Запрет на спекуляцию, или Возврат в Советский Союз

Диалог Айдына Бикебаева, старшего партнера компании «Саят Жолши и партнеры», с представителями антимонопольного органа

В силу своего увлечения проблемами конкурентного права и антимонопольного регулирования я часто участвую в различных конференциях и «круглых столах» по этой тематике. И вот недавно у меня получился интересный диалог с представителями антимонопольного органа. Сразу хотелось бы уточнить, что я мог забыть некоторые детали, но в целом суть разговора соответствует истине.

Молодой руководитель управления выступал с докладом и в конце сказал следующее: «Мы выявили картельные сговоры на рынке ряда продуктов питания. Это так называемые «спекулятивные сговоры». Суды нас везде поддержали».

После того, как модератор дал возможность задать спикеру вопросы, я спросил: «Пожалуйста, поясните, что значит спекулятивные сговоры?»

- Это, к примеру, случаи повышения цен на продукты питания вслед за повышением цен на российском рынке, что имело место в прошлом году, - с готовностью ответил он.

- Так мы же вроде уже в едином экономическом пространстве живем. Раз цены на общем рынке поднялись, почему казахстанские предприниматели не могут их повысить, это же проявление свободы ценообразования? Или вы полагаете, что они должны продавать ниже российских компаний?

- Нет, наши компании купили их по ранее существовавшим ценам и не могут поднимать цены, даже если они где-то и выросли. У наших же себестоимость другая сложилась. Это чистейшей воды спекуляция. Это несправедливо.

- Уважаемый, вы хотите сказать, что цены в рыночной экономике определяются не спросом и предложением? Я понимаю, когда речь идет о монополисте, который контролирует рынок, но мы же ведем речь о конкурентных рынках. Почему я, не являясь доминирующим игроком, не могу пользоваться рыночной конъюнктурой, если на мой товар на рынке складываются хорошие цены?

- Мы живем в Казахстане и должны защищать права потребителей. Это же все тогда будут пользоваться моментом и повышать цены.

- Друзья, но тогда так и напишите в законе, что спекуляция запрещена. Так будет честнее. И мы автоматически будем признаваться страной с нерыночной экономикой. Это - во-первых. А во-вторых, если вслед за рыночной конъюнктурой повысились цены, почему вы считаете это сговором? Они же не встречались, не договаривались. Каждый предприниматель повысил цены самостоятельно, учитывая рост цен в целом на едином рынке.

Тут, видя мою неуступчивость, в разговор вмешивается один из бывших руководителей антимонопольного органа: «Вы предлагаете нам спокойно сидеть и не защищать права потребителей?! В конце концов, закон Шермана в США принят именно как реакция в отношении действий монополий, которые ущемляли права потребителей».

- Коллеги, закон Шермана не направлен на защиту прав потребителей. Этот закон против монополий и ограничений конкуренции. В мире считается, что антимонопольный орган должен защитить и обеспечить конкуренцию, а будет конкуренция – наилучшим образом удовлетворятся интересы потребителей. Ваше соучастие в этом и не нужно. Надо заниматься развитием и защитой конкуренции. На самом деле то, что вы делаете, – это подмена понятий. Вы хотите регулировать цены там, где их нельзя регулировать, тем самым нарушаете принцип свободы ценообразования. Более того, вы считаете сговором действия, которые не имеют в основе согласование воли разных предпринимателей. К тому же в ряде случаев вы считаете сговором, даже когда цены повысились на разные величины, что является показателем отсутствия договоренности и проявлением конкуренции. Так сговоры в мире не доказываются. Надо менять закон о конкуренции.

- Мы живем в Казахстане и наше законодательство такое, какое нам нужно на данном этапе и вам придется считаться с этим, - категорично заявил один из моих оппонентов.

- Коллеги, посмотрите закон. Где там написано, что повышение цен вслед за ростом цен в целом на рынке, – это сговор? Эта ваша трактовка…

В своем выступлении на этой конференции, как и в течение многих лет до этого, я говорил о необходимости внесения изменений в закон о конкуренции, чтобы не было таких толкований. Понятно, что предложение не будет поддержано, иначе резко сократится количество ежегодно раскрываемых спекулятивных «сговоров». Поэтому дальше спорить не стал. Каждая из сторон осталась при своем мнении.

В течение этой дискуссии один из главных руководителей антимонопольного органа, присутствовавший в качестве модератора, как и руководители антимонопольного органа Евразийского экономического союза, не проронили ни слова. Может, корпоративная солидарность мешала…

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10679 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить