Страховщики предлагают базовые продукты из-за слабого рыночного спроса

По итогам 2018 года премии по ОГПО ВТС составили 60,7 млрд тенге против 20 млрд тенге по каско

Фото: © Depositphotos.com/motortion

Автострахование является самым массовым в Казахстане, с тех пор как владельцев транспорта законодательно обязали страховать свою ответственность перед третьими лицами – другими водителями, пешеходами и теми, кто с появлением различных малых средств передвижения всё больше отвоевывает место на дорожном полотне.

Официально этот вид называется «Обязательным страхованием гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств» (ОГПО ВТС) и очень популярен у страховых компаний (СК) именно ввиду своей обязательности. Страховой портфель по ОГПО ВТС в случае ухода страховой компании с рынка – предмет борьбы для остальных игроков. А перемещение СК на верхние строчки ренкинга крупнейших страховщиков по ОГПО ВТС – повод для особой гордости и обсуждаемая тема в профессиональных кругах.

Однако существует и другое автострахование, не такое ёмкое, не столь публичное и с гораздо меньшими сборами – страхование автокаско. Разница в том, что ОГПО ВТС страхует ответственность водителя за ущерб имуществу и здоровью третьих лиц, а каско защищает непосредственно автомобиль: от мелких царапин до угона. Во всех этих и других случаях страховая компания обязуется произвести ремонт или возместить стоимость.

Каско работает на добровольных принципах, поэтому собирать премии приходится по рыночным законам, что не всегда получается из-за менталитета многих авто­владельцев – нежелания нести дополнительные расходы и слабой оценки собственных рисков. Хотя страховщики недоумевают, когда потребитель «разорился» на приличную машину, однако не хочет финансово обезопасить её от непредвиденных обстоятельств.

К слову, стоимость и количество приобретаемых казахстанцами новых авто ежегодно растет. Так, по данным союза предприятий автомобильной отрасли «Каз­АвтоПром», в 2018 году граждане приобрели свыше 52 тыс. новых легковых машин на 550 млрд тенге. Средняя стоимость автомобиля составила 8,5 млн тенге, увеличившись на 8% к 2017 году. Сегменты бизнес- и премиум-класса (10–15 млн тенге и свыше 15 млн тенге соответственно) занимают 17 и 11% в продажах, показав рост на 7,5% и превысив по объёму четверть первичного рынка.

Несмотря на этот рост, автолюбители не стремятся покупать две страховки. Выручка страховщиков по обязательному автострахованию традиционно превышает сборы по добровольному. По итогам 2018 года премии по ОГПО ВТС составили 60,7 млрд тенге против 20 млрд тенге по каско.

Тем не менее сборы за последний год стали наконец положительными. Динамика растёт и с начала 2019-го. За январь-февраль премии по каско выросли на 29% – с 2,9 млрд до 3,7 млрд тенге. Однако поводов для радости у рыночных страховщиков не так много: «кассу» сделали пробанковские страховщики, страхующие автокредитование. «Увеличение премий произошло за счет банковского страхования, когда страховщики, аффилированные с банками, увеличили сборы на 44%, тогда как небанковские – всего на 1%», – объясняет председатель правления СК «Коммеск-Өмір» Олег Ханин. Он указывает на сокращение числа заключённых договоров с юридическими лицами по причине падения их страховой активности. За два первых месяца 2019 года заключено 17,8 тыс. договоров против 19,5 тыс. в январе-феврале 2018-го, или на 9% меньше. При этом возросла средняя премия по договорам юрлиц – до 560 тыс. с 436 тыс. тенге, что привело к общему росту премий по каско. По договорам с физлицами существенных изменений не произошло.

Сервис в помощь

«Страхование не покупается, а продаётся», – любят повторять страховщики, подразумевая, что у всех СК практически одинаковый набор продуктов по схожим ценам. Чтобы выделиться, необходимы программы лояльности и сервис: ведь о качестве страхования потребитель судит по постпродажному обслуживанию, прежде всего скорости и адекватности выплат.

Базовый пакет услуг по каско: царапины, ДТП, кража деталей, угон, падение деревьев, стихийные бедствия, полная гибель авто. Практически все компании предлагают клиентам программу-трансформер – самостоятельный выбор рисков и опций. С помощью калькулятора можно просчитать стоимость полиса и оплатить его онлайн, получив 10–20%-ную скидку или рассрочку. «СК обычно предлагают такие опции, как круглосуточная поддержка кол-центра, услуги службы аварийных комиссаров, эвакуатор, предоставление рассрочки при оплате и уменьшение сроков для осуществления страховых выплат», – перечисляет Ханин. Дополнительно могут предложить ремонт на специальном СТО, выплату до 500 тыс. тенге без документов, минимальные размеры франшизы, безлимитную выплату в пределах страховой суммы без подтверждающих документов компетентных органов, покрытие риска ДТП в любой ситуации независимо от вины страхователя.

Председатель правления СК Amanat Ергали Бегимбетов полагает, что сегодня страховые компании конкурируют по каско преимущественно в ценовом поле. Это касается как прямых продаж, так и других каналов реализации продуктов. Ещё рано говорить, что качество продуктов каско и сервиса существенно выросло. «Развитие конкуренции через стоимость имеет как положительный, так и отрицательный эффект. С одной стороны, продукт становится доступнее, за счёт снижения цен всё больше людей приобретают каско. С другой – низкая стоимость ухудшает условия продукта, что формирует негативное отношение к нему в момент страхового случая», – развивает мысль Бегимбетов.

Страхование покрывает убытки от непредвиденных событий и основано на теории больших чисел, когда риски «размазываются» на огромное число застрахованных и все платят за одного. Выявить страхователей, чаще всего попадающих в негативные события, – первая задача страховой компании. Выгода здесь очевидна. Страховщик меньше выплачивает клиенту, повышает маржу акционерам и может больше прибыли пустить на развитие сервиса, наращивая конкурентные преимущества.

На западных рынках в автостраховании уже вовсю используют искусственный интеллект для снижения аварийности и более персонализированного подхода к продажам полиса. Появились стартапы, которые увидели в слабой оценке рисков вождения возможность для бизнеса. Они создают телеметрические продукты, оценивающие склонность водителя к рискованному вождению. Устройство отслеживает манеру вождения, скоростной режим, маневры, пробег, наблюдает, как водитель разгоняется, как тормозит и совершает повороты. Датчик может быть в виде отдельного прибора, вставляемого в диагностический порт авто, и даже обычным смартфоном. Информация доступна СК и водителю, который через мобильное приложение следит за статистикой и получает рекомендации о том, что необходимо исправить в манере вождения. Более рисковые водители платят за страховку дороже.

В Казахстане оценка рискованности водителя базируется на системе «бонус-малус», когда на основании данных дорожной статистики ему присваиваются баллы (за безаварийную езду) или вычитаются (за наличие ДТП). Несовершенство системы в том, что водитель может скрыть свое участие в ДТП и не доплачивать страховщику за повышенный риск.

При этом страховщики не исключают, что телеметрия в первую очередь дойдёт именно до каско. «Если речь о системе транспортной телематики, то по обязательному автострахованию она, как правило, не используется. Не исключено, что со временем она будет внедряться страховщиками, но, скорее всего, по каско, – говорит Ханин. – За рубежом автовладелец при использовании систем мониторинга может получить солидную скидку на каско – от 30 до 50%. Для СК тоже очевидны плюсы – риск вероятности создания клиентом аварийной ситуации намного ниже. Еще один плюс для всех – повышение уровня безопасности на дорогах». Например, страховые компании могут тестировать клиента на предмет того, каким образом он действует при парковке авто в случае ухудшения погодных условий или же как часто автомобиль надолго остается «брошенным» в неустановленных для парковки местах.

По мнению Бегимбетова, ситуация с сервисом всё ещё находится в отложенном состоянии. «Мы считаем, что на местном рынке сервис по каско растет благодаря усилиям трёх-четырёх компаний. Эти игроки предлагают продукт, который по качеству и уровню на голову выше, чем у остальных. Наши коллеги из Великобритании признались, что ряд казахстанских компаний предоставляют даже более качественный сервис, чем у них. Опыт США, Сингапура, Австралии, Германии мне не знаком, поэтому здесь сравнивать не могу», – добавляет собеседник.

О выплатах – с любовью

Выплаты являются ключевым индикатором оценки клиентом качества услуг СК. Основные претензии состоят в том, что страховщики либо не платят вообще, либо платят мало и после волокиты. В настоящее время приоритетной формой выплаты по ущербу автомобиля (по каско и по обязательному автострахованию) являются денежные выплаты. Хотя возмещение в натуральной форме – предоставление ремонта вместо денег – законодательно разрешено, и компании этим пользуются.

Страховщики объясняют неразвитость натуральных выплат возрастным автопарком, популярностью у населения подержанных машин, у которых высокая амортизация. Средств на ремонт таких авто не хватает, даже при использовании б/у запчастей. Другая сторона вопроса – стоимость ремонта новых машин, особенно стоящих на гарантии, владельцы которых не хотят заменять оригинальные детали китайскими. Это также повышает расходы.

Вместе с тем СК не прочь сделать акцент на натуральное возмещение как более перспективное в части обслуживания клиентов и развития взаимодействия с автосервисными компаниями.

Сегодня оценка стоимости ремонта определяется страховщиком самостоятельно. По словам Ханина, при урегулировании страховых случаев используется программный комплекс Audatex для оценки стоимости восстановительного ремонта транспортных средств. Описание повреждений производится на рабочем месте, а расчёт – на сервере Audatex в режиме онлайн, при этом клиент может наблюдать за процессом оценки. «Таким образом, технология подразумевает мгновенный обмен информацией, избежание бумажной волокиты, конфликтных ситуаций и значительное сокращение сроков выплат», – констатирует собеседник.

Несмотря на рыночный характер прироста страховых премий, когда динамику добавляет страхование автокредитов, каско остается одним из самых перспективных направлений. Парк автомобилей обновляется, и новые, более дорогие машины должны стимулировать владельцев к приобретению финансовой защиты. Точно так же, как и особенности климатических условий отдельных регионов. Все помнят вирусные видео про штормовые ветра весной прошлого года в столице, когда на припаркованные авто падали части от зданий, что, по мнению экспертов, послужило толчком для спроса на каско в регионе.

В любом случае на развитие добровольных видов страхования оказывают влияние уровень и динамика доходов населения. Именно этот фактор будет определять перспективы продуктов каско. Также важно развивать культуру страхования среди населения.

Если говорить о проблемах, то, по мнению Бегимбетова, по каско есть случаи коррумпированности сотрудников правоохранительных и судебных органов, мошенничества некоторых лиц. Всё это ведёт к увеличению расходов СК на расследования и страховые выплаты. Эти факторы существенно повышают себестоимость каско, а соответственно, и стоимость продукта для потребителей. «Другой фактор – текущие и новые требования регулятора, ведущие к росту расходов СК. Многие из этих норм оправданны и в перспективе принесут пользу рынку. Но есть требования, которые создают серьёзные трудности в деятельности компаний. Мы бы хотели, чтобы все действия регулятора были направлены на общее оздоровление и развитие рынка, не сводясь исключительно к контрольно-карательным мерам», – резюмирует собеседник. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7327 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 августа родились
Улес Нысанбек
заместитель директора Института философии, политологии и религиоведения МОН РК
Жанна Гислер
первый заместитель генерального директора по стратегическому развитию и инвестиционному планированию АО «АРЭК»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить