Таможенный и Европейский союзы не поделили Украину

Экономист Тимур Исаев: Вопрос о том, отгородится ли от Украины торговыми барьерами Таможенный союз (и Казахстан как член этого объединения) должен был решиться на встрече в столице Беларуси. Пока рубить канаты не стали: слишком велика цена. Но шансов, что Украина все же останется с нами в режиме свободной торговли, теперь как никогда мало

Фото: ubr.ua

Налево пойдешь – льготы потеряешь

Более странной встречи, чем саммит в Минске, сложно было представить. На ней были лидеры стран Таможенного союза – организации сугубо экономической. Хотя на самом деле речь шла не только об экономике, но и о политике. Точнее, больше даже о политике.

Предметом экономической части обсуждения было дальнейшее пребывание Украины в зоне свободной торговли СНГ. Но при этом она проходила в формате не СНГ, а ТС. Наконец, на встрече были представители Европейского Союза, присутствие которых с точки зрения логики было труднообъяснимым даже для них самих.

Подобный формат и состав участников подчеркивал, что сверхзадача у минской встречи была одна – усадить за стол переговоров Владимира Путина и Петра Порошенко и начать искать хоть какой-то выход из тупика, в который забрели не только их страны. Президент Нурсултан Назарбаев не случайно призвал остановить войну санкций, хотя формально Казахстан в ней никак не участвует. Очевидно, что наша страна вряд ли сможет извлечь много плюсов из этого противостояния - например, заменить на российском рынке европейских и американских поставщиков продовольствия. Уже очевидно, что наша экономика к этому оказалась совершенно не готова.

А вот минусов от продолжения войны санкций гораздо больше – начиная с ослабления спроса на российском рынке и заканчивая девальвацией российской валюты, которая неминуемо перекинется на тенге.  

Иными словами, у всех участников минской встречи были экономические резоны, чтобы обсуждать главный политический вопрос. И он вполне предсказуемо решен не был. Да и что, собственно говоря, можно было ожидать от встречи «двух П»? Что они осознают свои ошибки, проникнутся взаимной симпатией и объявят мир и дружбу? 

На самом деле такого рода глубокие и всеобъемлющие конфликты невозможно решить сразу концептуально. Как показывает практика, эффективнее начинать с конкретных и решаемых разногласий. А так в Минске, по большому счету, несмотря на громкие слова, всё ушло в воздух. Все обсуждали сначала один вопрос века: «Пожмут ли друг другу руки Путин и Порошенко?». А затем второй: «О чем они говорили на двусторонней встрече?».

Но за этими «судьбоносными» вещами осталась незамеченной экономическая суть. Ведь в Минске впервые произошла попытка сформулировать правила игры между двумя крупнейшими интеграционными объединениями – ЕС и ТС. И это единственное, что имело там значение.

Свобода в квадрате

Смысл проблемы в том, что на Украине впервые пересеклись экономические интересы ТС и ЕС. Поскольку Казахстан состоит в первом союзе, это непосредственно касается и нас. Дело в том, что Киев до сих пор работает с нашими странами в режиме свободной торговли, пользуясь преференциями при поставках товаров. Однако не так давно Украина подписала соглашение об ассоциации с ЕС, экономическая часть которого тоже предусматривает свободную торговлю – но уже с европейскими странами.

В результате наложения двух свободных пространств возникает «дыра», через которую ТС и ЕС могут в льготном режиме обмениваться товарами, не имея на то правовых оснований.  При этом страны ТС вполне резонно полагают, что эта дыра будет похожа на клапан, то есть станет функционировать в одностороннем порядке. Ведь нам, по сути, предложить европейскому рынку нечего, тогда как Европа может начать массированные поставки своих товаров, которые при отсутствии пошлин убедительно выиграют борьбу в соотношении «цена-качество».

Проще говоря, ТС опасается наплыва доступных и качественных европейских товаров, предпочитая, чтобы наши потребители покупали другие - более дорогие и менее качественные. Звучит цинично, но именно такова проблема в сухом остатке.

Безусловно, с точки зрения потребителей, это вовсе не проблема, а благодать. Особенно это касается Казахстана, поскольку на нашем рынке очень многие категории товаров – от одежды до мебели – превышают по ценам европейские, при многократном отставании населения в доходах. Отсюда и такая разница в уровне жизни. Но, с позиции производителей, дешевый импорт – сродни стихийному бедствию. Россия даже подсчитала примерные масштабы такого «катастрофы»: Владимир Путин назвал цифру 100 млрд рублей.

А поскольку государства однозначно смотрят на ситуацию через призму интересов производителей, они видят в этом проблему, которую можно решить только одним способом – устранить наложение двух пространств свободной торговли. Украина не может продолжать сидеть на двух стульях и должна выбрать, в каком пространстве жить дальше. Поэтому ТС поставил перед Киевом вопрос ребром: если хотите быть с ЕС, то и ваши товары будут попадать на наш рынок наравне с продукцией Евросоюза, облагаясь всеми пошлинами.

Старые песни о разном

Однако никаких реальных подвижек в Минске не произошло, не считая того, что стороны договорились продолжить работу в рамках трехсторонней рабочей группы ТС-ЕС-Украина и к 12 сентября сформулировать конкретные разногласия, которые нужно преодолеть. Это не удивительно, если учесть, что в белорусской столице стороны даже не смогли увидеть проблему в одной плоскости.

Ведь Украина, как оказалось, вообще не ставит себя перед выбором между ТС и ЕС, полагая его искусственным. Возможного ущерба для стран ТС она не признает и предлагает оценить его реально, а не гипотетически. Такую позицию Киева, естественно, поддержали и представители ЕС. Единственная проблема, которую видит г-н Порошенко, – это резкое, на 30%, падение товарооборота его страны с Таможенным союзом. Над этим он и предлагает работать, чтобы остановить ухудшение условий торговли.

Получается парадокс. ТС думает о том, чтобы отгородиться пошлинами от Украины, а Украина призывает обсуждать то, как нам улучшить взаимную торговлю. Понятно, что при взаимоисключающих векторах движения точки соприкосновения найти не удастся. И если не произойдет каких-либо сверхпозитивных изменений в политическом плане, все идет к тому, что режим свободной торговли Украины со странами ТС прекратит существование. То же самое, соответственно, можно будет сказать и про двусторонние казахстанско-украинские торговые отношения. Как отзовется это на экономике?

Тающий партнер

Значение Украины как нашего внешнеторгового партнера пошло в последние годы на спад – во многом из-за политического кризиса в этой стране. В 2012 на долю Украины приходилось 4% нашей внешней торговли, и она являлась шестой страной по этому показателю. В 2013 товарооборот с Незалежной упал на $1 млрд и занял 3,2% нашей внешней торговли. Тем не менее, она стала седьмым крупнейшим партнером Казахстана, уступив только России, Китаю, Италии, Франции, Нидерландам и Швейцарии.

Важно отметить, что наша двусторонняя торговля с Украиной, в отличие от других стран, отличается сбалансированностью: взаимные поставки почти равны в абсолютных объемах. Правда, в нашем экспорте на украинский рынок в прошлом году приходилось всего 2,4%, а вот украинские поставки достигали 4,7% нашего импорта, уступая только России, Китаю, Германии и США. Таким образом, Украину еще можно было назвать одним из ключевых наших поставщиков. И нет сомнения, что, если бы не политический и экономический кризис, ее доля бы динамично нарастала, учитывая всё более оживленные контакты между бизнесом двух стран.

Но история не терпит сослагательного наклонения. Кризис не разрешается, а только усугубляется, что не может не отражаться на торговле. По итогам первого полугодия 2014 доля Украины упала до 2,2%. При этом удельный вес украинского импорта сократился почти вдвое, до 2,6%. Теперь уже эту страну сложно зачислить в группу основных наших партнеров, поскольку по объемам торговли с нами она уступает даже Австрии и Румынии.

Фактически безо всякого выведения Украины за рамки режима свободной торговли наше экономическое партнерство уже стремительно теряет значение.  И даже если ТС примет соответствующее решение, оно не станет чем-то катастрофическим, а просто добьет то, что уже начало сворачиваться.

Игра вслепую

Тем не менее, сложно говорить, что в случае с Украиной «отряд не заметит потери бойца». Во-первых, в абсолютных объемах торговля с ней все же не такая маленькая – $4-5 млрд в год ощутимы для нашей небольшой экономики. Во-вторых, в условиях роста конкуренции на мировых рынках важен любой значимый рынок, а украинский для нас намного более понятен и доступен, нежели любой из европейских или азиатских. В-третьих, партнерство с Украиной, как уже отмечалось, отличалось достаточной высоким уровнем качества, поскольку основывалось не просто на паре-тройке больших сырьевых контрактов, а на разветвленных деловых связях, включая совместные бизнес-проекты в самых различных сферах. 

Нужно осознавать, что в случае введения со стороны ТС защитных мер по отношению к украинским товарам Казахстан фактически потеряет нейтралитет, который нам удавалось сохранить в войне санкций. А он важен ради наших отношений не столько даже с Украиной, сколько с ЕС. Вряд ли с его стороны последуют какие-либо санкции, однако определенного похолодания ожидать стоит.

Возможно ли закрыть глаза на все эти последствия ради защиты казахстанского рынка? А вот здесь и начинается самое интересное. Обоснованно ответить на этот вопрос мы не можем, поскольку у нашего правительства нет оценок того, какой ущерб может повлечь приток европейских товаров через Украину, какие конкретно производственные отрасли у нас пострадают.

В России называют хоть какую-то цифру. Пусть она спорная, но она есть. У нас же нет даже примерных прогнозов, которыми можно оперировать. В результате мы, будучи членом ТС, вынуждены идти в фарватере России – такого же члена Таможенного союза. Украина подписала соглашение об ассоциации с ЕС два месяца назад, но за это время наше правительство так внятно и не смогло ответить на вопрос: как это повлияет на экономику Казахстана? Действительно ли возможен приток европейских товаров? И насколько пострадают от этого позиции отечественных производителей?

Не видя реального значения альтернатив, выбор становится не более аргументированным, чем ставка в при игре в рулетку. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8496 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Маргулан Сейсембай: о Казахстане в эпоху Токаева Смотреть на Youtube