Когда конина заменит окорочка в рационе казахстанцев

Говядина – далеко не единственный вид мяса, по которому у Казахстана есть хорошие экспортные перспективы. Не меньшим потенциалом обладают традиционные для страны баранина и конина. Однако для реализации существующих возможностей Минсельхозу РК нужно изменить нынешние акценты господдержки

Фото: Андрей Лунин

Криминальный риск

Не секрет, что Казахстан в настоящий момент импортирует большой объём мяса птицы. В том числе более 120 тыс. тонн американских окорочков. Это продукт глубокой заморозки, к тому же изначально не отличающийся высоким качеством. Его продолжают ввозить, поскольку это социальный сегмент – недорогой источник белка, пользующийся стабильным спросом.

Тем временем эксперты считают, что эту роль вполне могла бы выполнять конина, которая сейчас в силу дороговизны считается деликатесом. Вопрос лишь один – снизить себестоимость. И это вполне реально. Пример – соседняя Монголия, где конина на внутреннем рынке стоит порядка 600 тенге за кг в пересчете на казахстанскую валюту. В Казахстане – от 1600 тенге. Поэтому в Монголии мясо птицы занимает совсем небольшую долю в рационе. Основу питания там составляют конина и баранина.

Причина низких цен на традиционные виды мяса в том, что в Монголии очень высоко поголовье лошадей - порядка 7 млн. И это при населении страны 3 млн человек. То есть на каждого человека приходится по две лошади. При этом в Казахстане – всего одна лошадь на шесть человек!

Казахстану необходимо решить несколько принципиальных вопросов, чтобы увеличить поголовье лошадей в стране, тем самым снизив и себестоимость мяса. И тут в первую очередь необходима борьба с конокрадством.

- Последний факт – в Актобе угнали табун лошадей на 700 голов, - рассказал Ербол Есенеев, директор департамента агропромышленного комплекса и пищевой промышленности НПП РК «Атамекен». - Посчитайте ущерб: при средней цене одной лошади $1 тыс. владелец разом лишился $700 тыс.! И этот риск – в один момент лишиться всего и оказаться разорённым – висит над каждым коневодом. Это мощнейший сдерживающий фактор развития отрасли. Тут мы должны получить поддержку со стороны правоохранительных органов. Первым делом нужно ужесточить ответственность за конокрадство. Сейчас действующая норма подразумевает уголовную ответственность, если ущерб составил более 4 млн тенге. Если меньше – то лишь к административной. Сами конокрады это знают, и часто стараются воровать не более 17 голов, чтобы отделаться штрафом в случае поимки.

Другой важный вопрос – прозрачность поставок мяса. Государство должно обеспечить прозрачность всей цепочки – от производства и забоя до транспортировки и прилавка. Чтобы у конокрадов не было возможности сбывать неясно откуда появившихся животных.

Ербол Есенеев
Ербол Есенеев

К этому вопросу примыкает и прослеживаемость самих животных. Многие фермеры сейчас используют датчики GPS, вешают их на шею лошадям. Проблема в том, что срок службы батарей датчиков всего месяц-полтора. Это создаёт множество трудностей и дополнительных расходов. И тут есть возможность для казахстанских учёных проявить себя – найти решение, продлить срок службы батареи минимум до полугода. Это позволит коневодам через спутник отслеживать если не всех лошадей, то хотя бы жеребцов-производителей.

Урок истории

Низкую себестоимость конины определяют особенности содержания. Ведь лошади могут практически круглый год находиться на свободном выпасе, самостоятельно добывая корм. Значит, нет нужды вкладываться в строительство помещений, в приобретение кормозаготовительной техники. Минимальны и трудозатраты: по большому счёту, нужно лишь раз в год отбивать молодых жеребчиков от матерей. Всё!

Более того, ветеринарная безопасность для коневодства не такой важный фактор, как для разведения крупного рогатого скота. Ведь исторически так сложилось, что лошадь – самое устойчивое животное ко всем болезням. К тому же есть и такой факт, который отмечают эксперты Международного эпизоотического бюро: родиной болезней крупного рогатого скота является Евразийский континент, а болезней лошадей – Северная Америка. Так что сама логика вещей предписывает Казахстану сосредоточиться на коневодстве.

- Сейчас поголовье лошадей в Казахстане мы оцениваем в 3 млн голов, - отметил Ербол Есенеев. – Его рост потенциально возможен до 50 млн – так считает наш знаменитый академик Торегельды Шарманов, президент Казахской академии питания. Его экспертное мнение основано на том, что практически 80% площадей Казахстана – это степь, лесостепь, полупустыни. Они подходят именно для содержания лошадей. Есть порода жабэ на Западе Казахстана, которая может пить даже солёную воду – настолько она адаптирована к нашим условиям.

Исторические документы свидетельствуют, что сто лет назад средняя казахская семья имела большое поголовье лошадей и овец. Коров было всего несколько – только для обеспечения собственной потребности в молоке и масле. А весь белок зимой обеспечивала конина, летом – баранина.

Вкус родины

В 2018 году 500 отборных казахстанских лошадей были приобретены Китаем. Соседи поняли все преимущества конины – и экономические, и вкусовые, поэтому собираются их разводить на мясо. И тут мы переходим к разговору о перспективах экспорта конины.

Китай с его растущим спросом на высококачественный экологически чистый белок – перспективное направление. Но не только он.

- Мировой рынок конины существует, - подчеркнул Ербол Есенеев. - Те же канадцы в большом объёме производят это мясо, Уругвай. Рынок большой, ежегодно он растёт, поскольку вкусовые предпочтения потребителей меняются. Заинтересованность в конине из Казахстана есть, но нам изначально нельзя позиционировать её как сырьё. Если сравнивать конину с той же говядиной или бараниной, то это мясо скоропортящееся. Поэтому оптимально было бы наладить переработку внутри страны и экспортировать уже готовые деликатесы – копчёное, вяленое мясо. Казы, жая – всё это надо делать и продавать продукт с высокой добавленной стоимостью.

Есть и такой показатель, как рост объёмов перевозки конины в ручной клади пассажиров, отправляющихся из Казахстана. Эта цифра растёт год от года и в настоящий момент исчисляется тоннами. В принципе, это не удивительно, учитывая, что и в Германии, и во многих других странах живёт огромное количество бывших казахстанцев, которые знают и любят вкус казахстанской конины и хотят получить её в подарок.

Дополнительный плюс развития коневодства – производство кобыльего молока, его сублимация и экспорт порошка. Сейчас уже десяток предприятий в разных уголках Казахстана освоили эту технологию и успешно работают. Заинтересованность есть и у Китая, и у Европы. Особенно охотно порошок берут косметические компании. В Европу отгрузки уже идут, а Китай сейчас завершает создание техрегламента на этот вид продукции. И когда этот рынок откроется, объёмы потребуются очень большие.

Золотая овечка

Также традиционным видом мяса в Казахстане является баранина. Да, выращивание овец является более трудозатратным, чем коневодство, поскольку их круглый год на пастбище содержать нельзя. К тому же необходимо решать вопрос обеспечения водой. Зато экспортные перспективы по баранине огромные. Иран, Китай, страны Персидского залива и даже Европа – все готовы покупать баранину.

- Сейчас нашу баранину активно покупает Иран – он на первом месте среди рынков сбыта, - рассказал Ербол Есенеев. – Страны Персидского залива, так называемая золотая шестёрка, тоже берут много, но предпочитают брать ягнят живыми – и для свежести, и для соблюдения традиций забоя. Средняя цена на казахстанскую овечку на рынке Дубая - $350. У нас – $100. Так что есть смысл даже в доставке самолётами - всё окупается. Открылся для нас огромный рынок Китая, и первые поставки туда пошли уже в конце 2018 года.

Себестоимость килограмма баранины сейчас 550-600 тенге. При этом есть возможность снизить её за счёт увеличения поголовья. Ведь если в Казахстане сейчас на каждого жителя страны приходится по одной овечке, то всё в той же Монголии – по 20!

Сдерживающие факторы - организация сбыта, помощь в экспортных поставках, и самое главное – ветеринарная безопасность. В своё время этот вопрос разделили между центральными и местными органами, и МСХ РК только сейчас начинает весь контроль возвращать в свои руки.

Также важен вопрос акцентов господдержки. Они сейчас имеют серьёзный перекос в пользу говядины. Ведь субсидирования в коневодстве и овцеводстве практически нет. Сравните сами: на завоз племенного жеребца дают 100 тыс. тенге, на племенного барана-производителя субсидия – 8 тыс. тенге. При этом на любого беспородного телёнка – 225 тыс. тенге.

- У нас есть для Минсельхоза предложения, которые поддерживают реальные мнения наших предпринимателей, - отметил Ербол Есенеев. – Они не все принимаются, но мы будем продолжать их отстаивать. А суть в том, чтобы создать равные условия господдержки всем, кто хочет заниматься животноводством. Предприниматель пусть сам выбирает, кого он будет содержать. Кто-то выберет молоко и говядину, кто-то лошадей и овец. А южные и западные регионы могут выбрать и вовсе верблюдоводство, которое также имеет большой потенциал. При всей палитре животноводства, которая есть в Казахстане, акцентировать внимание только на говядине – это неправильно. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
21210 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить