Жомарт Ертаев: «В Казахстане начинается банковский ренессанс»

Министр финансов Кипра Михалис Саррис заявил, что со счетов Cyprus Popular Bank (Laiki Bank) может быть списано до 80% от суммы крупных вкладов. Консультант совета директоров АО «BankRBK» и президент «Евразийского центра финансового консалтинга» Жомарт Ертаев убежден, что повторение кипрского сценария в Казахстане маловероятно

- Как вы считаете, какие рычаги воздействия есть у вкладчиков, имеющих более 100 тыс. евро на счетах в киприотских банках, чтобы спасти свои деньги?

- С точки зрения законов, правовая система на Кипре очень близка к  английской. Соответственно, с точки зрения британского права можно будет обратиться в суд по месту нахождения банка, приложив к исковому заявлению договор банковского вклада. И вот тут у суда есть две возможности – или признать законную защиту исполнения договора между банком и вкладчиком, или расписаться в том, что никакие договоры на Кипре не имеют значения. В случае реализации второго варианта это уже стратегическая потеря Кипра, и не только в банковской сфере. Создав такой прецедент в суде, страна по факту признает возможность задним числом менять правила игры, а это породит недоверие во всех сферах экономики. Зачем, например, вкладываться в недвижимость на Кипре, если потом право собственности на нее может подвергнуться пересмотру? Суд же иной юрисдикции, если соответствующая возможность была предусмотрена договором банковского вклада, может создать коллизию и прецедент, однако мне с трудом верится, что европейские суды станут принимать к рассмотрению иски вкладчиков кипрских банков. Прежде всего потому, что решение о введении налога на вклады в банках Кипра было поддержано ключевыми европейскими игроками.

Однако нельзя исключить возможности кулуарных переговоров между кипрскими банками и отдельными крупными клиентами, если, скажем, уход такого клиента для банка означает существенно большие потери, чем потери клиента по вкладу. Думаю, что как раз россияне возможность «договориться» будут использовать по полной программе, и гораздо эффективнее, чем многие другие.

- В ситуации, когда требуется спасать свои деньги, вложенные на Кипре, с какими трудностями могут столкнуться инвесторы?

- Многим кажется: если в банках Кипра денег стало на 20% меньше, то эти 20% появились в другом месте. Но это не так. Фактически этих денег уже не было – они были закопаны в дорогую, а затем резко подешевевшую недвижимость, которую банки Кипра после кризиса переоценивать на балансах не стали. Они были вложены в облигации, которые потеряли в своей стоимости, и опять же их на балансах не переоценили. Поэтому всем казалось, что деньги есть, а на самом деле их не было уже давно. В самом деле, если вы оценили свои старые ржавые «жигули» в миллион долларов и после безуспешных попыток продать бросили машину на свалке, то это не значит, что у вас был миллион, а потом его не стало. Это говорит лишь о неадекватности оценки. Вот это и есть основной шок от кипрских событий для многих: деньги оказались не тем, чем они казались.

- В какие офшоры, по-вашему, теперь, после резкой потери инвестиционной привлекательности Кипра, будут направляться средства?

- Думаю, согласованная позиция ряда стран по введению налога на депозиты в кипрских банках уже расценена как сигнал о небезопасности хранения денег в Европе в целом и регистрации здесь своего бизнеса. Мне кажется, в ближайшее время многие начнут переориентироваться на юго-восток – Гонконг и Сингапур.

- Если взамен части депозитов будут предложены акции этих кипрских банков (добровольно-принудительно, как следует из заявлений), насколько эта компенсация окажется значимой для вкладчиков?

- На постсоветском пространстве есть устойчивый стереотип, что если ты владеешь бизнесом, но не осуществляешь оперативный контроль над управлением и финансовыми потоками, то этого бизнеса у тебя нет. Даже если кому-то и предложат миноритарный пакет акций, то, согласно бытующему стереотипу, – это не часть бизнеса, не активы, а лицемерие. В то же время, перспективы кипрской банковской системы весьма туманны и неопределенны. Кипр – маленькая страна с неразвитой экономикой, и с большой долей вероятности ее ждет серьезный откат в прошлое, так как с потерей доверия она лишится и денег нерезидентов. Так что в случае с Кипром любой миноритарный пакет акций - это лицемерие в квадрате.

- Возможно ли, чтобы этот пример получил продолжение в Казахстане - при ухудшении ситуации с рядом банков? Могут ли у нас, в случае негативного развития событий, чисто технически начать спасение БВУ РК за счет средств вкладчиков?

- Пример Кипра доказывает, что «чисто технически» возможно всё, если есть согласованная позиция местного правительства и таких международных институтов, как Евросоюз, ЕЦБ и Международный валютный фонд. Другой вопрос, что Казахстан, к счастью, – это не Кипр. Кто бы что ни говорил, но наша страна - достаточно серьезный игрок по многим группам товаров на мировых рынках. Мы располагаем солидными золотовалютными резервами и устойчивы к внешним воздействиям. Наша банковская система уже выдержала «сжатие» активов до менее чем 50% от ВВП. Лично мое мнение, что всё худшее уже позади, и в Казахстане начинается банковский ренессанс – благодаря политике правительства казахстанская экономика хочет и может расти и развиваться, а это невозможно без участия местных банков.

Источник: kursiv.kz. Публикуется с разрешения сайта.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6249 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить