Тонкость управления

Потенциальный рынок Private banking в Казахстане оценивается в 1,2 трлн тенге

Julius Bae

Швейцарский миллиардер Эрнесто Бертарелли унаследовал фармацевтический гигант Serono после смерти своего отца в 1987 году. Спустя 10 лет он продал компанию немецкой Merck KGaA за $16 млрд. После завершения сделки у него на руках оказался не только кеш, но и ценные бумаги. Для того чтобы обслуживать свои активы, он создал под них собственный банк. Это может послужить классическим примером того, как очень состоятельный человек обходит банковскую систему, играя по своим правилам.

Наследниками подобных состояний становятся всего лишь десятки человек в мире, чаще счастливчики получают от своих родственников суммы, гораздо меньшие, чем Бертарелли. Финансовый рынок знает много примеров, когда у миллионера есть деньги, но заниматься приумножением капитала он не хочет или просто не умеет этого делать, да и банк не создашь на $1–2 млн. Тем временем у денег есть неприятное стремление к нулю: они либо обесцениваются, либо заканчиваются. Как поступить в такой ситуации? В странах постсоветского пространства приобретает популярность банковская услуга Private banking (управление частным капиталом). Если к нам этот инструмент только приходит, то в Европе им пользуются уже несколько веков.

Private banking (PB) – это не просто управление частным капиталом, но и инвестиционные и консультационные услуги. Направление PB предусматривает разработку нестандартных персональных решений по сохранению, эффективному использованию и приумножению капитала, обеспечение наиболее комфортных и доверительных условий обслуживания на принципах конфиденциальности и сервиса высокого класса.

Индустрия PB, имеющая альтернативный термин Wealth management – управление частными капиталами, – появилась в Европе и США в XVIII–XIX веках, тогда, когда большая часть личных крупных капиталов была вложена в семейный бизнес и недвижимость и владельцы легко могли самостоятельно управлять своей собственностью. На тот момент доступных денежных инструментов было очень мало, и основными услугами, которые предлагал банкир, являлись опции, связанные с обслуживанием счета клиента в банке. Позднее услуга PB в классике стала предлагать инвестиционный консалтинг и индивидуальное доверительное управление активами для каждого VIP-клиента.

Европа знает и более древние истории, когда 400–300 лет назад далекие предки заработали состояние, которое передали наследникам. Состояние, немного приумножаясь, передавалось по наследству, а владельцы вели размеренную жизнь, занимаясь любимым делом. Сейчас среди таких людей можно встретить пекарей, врачей, учителей, ученых. Свой капитал они передали внешним управляющим банкирам.

В текущем формате классический спектр услуг PB включает в себя стандартный перечень продуктов, таких как классические банковские услуги, инвестирование, индивидуальное налоговое планирование, вопросы наследования капитала, страховые программы, консьерж-сервис.

Вплоть до 2007 года доверительное управление счетами состоятельных клиентов показывало устойчивый позитивный тренд как на развитых рынках, так и в развивающихся странах, включая страны БРИК, бурный рост практически всех фондовых рынков позволял показывать сверхдоходы данному кругу клиентов. «Таким образом, крупные инвестиционные дома, включая PB, привлекали огромные объемы капитала, размещая их как в консервативные финансовые инструменты, так и в наиболее агрессивный по доходности и степени риска сегмент экзотических гибридных финансовых продуктов, включающих в себя сбалансированный микс-продукт из деривативов (опционы, свопционы) и облигаций», – рассказывает вице-президент АО «Сентрас Секьюритиз» Ольга Эм.

Если брать мировые тенденции, то, согласно отчету McKinsey Global private banking survey 2013, последние четыре года благосостояние миллионеров ежегодно показывает устойчивый рост на уровне 8,5 %, включая как развитые, так и развивающиеся рынки. Именно развивающиеся страны делают основной вклад в размере 37 % в общее благосостояние всех миллионеров в мире.

Начиная с 2008-го и вплоть до 2012 года финансовый кризис особенно ударил именно по данной нише, многие инвестиционные банки и хедж-фонды стран ЕС и США, основывающие свою стратегию в секторе услуг PB, начали корректировать альтернативные доходности по своим инвестиционным предложениям в сторону существенного снижения. В то же время ощутимо данный кризис ударил по всем финансовым инструментам, уводя практически весь капитал инвесторов в тихую гавань депозитов и низкорискованных активов с фиксированной доходностью на длительный период.

Казахстанская доля

«Примерная оценка текущих казахстанских счетов миллионеров в долларовом эквиваленте составляет порядка 1000–1500. Беря за основу, к примеру, список Forbes Kazakhstan за 2012 год, текущие активы первой полсотни состоятельных бизнесменов в совокупности составляют порядка $23,637 млрд, из которых 15 % владельцев, по очень грубым оценкам, имеют в активах финансовые активы в качестве банков, брокерского бизнеса и страхового бизнеса. Соответственно, можно оценить привлекательность и огромный потенциал в развитии именно данного вида услуг», – добавила Ольга Эм.

По ее мнению, востребованность услуги PB в Казахстане на данный момент неочевидна, в то же время с некоторых пор начинает набирать обороты услуга MFO (multifamily office) или SFO (single family office). Основа услуги «Семейный офис» заключается в предоставлении сервиса клиенту «под ключ» – от независимой экспертизы инвестиционных решений до выработки и реализации персональной инвестиционной стратегии, беря в учет вопросы наследования, дарения, оптимизации налоговых выплат, даже оплаты коммунальных платежей.

«Данный вид сервиса становится доступным не только для сверхбогатых клиентов с активами свыше $50 млн, но и для клиентов с активами $5–50 млн. В Казахстане данная услуга не представлена инфраструктурно, скорее всего, есть фрагментированная частичная реализация отдельных видов сервиса, без комплексного обслуживания одного клиента, – говорит Эм. – Исторически семейный офис являлся отдельным юридическим лицом, которое обслуживало интересы одной семьи, включая как юридические вопросы, в том числе налоговую оптимизацию, создание трастов и управление ими, так и финансовые и инвестиционные задачи, которые стояли на тот момент перед владельцем бизнеса».

Эволюционируя, данный бизнес со временем выделяется в отдельную бизнес-единицу, которая стала предлагать услуги сторонним состоятельным семьям, таким образом превращаясь из SFO в MFO. Такие инвестиционные банки, как Deutche Bank, UBS, Goldman Sachs, JP Morgan, Merrill Lynch, вкупе с услугой PB предлагают услуги MFO. К примеру, семейный офис Merrill Lynch стал многосемейным, когда его основатель Чарльз Меррилл в 1993 году открыл двери для других семейств, в основном коллег из Merrill Lynch.

«К сожалению, в Казахстане данный вид услуг представлен в основном среди казахстанских коммерческих банков, которые предоставляют сервис VIP-клиентам-депозиторам, ограничиваясь предоставлением классических банковских услуг. В то же время казахстанские брокерские компании также в урезанном, ограниченном формате предлагают состоятельным клиентам услугу индивидуального доверительного управления активами, входной порог в среднем варьируется и составляет минимальную сумму в размере от $300 тыс. и выше. Инвестиционный консалтинг также предоставляется именно брокерскими компаниями, банки в свою очередь ограничиваются и предлагают только депозитные программы», – отметила Ольга Эм.

С позицией брокера не согласились казахстанские банкиры, пояснившие, что спектр услуг в рамках программ PB выходит далеко за пределы депозитных программ. Например, в АО «АТФБанк» есть отдельное направление PB, которое предлагает своим клиентам как комплекс классических банковских услуг, так и инвестиционные и консультационные услуги. К числу последних банкиры относят брокерские услуги, доверительное управление активами, паевые инвестиционные фонды, зарубежные инвестиции, консультационные и аналитические услуги. «Кроме этого, мы предлагаем консультационные услуги в рамках опыта, который банк приобрел, будучи членом группы UniCredit: открытие счетов и доверительное управление активами в зарубежных банках-партнерах, юридическое и налоговое консультирование, риелторские услуги, лизинг частных самолетов, услуги страхования, инвестиции в произведения искусства (art-banking), консьерж-услуг, операции с золотом», – пояснили в АТФБанке.

Наша специфика

Private banking стран СНГ, не связанный с мировыми банковскими именами, на исходе второго десятка лет своего существования выработал способ, применяя который он мог бы конкурировать с глобальными финансовыми синдикатами – маленькими и большими. Во-первых, это глубокое погружение в финансовые проблемы клиента и оптимизации налогообложения. Во-вторых, это консьерж-сервис. Стремясь привлечь или удержать клиента, банки кроме private banking занимаются организацией его жизни и досуга: покупают билеты на самолет, в театр, на крупнейшие спортивные состязания, страхуют от рисков, консультируют по вопросам недвижимости. 

Входной билет в зону PB по стандартам АТФБанка составляет от $500 тыс. размещенных в банке активов, что является средним показателем по рынку.

По мнению банкиров, с приходом новой волны развития бизнеса в Европе, изменениями в мировых экономических тенденциях, ростом благосостояния населения в глобальных масштабах PB становится более значимым и востребованным направлением банковской деятельности. Среди основных причин, которые могут повлиять на решение того или иного финансового учреждения в создании PB в Казахстане, банкиры называют положительную экономическую и стабильную политическую ситуацию внутри страны. Кроме этого, позитивным фактором становится развитие финансового рынка, других секторов экономики и, как следствие, увеличение благосостояния собственников бизнеса. Высокий потенциал роста рынка элитного частного банковского обслуживания и относительно небольшой текущий уровень конкуренции на данном рынке также играют свою положительную роль в развитии PB в Казахстане. Ну, и главным фактором является возможность привлечения долгосрочных пассивов в достаточно большом объеме.

Если говорить об объемах, то для направления PB в Казахстане есть серьезные перспективы. По мнению специалистов АТФБанка, которые ссылаются на данные Нацбанка РК, общая сумма депозитов граждан РК продолжает увеличиваться ежегодно, при этом вклады физических лиц за последний год увеличились на 23,8 %. Доля активов клиентов PB составляет не менее 30 % от общего депозитного портфеля населения. Другими словами, это около 1,2 трлн тенге.

Казахстанцы все больше инвестируют денег в различные проекты, в том числе и за рубежом. Чтобы инвестировать в иностранные проекты, необходимо знание специфики местных рынков, которого у казахстанских миллионеров зачастую нет. В этом случае помогает PB, ведь у местных банкиров есть связи с иностранными. Например, в АТФБанке консультируют клиентов по открытию, ведению номерных или именных счетов и доверительного управления активами в международных банках Австрии – Schoellerbank, Люксембурга – UniCredit Luxembourg S.A. «Мы развиваем данное направление и планируем выход на рынки Азии, в частности в Китай (Гонконг), выступив в качестве моста между Азией и Казахстаном для бизнесменов обеих стран. В данном ключе новым партнером является компания Mabel Chan & Co, Гонконг, которая предоставит профессиональные рекомендации по открытию счетов физическим лицам, регистрации компании, инвестиционным продуктам и ведению бизнеса», – добавили в АТФБанке.

«Продолжится стагнация в Европейском союзе. Беспокойство вызывают слабеющие позиции Франции и Италии, которые терпят новые неудачи в борьбе с долговым кризисом. Тем не менее в Европе есть островки положительного роста. До настоящего времени успешно действовала в кризис Германия, да и сама Швейцария неплохо справляется с последствиями кризиса. Кроме этого, все больший вес в мировой экономике начинают приобретать развивающиеся страны, – рассказал главный экономист и управляющий директор швейцарского банка Julius Baer Bank Йохан Виллем Акет. – В настоящее время объемы мировой торговли упали. Примечательно, что сейчас нарушен так называемый семилетний цикл роста и падения. В последние два года зафиксированы резкие скачки в экономике некоторых государств, а значит, нет гарантии, что не будет нового спада».

Швейцарские банкиры предложили свои услуги казахстанцам в рамках PB в партнерстве с Евразийским банком. «Аналитический департамент Julius Baer Bank – один из самых мощных в мире, они котируются Bloomberg и другими финансовыми агентствами. Мы получаем от них самую лучшую аналитику, а обзоры по глобальным трендам представляют большой интерес для наших клиентов и для нас тоже. Рекомендации нашим клиентам по макроэкономическим и глобальным вопросам мы можем передать из первых рук – напрямую из Julius Baer Bank. Мы в свою очередь хорошо разбираемся и предоставляем информацию о локальных казахстанских и азиатских процессах», – прокомментировал заместитель председателя правления Евразийского банка Аяз Бакасов, курирующий направление PB.

Особенности игры

Миллионеры Казахстана в большей своей части – это состоятельные люди первого поколения, которые сами заработали свой капитал. «Посмотрим на средний слой состоятельных людей, которые имеют $1–2 млн, – предлагает Аяз Бакасов. – Чего такой клиент хочет? Он желает увеличить свои деньги. Знает ли он, как это сделать? Да, таким же способом, как и заработал эти средства. Наша задача – донести до него, что мы можем увеличить его капитал через инвестиционные инструменты. Если клиенту предложить поместить деньги на депозит, то он не согласится, но если затронуть вопрос финансирования, то, как правило, реакция другая».

Вклады физических лиц за последний год увеличились на 23,8% 

Он считает, что классический PB в западном стиле серии англосаксонских и европейских юрисдикций на территории СНГ не существовал и не будет существовать в Казахстане, пока не сменится два-три поколения.

«Спустя десятилетия наступит момент, когда местный бизнес поймет, что PB в классическом стиле – интересное направление. Появится крупный сегмент инвесторов, которые захотят отдать деньги в управление, тогда в Казахстане можно будет внедрять PB европейского стандарта. Если я не буду смотреть на эти обстоятельства и начну сейчас внедрять англосаксонские традиции PB, то я сам себе подпишу приговор, – говорит Бакасов. – Сегодня казахстанских клиентов, готовых принять европейскую систему PB, просто нет. Например, существующие в Европе семейные бизнесы в среднем имеют возраст 100 лет, а некоторые компании ведут свою летопись с 1700-х годов. У держателей этих бизнесов нет беспокойств, у них все устоялось, предусмотрены наемные генеральные директора, и все строится на отношениях между исполнителями в банке и его компании».

В Казахстане, по его мнению, все собственники активно вовлечены в свои корпоративные дела. Поэтому банковский работник в Казахстане должен заниматься управлением состоянием (Wealth Management), что является условием рынка. «Мы не можем в Казахстане разделять у богатых людей их частные финансы от корпоративных дел. В Европе подход вмешательства владельца в корпоративные дела изменен и давно отчужден», – подвел черту Аяз Бакасов. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12394 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить