Как казахстанское регулирование тормозит экспорт в Китай

Forbes.kz стало известно, что часть казахстанских сельхозпроизводителей отказываются принимать китайских инспекторов на своих предприятиях для включения в список импортёров Главного таможенного управления Китая

ФОТО: pixabay.com

Так, по словам главы Национального союза пчеловодов Сергея Терещенко, в соглашение по поставкам мёда в КНР в прошлом году было включено четыре казахстанских компании, однако в итоге экспортёрами стали лишь две - ТОО «Sun-Bee Altai» и крестьянское хозяйство «Пасека Касымбаева».

Похожая ситуация у производителей мяса. Непереработанная животноводческая продукция во всём мире находится под особым контролем, поскольку может экспортировать инфекционные заболевания.

Максут Бактыбаев
Максут Бактыбаев

- Процедура там следующая. На каждый вид продукции сначала подписывается соглашение между странами, после этого - ветеринарный протокол со всеми техническими деталями: сколько дней карантин, какой формы упаковка и так далее. На это уходит от полугода до года. После этого уже технические специалисты Главного таможенного управления Китая приезжают в Казахстан с инспекцией конкретных предприятий, и только после этого предприятия, прошедшие инспекцию, включаются в список, который висит на сайте Главного таможенного управления Китая. И вот этот физический приезд инспекции компании должны уже оплачивать сами: билеты из Китая и обратно в Китай на 6-7 специалистов, отели, перемещение внутри страны. Получается в районе 2 млн тенге на одну компанию, - рассказал Forbes.kz генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев; среди «отказников», по его словам, такая известная компания, как «Кублей».

Казалось бы, 2 млн тенге для компании – не очень большие деньги, тем более когда на кону – выход на китайский рынок, что сейчас в Казахстане считается чуть ли не панацеей и гарантией устойчивого роста. Почему же производители не готовы оплачивать визиты? Потому что реальность такова, что на нашем внутреннем рынке говядина сейчас дороже, чем готов покупать Китай. Разговоры о том, что в КНР она стоит чуть ли не $20-30 за кг – сказки. Дорого стоит лишь свежая и охлаждённая говядина, а Казахстан пока получил разрешение на ввоз замороженного мяса.

- Китай импортирует в год примерно 2 млн тонн говядины и баранины, это 25% всего мирового рынка экспорта-импорта. И, конечно, все хотят продавать Китаю, от Индии до Бразилии, так что дефицита поставщиков у них нет. На казахстанском рынке сейчас оптовая цена в районе 1750 тенге, это $4-6 максимум, по этой же цене покупает Китай. Но там прибавляются транспортные расходы. Прошлая поставка была по $4,35 при доставке до границы. Сейчас мы можем себе это позволить, но зимой и весной эта цена будет уже неконкурентной, - объяснил гендиректор Мясного союза.

Ассоциация подавала заявки на транспортные субсидии до границы, но получила отказ.

- При транспортировке мяса из Астаны до китайской границы контейнер будет стоить минимум $10 тыс. При объёме 20 тонн это получается 50 центов на килограмм. А в мясе, привезённом в Китай из Бразилии, транспортные расходы – 5 центов. Как тут конкурировать? Притом что себестоимость перевозки от Астаны до китайской границы не превышает 15 центов, я это достоверно знаю из своих источников. Нам говорят: у нас монополии нет, открывайте свой транспортные компании. Но тогда дайте производителям кредиты на покупку этих дорогущих рефрижераторных контейнеров! И зачем тогда нам КТЖ? - вопрошает Максут Бактыбаев.

При этом он абсолютно уверен, что Китай - это золотое дно. Просто Казахстану нужно не пытаться быть конкурентным в общей массе, а использовать свои конкурентные преимущества.

- Наша ниша - в нашем географическом положении, в том, что мы рядом. Весь мир продаёт замороженное мясо со сроком годности 365 дней и брикетами по 20 кг бескостного мяса. Мы – тоже, поскольку пока не имеем права поставлять охлаждённое мясо: так китайцы защищают свой рынок от возможных инфекций, поскольку пока не удостоверились, что мы готовы соблюдать все стандарты.  Но выход есть – мы можем продавать туда живой скот. Если с одной головы КРС производитель, поставляя в Китай мясо, получает $1 тыс., то в живом весе – $1,5 тыс.! Тем более что китайская сторона прямо на границе недавно построила карантинную площадку, инвестировав $120 млн, и мы с ними заключили контракт на поставку живого скота.

В Китае свежее мясо очень дорогое, но оно там – только собственного производства. Австралия возит туда скот на убой самолётами, и это оказывается выгодно – цена примерно $3,6 за кг живого веса на мясокомбинате. Потому что там половина стоимости – мясо, а половина – субпродукты, жир, кости, глаза, шкура, и на всё это есть рынок. А у нас 95% стоимости головы – мясо, всё остальное стоит 15 тыс. тенге. Но у нас прямо какая-то противоборствующая этому политика со стороны правительства. Нам говорят: мы не сырьевая страна, продавайте переработанную продукцию. У меня просто начинается истерический смех, когда говорят, что надо поставлять в Китай колбасы. У китайцев своя тысячелетняя кухня, им эти наши колбасы абсолютно не нужны! - возмущён Максут Бактыбаев.

В этом году правительство пыталось запретить экспорт живого скота, но пока животноводам удалось отстоять свою позицию.

А вот со шкурами не удалось – в феврале правительство приняло решение о запрете их экспорта. В итоге, по словам Бактибаева, потери составили примерно 10 млрд тенге и тысячи рабочих мест.

- Сейчас эти шкуры гниют по всей бескрайней степи. Раньше в каждом ауле стояли контейнеры по сбору, теперь их нет. В итоге цена упала с 250 до 20 тенге за кг, но сейчас и за эти деньги никто не покупает – предложение многократно превышает спрос. А переработку это стимулировало минимально, потому что она не появляется благодаря запретам. То есть охватывающая всю страну сеть развалилась из-за одного росчерка пера, тысячи людей остались без работы. Мне говорят: «Вот раньше всё золото уходило, а теперь оно перерабатывается в Казахстане». Но золото-то правительство покупает по рыночной цене! Пусть тогда и шкуры у нас покупают по мировой цене, мы с удовольствием продадим, - иронизирует Бактыбаев.

Не устраивает производителей и то, как тратятся государственные средства на стимулирование экспорта.

- Это очень большие деньги, минимум 3 млрд тенге в год, но идут они лишь на всякие выставки, форумы, поездки, подарки, но не на поддержку реального экспорта. А мы в это время не можем насобирать деньги на инспекцию, - заключил глава Мясного союза.

Справка

В целом, по данным Министерства сельского хозяйства, за 7 месяцев текущего года экспорт продукции агропромышленного комплекса Казахстана в Китай вырос на 41%, но в денежном выражении составил лишь $196 млн, притом что общий объём экспорта продукции казахстанского АПК составляет свыше $3 млрд в год.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6287 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить