Как власти Алматы собираются завести в город якорные проекты и ликвидировать фавелы на окраинах

О стратегической миссии Алматы стать драйвером глобальной интеграции всего региона

ФОТО: Андрей Лунин

Лидер нынешнего рейтинга конкурентоспособности регионов – не только самый большой город страны, но и единственный казахстанский, входящий в Worldwide Cost of Living – рейтинг The Economist, оценивающий стоимость жизни по всему миру уже более 70 лет. В 2019 году Алматы попал в пятерку самых дешевых городов: чуть дороже Ташкента и чуть дешевле Бангалора. Замыкают топ-5 воюющий Дамаск и охваченный кризисом Каракас (на противоположной стороне списка оказались Сингапур, Париж, Гонконг, Цюрих и Женева).

В 2018 году Алматы дал чуть более пятой части ВВП страны (это самая большая доля в региональном разрезе), заплатил больше всех налогов в республиканский бюджет, привлек почти четверть всех прямых иностранных инвестиций (второй результат после Атырауской области, где идет масштабное расширение на Тенгизе), принял больше всего внутренних мигрантов. Однако при этом по бюджету на душу населения он занял лишь 10-е место, по средней зарплате – четвертое (росла медленнее, чем почти во всех регионах, за исключением Мангистау). В Алматы самая высокая молодежная безработица, а по итогам второго квартала 2019 года регион занял последнее место по росту реальных денежных доходов населения (4,8% при средних по Казахстану 8,4%). Статистика создает ощущение, что город вкладывает в благосостояние страны несколько больше, чем в собственное (впрочем, аналогичные претензии могут высказать и нефтедобывающие регионы), хотя, возможно, некоторые диспропорции вызваны недостаточной эффективностью местного менеджмента.

Например, авторы совместного исследования Института экономики МОН и Urban Forum Almaty считают, что расширение границ города не только изменило масштабы задач по развитию территорий, но и существенно отразилось на структуре городского пространства: оно стало еще более неоднородным, многоликим, несбалансированным. Авторы, правда, не уточняют, о каком по счету расширении идет речь, но алматинцы помнят, что самое большое изменение границ произошло в бытность акимом Ахметжана Есимова (2008–2015), когда в черту города вошли не только окрестные дачные массивы и сельские населенные пункты, но и выведенное из состава Национального парка урочище Кок-Жайляу, на долгие годы ставшее полем битвы между городскими властями и экологической общественностью по вопросу строительства еще одного горнолыжного курорта (точка в споре была поставлена во время недавнего визита президента в Алматы, на котором он прямо запретил продолжать этот проект).

Согласно исследованию, приток населения в Алматы носит стихийный характер, а возможности социальной, инженерной инфраструктуры и рынка труда ограничены. Эти процессы обостряют проблемы перенаселенности, снижения качества городской среды и безработицы, особенно в среде внутренних мигрантов. Сложности с жильем и трудоустройством, доступом к образованию и здравоохранению, кредитам и государственным услугам, низкая оплата труда приводят к усилению рисков социальной поляризации, маргинализации. При этом нецентральные (особенно недавно образованные) районы испытывают большие сложности с адаптацией среды к городским условиям, что необходимо для того, чтобы начать развивать там экономику, стимулировать предпринимательскую активность, привлекать инвестиции.

Исследователи приходят к выводу, что структура экономики Алматы похожа на экономику европейских и азиатских мегаполисов по доле финансового и транспортного секторов, значительно опережает их по доле торговли, но при этом заметно отстает по доле госсектора, некоммерческих организаций, строительства и обрабатывающей промышленности. Последнее, правда, может быть связано со спецификой административного устройства Казахстана, когда фактически расположенные в городской агломерации компании считаются «прописанными» в Алматинской области. Как бы то ни было, доля Алматы в экспорте ощутимо отстает от его доли в ВВП страны – 15%, что особенно странно при том, что в городе самые высокие вложения предприятий в НИОКР.

Расти надо быстрее

Если предыдущий аким Бауыр­жан Байбек значительное внимание уделял организации городского пространства, привнесению в него большей комфортабельности, основанной на принципах современной урбанистики (при нем появились первая линия БРТ, широкомасштабная сеть велодорожек, односторонние улицы и платные парковки в центре, современные детские и спортивные площадки, прокат велосипедов и каршеринг, значительно расширилась пешеходная зона, были снесены заборы вокруг учреждений, а городской транспорт стал активно курсировать в пригородные населенные пункты), то нынешний, Бакытжан Сагинтаев, похоже, намерен делать больший упор на развитие бизнеса. Во всяком случае, такой вывод можно было сделать из его выступления на Kazakhstan Growth Forum, организуемом каждую осень в Алматы группой «Сентрас» при поддержке Young Presidents Organization Kazakhstan. Сагинтаев заметил, что в ближайшем будущем будут конкурировать не страны, а мегаполисы, и назвал Алматы «самым богатым и самым «бизнесовым» городом в Центральной Азии, деловой столицей». По его мнению, стратегическая миссия Алматы – стать драйвером глобальной интеграции всего региона.

- У нас выгодное геоэкономическое положение, мы расположены как раз посредине трансъевразийского торгового коридора Восток – Запад, который будет ускоренно развиваться. У нас есть все возможности стать крупнейшим торгово-логистическим хабом, узлом коммуникации в самом центре нового Шелкового пути. Чтобы успешно конкурировать, мы должны ориентироваться на самые высокие стандарты передовых городов. Алматы должен отвечать современным вызовам и решать амбициозные задачи, – подчеркнул аким, добавив, что это не просто город, а «первый в регионе полноценный мегарегион на 3 млн человек».

Бакытжан Сагинтаев
ФОТО: Андрей Лунин
Бакытжан Сагинтаев

Он назвал восемь стратегических ориентиров развития Алматы, среди которых, помимо «мировой город, привлекательный как для международных инвестиций, так и для мировых талантов», были такие цели, как «город без окраин, с высокими стандартами жизни во всех районах, с полицентрической планировкой и удобной транспортной доступностью», «деловая столица Казахстана», «культурная столица» и т. д. Несколько выделялся четвертый ориентир, сформулированный как «город для инициатив».

- Решение проблем на местах требует активности горожан. 90% должны решаться по инициативе самих горожан. Мы готовы и хотим услышать эти инициативы, содействовать общественным начинаниям, – расшифровал Сагинтаев свой посыл.

В числе общих для всех мегаполисов вызовов он, сославшись на книгу «Новый кризис городов» Ричарда Флориды, назвал усиление неравенства, дороговизну жизни и недоступность жилья в центре, бедность и деградацию инфраструктуры в пригородах, а основным для Алматы – недостаточный экономический рост.

- Алматы в качестве локомотива страны должен давать экономический рост не менее 5% в год. За прошлый год индекс физического объема ВРП города вырос на 2,8%, что меньше, чем темп прироста населения. Параллельно идет процесс упрощения экономики из-за потери конкурентоспособности в сложных секторах, изменения структуры в пользу отраслей, не требующих высокой квалификации, – поставил аким диагноз. По его словам, в структуре занятости должна увеличиться доля социальной экономики, образования, здравоохранения, профессиональной научно-технической деятельности, информационных технологий. К перспективным точкам роста городской экономики были отнесены логистика, строительство, финансы, страхование, смарт-индустрия, мода, искусство, досуг, туризм и операции с недвижимостью.

Равноценная по важности проблема – базовая диспропорция по линии центр – окраины.

- Формируются два Алматы: продвинутая, благополучная, комфортная центральная часть и отстающие необустроенные окраины… Сейчас идет работа над новой стратегией развития города, там планируется приоритетное развитие в нижних районах – новый даунтаун, северные, восточные, западные, южные ворота и СЭЗ ПИТ «Алатау». В этих зонах будет сосредоточена большая часть прироста населения, развернется масштабное жилищное строительство, предстоит создать порядка 620 тыс. рабочих мест. Новые объекты социальной инфраструктуры и торговли потребуют увеличения инвестиций в разы, в том числе за счет ГЧП, – рассказал аким.

При этом микрофинансовые организации обеспечат льготное дифференцированное кредитование приоритетных проектов МСБ со ставкой 2% в районах с низкой деловой активностью и 7% – в центральных. Компания «Алматы Инвест» (создана при акимате) будет помогать привлекать крупных якорных инвесторов. Уже определены на сопровождение 20 инвестпроектов на сумму $1,5 млрд.

Дьявол в деталях

О том, как все это будет происходить в деталях, Forbes Kazakhstan рассказал заместитель акима Сапарбек Туякбаев (многие помнят его по прежней должности председателя правления АО НК «Kazakh Invest»). По словам собеседника, последние пять лет 90% всех инвестиций в Алматы приходились на частный сектор, представленный в основном МСБ.

- Если взять последние 10 лет, то первые пять лет после глобального кризиса были сложности с привлечением инвестиций. Затем ситуация стала меняться – за счет небольших проектов, реинвестиций в недвижимость, ресторанный, гостиничный бизнес и т. д., вложений международных компаний в свои представительства и офисы. Плюс МСБ создает небольшие производства, упаковочные, сортировочные и т. д., здесь государству даже не нужно вмешиваться, только стимулировать (у нас новая программа – чуть позже расскажу). С одной стороны, это демонстрирует устойчивость экономики города, но с другой – отсутствие дополнительного импульса для возникновения чего-то действительного нового. Этим импульсом могут стать лишь большие якорные проекты, инициированные государством или якорным инвестором при поддержке государства, – в инфраструктуре или недвижимости уровня столичных «Абу-Даби Плаза» и Ехро, то есть то, что дает мультипликативный эффект, – поясняет Туякбаев.

По его словам, определены несколько потенциальных якорных проектов (при этом он оговаривается, что подготовительный этап может занять года три).

- Это аэропорт, ТЭЦ, ЛРТ, метро, пригородные сообщения, возможно, трамвай или электробусный парк, электромобильный таксопарк – они решают в том числе экологические проблемы, потому что две трети загрязнения воздуха в Алматы – от автотранспорта, – сказал Туякбаев. – Задача – снизить потребность в личном автомобиле.

Замакима считает, что надо заглядывать несколько дальше сегодняшнего дня, и рассказывает об опыте Сингапура, когда власти 10 лет назад запретили электромобили, поскольку подсчитали, что для подзарядки миллиона единиц потребуются три новые электростанции, которые загрязнят атмосферу больше, чем имеющийся автопарк. Позже, когда появились водородные автомобили и источники питания в виде солнечных батарей, сингапурцы решили, что общественный транспорт в условиях компактного города-государства эффективнее миллиона авто, если даже на водородном топливе.

- Мы полагаем, что эффективная система экологичного общественного транспорта дает еще одно преимущество – снижает трафик. Будем делать ставку на общественный транспорт и каршеринг электромобилей, – заявляет Туякбаев.

Еще один, на взгляд акимата, крайне перспективный инфраструктурный проект – внедрение 5G. Один из потенциальных инвесторов – Nokia.

- Это не просто очередной этап вроде 4G, это совсем другая технология, прямая связь, то есть не надо ловить сигнал через спутник. Это кардинально меняет все в электронной торговле, ресторанном бизнесе, системе городской безопасности и т. д. Скорость и мощность обмена данными – совсем в другой плоскости. В мире это только начинается, все торопятся, потому что понимают, какой это даст эффект, и мы тоже торопимся, – объясняет собеседник.

Что касается сферы недвижимости, то в акимате считают, что в городе нужен международный выставочный комплекс мирового уровня.

- Нам говорят – существующие бизнес-центры не заполнены, но это не из-за того, что нет спроса, это вопросы эффективности бизнеса. Молодые ребята, которые придумали пространство SmArt.Point, раскачали «Алматы Тауэрс». БЦ «Жибек Жолы» не знали, как заполнить, но Tech Garden все изменил. Транснациональные корпорации оценивают уровень города по наличию в нем комплекса, который объединяет бизнес-центр с выставочным пространством, отелем, торговым центром. Вот чего не хватает здесь. Причем это не требует бюджетных вливаний, потому что это привлекательные коммерческие проекты – если создать инфраструктуру и предоставить кое-какие преференции, – утверждает Туякбаев. – Земля под такой проект найдется у банков, которые будут рады пустить «мертвый» залог в оборот. Просто нужен оператор, который сумеет все это собрать, структурировать, сделать привлекательным для всех – это наша задача.

ФОТО: Андрей Лунин

На его взгляд, в торговле и логистике конкурентные преимущества перед соседними мегаполисами у Алматы есть уже сейчас.

- В масштабах Центральной Азии мы это хорошо умеем – все поставки в регионы идут через Алматы. Потому что здесь есть логистическая инфраструктура и специалисты. Нам повезло с инициативой «Пояс и путь» – все страны торгуют с Китаем, а мы здесь, на пути. В соседних странах только начинают налаживать инфраструктуру, а у нас уже все есть. Плюс у нас огромный удельный вес торговли в экономике города, все крупные торговые компании находятся здесь. Но статус хаба можно потерять – Ташкент быстро меняется, Нур-Султан тоже работает в этом направлении. Нужно и в этом секторе создавать якорные проекты, – отметил Туякбаев.

В сфере промышленности городские власти намерены стимулировать пищевую, стройиндустрию, а логистика поможет выйти на внешние рынки.

По ТЭЦ-2 «Самрук-Энерго» приступает к разработке ТЭО, весной обещают дать параметры, после этого будут определяться с вариантом – разные инвесторы предлагают разные решения. Один из основных вопросов – как будут возмещаться затраты, потому что население и бизнес не смогут целиком оплачивать возросшие в разы тарифы (в случае перевода ТЭЦ на газ или строительства новой станции).

Судьба алматинского ЛРТ теперь зависит от решения центральных госорганов. «Это очень большой проект, городской бюджет его не вытащит. Правительство в целом одобряет, сейчас Миннацэкономики и Центр ГЧП дополнительно изучают вопрос. Но понадобится решать множество социальных вопросов – отсутствие в присоединенных районах водоснабжения, школ, детских садов, поликлиник. В общем, рассматриваем приоритеты – с чего начать. Может, через МФЦА удастся привлечь «зеленые облигации», потому что некоторые инвестиционные проекты под них подходят. Думаю, в ближайшие полгода мы найдем ответы на многие вопросы», – надеется замакима.

Для малых и средних

Глава государства во время своего визита критиковал слабые темпы развития Индустриальной зоны, которая начала создаваться еще при Есимове.

- Обычно создание индустриальной зоны занимает пять-семь лет. В 2018 году основная работа была завершена, достраиваем тупик и внутренние электросети. Часть инвесторов уже работает. Более 50% площадей выделены инвесторам, они уже достраивают свои заводы, интерес большой. До конца года будут сданы завод Hyundai, завод стальных труб Аsia Steel Pipe Corporation, завод по производству стеклянных форсажей, мясокомбинат «Бижан». В 2020–2021 годах будут запущены еще 26 производств, там есть серьезные немецкие, турецкие и российские предприятия. По нашим прогнозам, зона заполнится до 2020 года. Рядом есть около 200 гектаров земли в частной собственности, мы хотим их добавить – даже с выкупом это будет дешевле, чем подводить инфраструктуру еще куда-то, – рассказывает Туякбаев.

Для поддержки малого бизнеса предусмотрена другая схема. При СПК создан институт «Алматы Финанс» с дочерней микрофинансовой организацией.

- Малому бизнесу сейчас практически невозможно взять кредит в БВУ, коэффициент оценки залога там доходит до 0,2%, а при ставке 20–25% выжить может только торговля, – пояснил замакима. В капитализацию учредитель вложил 3 млрд тенге. Примерно 30% от оборота выдается под 2%, остальное – под 7%. Дальнейшей капитализации будет немного перепадать из бюджета, но в основном расчет на госпрограммы по микрокредитованию (в этом году на Алматы выделено 2,8 млрд тенге) и другие. Рассчитывает акимат и на фонд «Даму».

- Хотим объем довести до 30 млрд тенге. Многие говорят, что это капля в море, что банки дают ежегодно МСБ около 750 млрд тенге долгосрочных кредитов в национальной валюте. Но если учесть структуру этих кредитов, картина выглядит совсем по-другому. По данным статистики, по итогам 2018 года за счет кредитов БВУ всего 47,7 млрд тенге были направлены на инвестиции в основной капитал, из них лишь 2,6 млрд – на производство, а остальное – на торговлю, – говорит Туякбаев.

Кроме того, акимат начал строить промышленные парки – готовые здания под производство, где предприниматель может взять в аренду площадь из расчета примерно 1000 тенге за «квадрат» в месяц. При этом до запуска аренда бесплатная. 20% стоимости оборудования бизнесмен оплачивает сам, 80% – «Алматы Инвест», который потом отдает его в лизинг.

- Сейчас мы начинаем создавать пять таких промпарков, из них три – в Наурыз­байском районе в простаивавших помещениях, два, площадью 11 тыс. кв. м каждый, – в Алатауском районе, где они будут строиться с нуля, это частная инициатива строительной компании, с которой уже заключаем договор. Когда строительство закончится, у них уже будут готовые арендаторы, – отметил замакима.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9069 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
4 июня родились
Серик Айдарбеков
руководитель аппарата мажилиса парламента Республики Казахстан
Ерик Балапанов
председатель совета директоров АО СК «Лондон Алматы»
Эдуард Ким
владелец АО «Technodom Оperator»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить