Казахстанские банки переходят на зелёные кредиты

Почему финансовый сектор двинулся в сторону ESG-финансирования

ФОТО: © Depositphotos/AndreyPopov

В июле 2021 года ЕБРР и Банк ЦентрКредит (БЦК) подписали кредитную линию по зеленой экономике в размере $20 млн. Цель совместных действий – финансирование энергоэффективной модернизации бизнеса и жилых объек­тов с использованием экологичных материалов и ресурсосберегающих технологий. Развивать спрос на новые технологии и материалы будут специальные компенсации. Каждый заем на такие цели предусматривает кешбэк в размере 10 или 15% от суммы займа или инвестиций в энергоэффективную модернизацию, произведенную с помощью заемных средств.

На данный момент БЦК еще не приступил к выдаче кредитов. Проводятся обучение сотрудников и отработка кредитных процедур. Но, как сообщили Forbes Kazakhstan в банке, конечная ставка для заемщика не превысит 14%. При дополнительном участии заемщика в программе «Дорожная карта бизнеса – 2025» ставка составит 6%. Верификацией (проверкой кредитуемого проекта на соответствие зеленым стандартам кредитования) займутся представители GEFF. Процедура для клиента будет совершенно бесплатной.

GEFF – это пилотный проект ЕБРР по финансированию зеленой экономики в Казахстане для обеспечения доступности зеленых технологий. Проект работает с сентября 2020 года и должен быть закончен до мая 2023-го. В октябре 2020 года ЕБРР выдал микрофинансовой компании KMF кредит на сумму $5 млн в тенговом эквиваленте как раз в рамках программы GEFF.

Для банковского сектора вхождение в зеленое финансирование является глобальным шагом, сравнимым по своему значению с цифровизацией банковских услуг. Очевидно, создается емкая рыночная ниша, которую начинают заполнять отдельные игроки. Заместитель председателя правления БЦК Рустам Тенизов отмечает, что зеленая экономика в Казахстане и во всем мире сейчас очень актуальна, поэтому ведущие мировые финансовые институты делают акцент на поддержке энергоэффективных технологий. Он также подчеркивает, что зеленое финансирование является приоритетом стратегического развития для БЦК.

Для банковского сектора вхождение в зеленое финансирование является глобальным шагом, сравнимым по своему значению с цифровизацией банковских услуг

Зеленые кредиты – часть концепции устойчивого развития ESG (environmental, social, governance – влияние компаний на окружающую среду, их социальная ответственность, качество корпоративного управления). В мировом масштабе источники ESG-финансирования демонстрируют значительный рост. В 2020 году в инвестиционные фонды, которые придерживаются принципов устойчивых инвестиций, пришло $51,1 млрд, что означает десятикратный рост по сравнению с 2015 годом. Объем выпуска зеленых облигаций в 2020 году вырос до $350 млрд с $42 млрд в 2015-м, или более чем в 8 раз. По оценке Bloomberg, в 2021 году общий объем ESG-инвестиций может достичь $53 трлн.

Начальник управления кредитования крупного бизнеса Банка ВТБ (Казахстан) Елена Когай считает, что ESG-финансирование имеет существенный потенциал развития в Казахстане. На страновом уровне Казахстан «является активным участником мирового сообщества и ставит во главу угла цель соответствовать лучшим международным практикам и приверженность глобальным трендам». По оценке Когай, многие крупные казахстанские компании уже выстраивают корпоративное управление и управление ESG-рисками таким образом, чтобы максимально соответствовать постоянно обновляемым ESG-критериям с целью сохранения доступа к международным рынкам капитала и расширения источников фондирования за счет ESG-финансирования.

Рынок пришел в движение

Казахстан только начинает двигаться в направлении зеленого финансирования. В 2020 году Азиатский банк развития разместил зеленые облигации на KASE в размере $32 млн, а фонд «Даму» привлек 200 млн тенге на биржевой площадке МФЦА. Как видно, оба кейса относятся к практике фондирования на бирже.

БВУ стараются успеть попасть в набирающую скорость ESG-повестку и освоить зеленое финансирование. Для этого им придется перестроить процедуры кредитования корпоративных лиц в соответствии с требованием ESG-стандартов. Работы впереди очень много.

ФОТО: © Андрей Лунин

Когай поясняет, что, предоставляя крупным клиентам услуги со стороны корпоративно-инвестиционного бизнеса, Группа ВТБ учитывает степень развития корпоративного управления и комплаенса, управление и вероятность наступления экологических рисков, а также социальную политику и социальные инициативы со стороны клиентов. При расчете кредитного рейтинга принимаются в расчет следующие факторы: транспарентность бизнеса и корпоративного управления, наличие аудированной отчетности, наличие международных сертификаций (ISO, OHSAS), соблюдение экологического законодательства, наличие судебных исков и штрафов (в том числе по охране окружающей среды, охране и безопасности труда) и пр. Дополнительно в Группе ВТБ существуют определенные стоп-факторы, а также ограничения на финансирование определенных отраслей и географий. В настоящее время Группа ВТБ обновляет ESG-политику и стратегию. По словам Когай, сама по себе концепция ESG в ее современном виде является относительно новой, поэтому основные сложности во внедрении ESG-оценок сейчас лежат в методологической плоскости.

Казахстанский регулятор старается ускорить вхождение финансового сектора в мировой рынок зеленого капитала. АРРФР разработало правила регистрации зеленых облигаций. Документ предусматривает раскрытие информации эмитентом о соответствии принципам ESG. Кроме этого, регулятор подготовил поправки в законодательство для свободного выпуска и обращения социальных и других устойчивых облигаций. Принятие поправок ожидается в сентябре текущего года. В январе 2021 года был принят новый Экологический кодекс, в котором расширены новации по климатической повестке. В частности, дано понятие таксономии (единой системы классификации) зеленых проектов и зеленого финансирования. В начале июля этого года глава АРРФР Мадина Абылкасымова объявила о разработке до конца текущего года таксономии в рамках казахстанской юрисдикции в целом. Собственные стандарты таксономии разработал и утвердил МФЦА.

Когай уточняет, что в Казахстане для приведения локальной инфраструктуры в соответствие с международными стандартами ESG в требования KASE в 2020 году внесены изменения по раскрытию ESG-информации эмитентами. «Насколько нам известно, АРРФР также планирует разработать методические рекомендации и руководство для всех участников финансового сектора по раскрытию информации о степени подверженности рискам ESG», – информирует собеседник.

При этом необходимо отметить, говорит Когай, что на текущий момент в Казахстане отсутствуют международные стандарты ESG. На предприятиях не внедрены системы отслеживания данных для расчета показателей ESG, а также отсутствует системный подход для оценки влияния критериев ESG на показатели финансово-хозяйственной деятельности. Предстоит многое сделать для развития всей системы ESG-финансирования, начиная от требований к отчетности и заканчивая формированием инфраструктуры для определения рейтингов ESG, аудита показателей ESG и привлечения международных ESG-инвестиций. Для ESG-трансформации в Казахстане потребуются организационные и финансовые ресурсы как на уровне страны, так и на уровне компаний, резюмирует Когай.

Мировой опыт

На данный момент можно сказать, что единого детального стандарта для сектора зеленых финансов в мире нет, отмечает руководитель практики EY по услугам в области изменения климата и устойчивого развития в Центральной Азии Виктор Коваленко. Есть различные инициативы, руководства, а также национальное законодательство в некоторых странах.

В частности, существуют такие руководства, как Green Bond Principles и Sustainability-Linked Bond Principles организации ICMA, в отношении выпуска зеленых облигаций. А также Sustainability-Linked Loan Principles от LMA – для выдачи зеленых кредитов. Это основанные на зеленых принципах документы, которые не устанавливают детальных требований, процедур и порядка, поэтому они довольно высокоуровневые, поясняет Коваленко.

Для свободного выпуска и обращения социальных и других устойчивых облигаций АРРФР подготовило поправки в законодательство, принятие которых ожидается в сентябре

Climate Bond Standard от организации Climate Bond Initiative – уже более детальный документ, который устанавливает границы того, какие проекты можно считать зелеными, как должен быть организован процесс выпуска зеленой облигации, отчетность по ней, процесс верификации и кто именно может проводить верификацию. Также этот стандарт устанавливает требования к тому, как должен быть организован важнейший процесс use of proceeds, то есть целевого использования средств, привлеченных посредством зеленой облигации.

Также есть активно развивающаяся инициатива Европейского союза по созданию общеевропейской так называемой таксономии (EU Taxonomy). Ее задача – описать, что можно считать зеленым проектом, каковы параметры для оценивания, как проводить анализ и подтверждение соответствия таксономии и т. д. Цель – стимулировать европейские рынки капитала к тому, чтобы финансировать проекты и активы с минимальным негативным эффектом на окружающую природную среду.

Задача таксономии зеленых проектов на соответствие принятым стандартам ставит вопрос о том, кто и как должен проводить такую оценку или верификацию. Коваленко отмечает, что ситуация с верификацией похожа на ситуацию с зелеными стандартами. Единого регулятора верификации зеленых проектов в мире не существует. В каждой стране имеется собственная практика. В мировом масштабе, согласно Стандарту климатических облигаций (Climate Bonds Standard, CBS), внешнюю оценку проекта на предмет его «зелености» могут проводить различные эксперты: аудиторские компании, организации, занимающиеся сертификацией систем менеджмента и др.

Что касается зеленых бондов, то при их выпуске есть два типа подтверждения. Первый – это так называемый Second party opinion, или мнение стороннего лица, которое оценивает риски проекта зеленой облигации. Это считается довольно субъективной оценкой, так как не проводится полноценная верификация данных, процессов и про­цедур эмитента, а также нет нормального критерия того, на соответствие чему именно проведена оценка. Второй тип – так называемый Third party assurance, или мнение независимой третьей стороны. Это уже полноценный аудит выпускаемой облигации. Аудит чаще всего проводят сертифицированные компании, в том числе «большая четверка». Аудит проводится на основе международных аудиторских стандартов, в основном ISAE 3000. Аудитор должен не просто дать оценку бонда, а детально изучить процессы и процедуры действий клиентов, вплоть до работы IT-систем и возможности реального отслеживания в них судьбы привлекаемых средств, их отделения от прочих финансов эмитента.

Аудитор должен убедиться, поясняет Коваленко, что проект, во-первых, действительно зеленый и соответствует руководству, согласно которому выпускается, например Climate Bond Standard. Во-вторых, нужно видеть, что показатели «зелености», заявленные в проспекте эмиссии, действительно таковыми являются. В-третьих, следует убедиться, что компания будет соблюдать принцип целевого использования привлеченных средств.

Стандарт CBS не разрешает тратить привлеченные деньги на другие цели, кроме тех, что были заявлены для развития зеленого проекта. Если финансирование растянуто по времени и компания не сразу тратит привлеченные средства, а какую-то часть кладет на депозит, то полученные от банка проценты следует также потратить на зеленый проект. Аудитор обязательно проверит целевое расходование зеленых средств и что IT-системы и бизнес-процессы эмитента позволяют отследить движение зеленых денег и историю средств, полученных от других организаций. Если такой возможности у аудитора нет, он просто не даст заключение.

Наличие первичного и вторичного мнения относительно верификации зеленого проекта дает эмитенту право выбора, уточняет Коваленко. Если эмитент полагает, что общей субъективной оценки проекта достаточно для привлечения инвесторов, он вправе остановиться на Second party opinion. Однако такая оценка все же скажется на кредитном рейтинге облигаций. Поэтому каждый эмитент самостоятельно определяет для себя статус раскрытия информации, исходя из ожиданий по размещению зеленых облигаций. В основе ожиданий лежит его публичная кредитная история, которая формирует степень доверия со стороны инвесторов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6973 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить