Новые бэдбои венчурного бизнеса

Словно позаимствовав страничку из биографии Майка Овитца, Марк Андрисен и Бен Хоровитц создали венчурный фонд, который работает как голливудское агентство по поиску талантов, и каждый предприниматель теперь мечтает к ним попасть

MICHAEL PRINCE для FORBES

В электронном письме, отправленном в феврале Марку Андрисену, Кристиан Виклунд предложил легендарному венчурному капиталисту встретиться и попросил разрешения слегка его поэксплуатировать. В 2009 году, когда Виклунд находился на ранней стадии выпуска Skout – приложения для мобильного телефона для флирта и общения, они уже мимолетно пересекались, и теперь он хотел узнать, что думает Андрисен о его проекте спустя несколько лет.

Ответ пришел менее чем через 20 минут. Они сразу встретились, и к следующему понедельнику Виклунд уже встречал генеральных партнеров в Andreessen Horowitz – компании его новых лучших друзей, которые активно презентовали себя ему. И уже к 3 апреля Марк Андрисен инвестировал в Skout $22 млн. «Все мои друзья-предприниматели говорят: «Вот это да, ты заполучил Andreessen Horowitz! Они одни из лучших», – улыбается Виклунд.

На самом деле так считают не только предприниматели. Компания, уютно расположившаяся в Менло-Парке на Сэнд Хилл Роуд, прославленной столице венчурного бизнеса, привлекла $2,7 млрд с момента своего создания в 2009 году. Очень быстро она получила место в числе участников чуть ли не каждого нового проекта в области высоких технологий, и сегодня в ее портфеле более 90 фирм, среди них есть и самые «горячие» – Facebook, Twitter, Pinterest, Airbnb, Forsquare. В числе объектов вложений – Groupon, Zynga, Instagram и, самое примечательное, Skype – именно благодаря этой сделке, сумма инвестиций которой составила $50 млн, компания приобрела известность и принесла в 4 раза больше денег, после того как Microsoft приобрела Skype за $8,5 млрд два года назад. Самым ранним своим инвесторам Andreessen Horowitz уже вернула практически все $300 млн, привлеченные в раунде А венчурного финансирования (в основном срок участия компании – 7–10 лет), а остальные все еще получают прибыль.

Цифры такого рода частично объясняют, почему Марк Андрисен занимает второе место в традиционном «списке Мидаса» журнала Forbes – рейтинге самых успешных инвесторов – вместе с его партнером Беном Хоровитцем (на 21-м месте). Представляя свою новую венчурную компанию потенциальным инвесторам в 2009 году, они говорили, что для того, чтобы войти в пятерку пяти лучших компаний Силиконовой долины, понадобится 10 лет. Они достигли цели менее чем за три года. «Это партнерство, но мы работаем как компания: многочисленные ориентированные на процесс специализированные эксперты в различных сферах. На этом построена вся наша деятельность, – говорит Андрисен, объясняя быстрый успех фонда. – Это незаметно со стороны, но очень важно».

Самое потрясающее в успехе Andreessen Horowitz – это предыстория двух его учредителей. Ни один из них не занимался венчурным бизнесом до этого, хотя и Андрисен, и Хоровитц выступали неформальными инвесторами, так сказать, для души. Андрисен – техновундеркинд, который в возрасте 23 лет стал одним из изобретателей Netscape, а в 1990-х разработал первый веб-браузер Mosaic. Сейчас ему 40, и он имеет большое влияние среди бизнесменов. Один из них, например, Марк Цукерберг – он сам попросил Андрисена войти в совет директоров Facebook. Бену Хоровитцу сейчас 45, ранее он работал управляющим по выпуску продукции Netscape, а затем продолжил карьеру в качестве гендиректора Opsware – компании, которую они основали вместе с Андрисеном.

Недоброжелатели – а таковых много – хихикают, что люди рады приглашать их на обед за возможность перемыть косточки Марку Андрисену, что фонд переплачивает за сделки. В конце концов, что новичкам везет.

Поклонники – их также много – согласны с вышеизложенным, однако добавляют, что «молодость» компании в сочетании с доступностью информации и пониманием высоких технологий – вот факторы, позволившие Андрисену и Хоровитцу изменить правила Силиконовой долины. «Они установили новые стандарты сервиса для стартапов, – заявляет Билл Кэмпбелл, старый друг основателей и избегающий публичности наставник Силиконовой долины. Он заработал целое состояние, нашептывая на ухо ценные советы очень многим, начиная со Стива Джобса из Apple и заканчивая Эриком Шмидтом из Google. – Они не из тех, кто пустит деньги на ветер, а потом будет божиться и каяться. Эти ребята сделают все, чтобы дела компаний, за которые они взялись, пошли в гору. И помогает им в этом команда профессионалов, четко знающая свои роли».

«Они дали индустрии пинок под зад, столь ей необходимый для внедрения инноваций», – вторит Тим Дрейпер, венчурный инвестор в третьем поколении и основатель Draper Fisher Jurvetson, компании, носящей гордое звание самой «горячей» в Силиконовой долине.

Второе название Andreessen Horowitz – a16z – нумероним, в котором все буквы между первой и последней заменены на число опущенных букв в названии фирмы. Предприниматели, приходящие в офис компании на встречу, могут сделать много выводов даже из его обстановки. В приемной масса книг Андрисена от HTML, XHTML, Библии СSS до биографии Чаплина. Инвестор говорит, что прочел каждую из них. В целом атмосфера напоминает Apple Store былых лет – полы из светлого дерева, белые стены, изобилие стекла и iMac на каждом столе. Однако в Apple Store, конечно, не было произведений современного искусства из личной коллекции Марка и Лауры Андрисен. Среди них работы Роберта Раушенберга и цветная гравюра Роя Лихтенштейна Reclining Nude («Лежащая обнаженная»), которая смотрится смело рядом с дамской комнатой на втором этаже.

По расчетам Андрисена в любой год 96% возврата венчурного капитала приносят 15 компаний. Если вы не обладаете ясным видением ситуации и не привлекаете людей постоянно, у вас, к сожалению, нет шанса оказаться в их числе. Лишь за прошлый год через Andreessen Horowitz прошли 1,5 тыс. компаний. Процесс питчинга необычен – каждый предприниматель через несколько дней получает рукописное послание с подробными причинами отказа – если, конечно, ему отказано. Для перспективных же кандидатов Andreessen Horowitz час­то может устроить «обратный питчинг», как в случае со Skout. «Они представили нам свои взгляды на венчурный капитал с различных сторон, – вспоминает Виклунд. – Речь идет не только о деньгах. Встает вопрос добавленной стоимости».

MICHAEL PRINCE для FORBES

«Я был клиентом лучших венчурных компаний, и я точно знаю, что они делают и чего не делают», – заявляет Андрисен. И что, по его заключению, многие не делают, так это не предоставляют богатый опыт поднятия стартапа с нуля. Для Foursquare, мобильного сервиса для соцсетей, этот аргумент был одним из решающих. В июне 2010 года Foursquare завершил очередной раунд инвестиций, получив $20 млн, и возглавил этот раунд Andreessen Horowitz. «Мы сделали прекрасный выбор, – говорит Деннис Кроули, основатель и гендиректор Foursquare. – Бен и Марк проходили через все это много раз, и они считают своим долгом научить нас тому, что знают сами».  Подход Андрисена делает свое дело: предприниматели стоят в очереди, дабы встретиться с высоким, лысым мужчиной – да, тем самым, который изобрел браузер. А Хоровитц при этом репутацию героя Силиконовой долины завоевал самостоятельно. Его открытые и честные посты на сайте a16z были прочитаны 10 млн человек и принесли ему более 20 тыс. подписчиков в Twitter. «Мы хотели поделиться своей историей. Венчурный бизнес традиционно находится за занавесом, – говорит Андрисен. – Что думает Sequoia или Kleiner Perkins о построении компании? Я лично не знаю».

Умение «продать себя» и целый набор услуг появились благодаря влиянию, о котором мало кто знает: влиянию Майкла Овитца, еще одного старого друга Марка со времен Opsware. За 1980–1990 годы Овитц со своим агентством Creative Artists Agency стал самым успешным агентом в истории Голливуда, в основном за счет того, что изменил традиционную схему – всеми делами клиента теперь занимался не один человек, а полноценная команда специалистов.

«Андрисен и Хоровитц очень любознательные парни, они познавали весь процесс моей работы вплоть до мелочей. Они знают, как я работаю, что я делаю и чего не делаю», – делится Овитц. В настоящее время он несколько дней в неделю проводит в Силиконовой долине, работая из офиса Andreessen Horowitz, проводя встречи с портфельными компаниями фонда. «Марк и Бен понимали, что для того, чтобы идти в ногу с этими авторитетными людьми, необходимо что-то делать иначе. В противном случае их деньги ничем не будут отличаться от денег остальных», – добавил он.

Andreessen Horowitz, как и Голливуд, модель работы Creative Artists Agency Овитца принял абсолютно. Генеральные партнеры, бывшие до этого директорами, есть не только у Andreessen Horowitz – они есть у множества компаний. Неменьшее же количество фирм предлагает портфельным компаниям услуги по маркетингу, рекрутингу, развитию бизнеса и связям с клиентами. Но традиционная модель венчурного бизнеса оставляет роль контактного лица и человека, отвечающего за вышеперечисленные услуги для стартапа одному генеральному партнеру. Andreessen Horowitz смели эти барьеры.

По сути, они сделали следующее: наняли для предложения этих услуг целевой персонал. В компании над поиском талантов, клиентов и маркетинговых решений для стартапа полный рабочий день трудятся 45 человек. Эта деятельность оплачивается комиссионными за управленческие услуги – остальные фирмы их обычно выплачивают генеральным партнерам. Генеральные партнеры Andreessen Horowitz получают «скромную» зарплату – по некоторым сведениям, это шестизначные числа средней величины или чуть меньше. Основой благосостояния Andreessen Horowitz является успех объектов его инвестиций, и связь эта теснее, чем у других. «Сначала я решил, что это надувательство [услуги по бизнесу]. Но, оказывается, это правда работает!» – говорит Джо Грин, сосед Марка Цукерберга по комнате в Гарварде. Благодаря рекрутерам Andreessen Horowitz он нанял руководителя по продажам для своего стартапа Nation-Builder даже раньше, чем подписал перечень условий финансирования. (В марте его фирма завершила первый раунд привлечения инвестиций с результатом в $6,25 млн.) Джейсон Голдберг, гендиректор и соучредитель Fab.com, добавляет: «Они обладают обширными знаниями и обширной сетью людей».

Сеть людей включает в себя 1 тыс. топ-менеджеров и 5 тыс. инженеров, дизайнеров и менеджеров по выпуску продукции. Джефф Стам, бывший исполнительный рекрутер, отвечает за топ-менеджеров, а Шеннон Рукобо Каллахэн вместе со своей командой из восьми человек ищет талантливых «технарей» и интернов из колледжей. На пару они представили портфельным компаниям уже более 1300 кандидатов – из них в должности утвердили 130 человек.

В то, что у Andreessen Horowitz есть стратегия долгосрочного успеха, верят не все. У компании Mohr Davidow Ventures была экспериментальная программа с похожей идеей построения команды для помощи портфельным компаниям, а Charles River Ventures в 2000 году запустила СRVelocity – программу по предоставлению стартапам сервисов для развития бизнеса. По мнению Джорджа Захари, партнера Charles River Ventures, работавшего также на Mohr Davodow, результаты в обеих фирмах получились неоднозначными. «Надо отдать должное их настойчивости и тому, что они выложились по полной, более чем кто-либо, – говорит Захари. – Как ситуация сложится в дальнейшем, я не знаю».

Один известный венчурный капиталист, после того как мы пообещали строжайшую анонимность, наоборот, высказался скептически, туманно заявив: «Когда вы идете к доктору, вы хотите увидеть доктора, а не медпомощника». Однако такиес лухи абсолютно не влияют на компанию. На закрытой Сэнд Хилл Роуд профессионалы венчурного бизнеса обычно ведут дела без огласки, а а16z c его визитами на ток-шоу Charlie Rose и потоками пресс-релизов на их фоне выглядит прямо-таки общительным.

Работа Andreessen Horowitz более всего настораживает представителей старшего поколения бизнеса. Они считают, что цены некоторых сделок сильно завышены, особенно после того, как фонд в прошлом году совершил инвестиции в Twitter в порядке частной сделки, оценившей популярный сервис в $3,7 млрд, что на $1 млрд больше, чем в 2009 году. «Они распоряжаются прибылью [от Skype] так, как будто это ненастоящие деньги. Они покупают доли «горячих» компаний по любой, даже самой высокой цене, – говорит другой венчурный бизнесмен, также пожелавший остаться неизвестным. – Они начали смотреть на все. Так мы дойдем до того, что предприниматели не заключат ни одной сделки, не предложив ее вначале Andreessen Horowitz». В этих словах есть смысл. «В случае с нашей компанией оценку мы получили в a16z, – говорит Брайан Чески, гендиректор и соучредитель Airbnb. – По сей день они самые целеустремленные и преуспевающие. Они не ждут рынок. У них собственные убеждения».

«При подобной настойчивости наличие врагов неизбежно, – заявляет Элизабет Обершоу, управляющий директор Horsley Bridge из Сан-Франциско, инвестирующей в Andreessen Horowitz в качестве партнера с ограниченной ответственностью. – Я не думаю, что предприниматели идут к ним, потому что у них так много денег. Я думаю, они делают это, потому что им нравится команда, нравятся услуги, нравится уровень доверия».  Голдберг из Fab.com рассказывает, что фонд не выдвигал самое большое предложение цены в раунде инвестиций в $40 млн в декабре. «Если они платят не скупясь, то это лишь значит, что, по их мнению, это компания, которая с лихвой окупит все затраты, – добавляет Обершоу. – Как часто они были правы, покажет время. Но и в долгосрочной перспективе они представляются успешной компанией».

Skype убедил Андрисена и Хоровитца в своей эффективности. Это была первая крупная сделка тандема, и им пришлось столкнуться с множеством негативных мнений. Они инвестировали $50 млн – львиную часть своего бюджета – за долю в 3% в компании с посредственными финансистами и к тому же уже отвергнутую eBay. Хоровитц признает, что это был большой риск, однако затем добавляет: «Хотя, если оглянуться назад, все большие сделки – это риск». Причина, по которой сделка имела смысл: она объединяла сам бренд Skype с интеллектуальной собственностью, которая, кстати сказать, по-прежнему принадлежала изначальным создателям Skype. Смешанный актив неожиданно стал куда более прибыльным, чем при eBay. «Понимание того, как они этого достигли, дает нам уверенность, – делится Обершоу. – Это был сконцентрированный риск, но они держали нас в курсе дела в течение всего процесса».

Спустя 18 месяцев Microsoft предложила за Skype $8,5 млрд. Хоровитц – фанат бокса, чей кабинет увешан фотографиями любимых спортсменов, включая Джеймса Брэддока и Мухаммеда Али, – в своем блоге поместил «круг почета» и доказал скептикам, что они были неправы. «Это вложение спровоцировало множество негативных споров, – написал он. – Все они закончились этим утром». Но на самом деле это не совсем так. Скептики оживились в апреле – после того как Facebook приобрел фотоприложение Instagram за шокирующую цифру в $1 млрд. Однако Andreessen Horowitz вовсе не упустила прибыли – ее вложение 2010 года в Instagram в $250 тыс. обернулось $78 млн наличными и, кроме того, акциями Facebook. «Чудовищная прибыль», – улыбается Хоровитц. Скорее критика показала, что, если бы фонд принял участие в последнем раунде финансирования, эти $78 млн могли бы увеличиться как минимум в 2 раза.

И опять блог стал местом выражения Хоровитца: «Когда кто-то критикует меня за то, что я приумножил деньги в 312 раз, думаю, уместнее позволить их заявлениям говорить самим за себя». Причина, по которой Хоровитц передал сделку Instagram во второй раз, проста: компания сделала инвестиции в конкурирующий фотосервис PicPlz и не хочет нарушать обещание – никогда не финансировать конкурирующие стороны. Это не последний раз, когда возникают сомнения в рациональности их действий. Однако еще несколько сделок вроде Skype и Instagram, и люди поверят в компанию окончательно.

Поток проектов

В портфеле созданного в 2009 году а16z более 90 компаний – среди них и самые «горячие» – Facebook, Twitter, Airbnb, Pinterest и Foursquare. В числе заметных объектов вложений – Zynga, Groupon и Instagram. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5076 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить