержать их или прямым субсидированием или льготами, например, по фонду оплаты труда. Мне кажется, что в такие моменты любая господдержка должна быть социально ориентированной. Государство сделало правильные первые шаги, поддержав микро- и малый бизнес, индивидуальных предпринимателей.

Я предложил на встрече с членами правительства, с руководителями НПП «Атамекен» и отраслевых ассоциаций два варианта. Есть бизнесы с высокими оборотами и большим количеством сотрудников. Их имеет смысл поддержать, чтобы они сокращали как можно меньше сотрудников, делая это как можно более мягко, с компенсациями зарплаты. Есть другой тип бизнеса, где не работает много людей. Это высококапитализированный бизнес с большими инвестициями в инфраструктуру, в производство, торговлю. Им нужно помочь с платежным балансом – рефинансировать, дать льготы. Но невозможно давать узкому кругу наиболее активных людей основную часть госрезервов. Должен существовать определенный общественный договор.

Предлагают освободить бизнес от налогов и социальных платежей с фонда оплаты труда (ФОТ) - ИПН, ОПВ, ОСМС, соцотчисления, соцналог.

- Да, но я считаю, что рынок и людей до конца это не спасет. Бизнесу может не хватать денег на чистую заработную плату. Некоторые страны пошли на то, чтобы субсидировать заработную плату, чтобы люди не выключались из экономического процесса. Я считаю, что субсидии должны быть не только в компании, но и в человеческий капитал.

Я слабо верю в то, чтобы наша страна пойдет на субсидирование зарплаты. Но льготы на ФОТ для бизнесменов тоже будут большой помощью. Еще один вопрос – об изменениях рынка. О новых возможностях, которые появятся после кризиса. Например, пандемия будет способствовать развитию цифровизации. Вы просчитываете эти варианты?

Сильные становятся сильнее, а слабые – слабее. Становится важным вопрос финансовый дисциплины. Сейчас каждая семья, каждая компания должна иметь «подушку безопасности». Тогда будет меньше поводов обращаться к государству за спасительными субсидиями. В потребительском секторе мы видим серьезный тренд – люди обращают внимание на безопасность. Страховые продукты, здоровье – все это будет пользоваться спросом.

Весь мир обсуждает, по какому сценарию будет развиваться кризис. По сценарию V, когда за резким спадом следует стремительное восстановление? Или по схеме U, с длительными периодами (год или даже несколько лет) между спадом и ростом? Или сценарий L – постоянный или длительный спад?

- Один из наших стресс-сценариев – W-кризис с афтершоками. Подъем, после которого следует спад, и так несколько раз. Дело в том, что текущий кризис происходит сразу в нескольких отраслях: нефтяной, финансовой, здравоохранения. Нарушены фундаментальные факторы. Что будет с банками, которые кредитовали бизнес? Что будет со страховыми компаниями? Это не мгновенный процесс. Волны экономических потрясений Кондратьева происходили раз в 50 лет. Потом они сократились до семи лет. Сейчас стрессы происходят каждые 3-4 года. То же самое с вирусом. Он может вернуться в новом обличии. И не только как угроза здоровью. Мы говорим о цифровизации, но еще ни разу не столкнулись с серьезными компьютерными вирусами – это тоже может привести к масштабным неудобствам.

Так это еще целая стая «черных лебедей».

- Этот сценарий возможен. Я всегда предлагаю бизнесменам руководствоваться более консервативными прогнозами.

Прямые эфиры продолжатся. В четверг, 16 апреля, в эфире Instagram-канала @armanzhan состоится диалог о проблемах туристической отрасли с Ержаном Еркинбаевым, председателем правления АО «Национальная компания «Kazakh Tourism», а в пятницу, 17 апреля, режиссер Ермек Турсунов расскажет о своей новой книге.

Все материалы по теме «Коронавирус и Казахстан» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16348 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 сентября родились
Жулдыз Омарбекова
депутат мажилиса парламента РК, основатель общественного благотворительного фонда «Бауржан»
Нурлан Рахметов
член совета директоров НАО «Международный центр зелёных технологий и инвестиционных проектов»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить