МФО хотят понятных и стабильных правил игры

Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) представило на обсуждение микрофинансового рынка два интересных документа

ФОТО: © Depositphotos.com/goffkein

Во-первых, это проект собственного постановления по введению предельного вознаграждения по микрозаймам для физических лиц. В частности, планируется в «целях ограничения долговой нагрузки заемщика» с 1 января 2023 года установить единую кредитную ставку на уровне 20%. Действующий на данный момент норматив фиксирует процентный потолок на уровне 20% по кредиту, обеспеченному залогом имущества, и 25% – без обеспечения.

Во-вторых, проект постановления «О внесении изменений и дополнений в некоторые нормативные правовые акты по вопросам микрофинансовой деятельности». Объемный документ содержит ряд чувствительных изменений для микрокредитных организаций. Так, предполагается поэтапный рост минимального размера собственного капитала (СК) МФО с текущих 100 млн тенге до 200 млн тенге к началу 2024 года. Намечается увеличение порога достаточности СК МФО в целях «дестимулирования выдачи беззалоговых потребительских микрокредитов» – на 10 тенге выданного микрокредита нужно будет отложить не 2 (как сейчас), а 5 тенге капитала. Плюс предусмотрен лимит по просроченной задолженности в размере 20% от портфеля.

Кроме того, регулятор намерен внести изменения в правила расчета предельного значения коэффициента долговой нагрузки (КДН) заемщика, пользующегося услугами МФО. Планируется исключить из перечня доходов заемщика несколько критериев, на основании которых рассчитывается КДН заемщика, то есть КДН станет рассчитывать тяжелее. Другая важная поправка – лишение МФО права рассчитывать КДН на основании собственных систем оценки кредитоспособности заемщика, то есть система скоринга МФО поставлена под сомнение.

По сути, это второй инициированный регулятором кардинальный пакет мер по трансформации микрокредитного сектора. Первый был в 2020 году, когда законодательно ввели регулирование микрокредитных компаний, с тем чтобы микрозаймы выдавали организации, получившие лицензию регулятора. Тогда же нормативы стали ограничивать уровень долговой нагрузки заемщиков путем оценки их платежеспособности с учетом социального положения. В частности, было запрещено предоставлять микрокредиты гражданам с доходом ниже прожиточного минимума во избежание закредитованности населения.

Несмотря на предпринятые с 2020 года меры по снижению кредитного аппетита МФО и заемщиков, рынок микрокредитов существенно растет по всем показателям. С января 2020-го по январь 2022 года количество МФО выросло на 19%, активы и ссудный портфель – в 2,3 раза. На начало июля текущего года займы выдавали 243 МФО, из которых лишь 54 (22,3%) имели собственный капитал по балансу ниже 100 млн тенге (для МФО, прошедших регистрацию до 1 января 2020 года, минимальный размер СК составлял на начало текущего года 70 млн тенге). У двух МФО наблюдался отрицательный капитал. Объем кредитного портфеля вырос до 838 млрд тенге, из которых к безнадежным займам относится порядка 87 млрд тенге (10,3%).

За счет прироста игроков концентрация рынка постепенно снижается. На начало июля 2022 года на долю топ-3 крупнейших МФО приходилось 50% от совокупных активов и 52% от кредитных выдач, тогда как на июль 2018 года эти показатели составляли 70 и 72% соответственно. Что касается доходности, то совокупная нераспределенная прибыль по итогам шести месяцев 2022 года составила 43,6 млрд тенге – меньше аналогичного периода 2021 года (43,7 млрд), но существенно выше итогов полугодия 2020-го (10,2 млрд тенге). При этом 25% МФО (60 из 243) закончили первое полугодие в минусе, еще 16 отработали в ноль.

Переход в качество приветствуется

Спрос на микрозаймы разгоняют заемщики, которые не могут получить кредит в банке из-за отсутствия официального дохода или проблем с погашением ранее взятых кредитов. Ускоряющаяся годовая инфляция опережает рост реальных доходов населения, что также стимулирует людей закрывать кассовые разрывы за счет краткосрочных займов. Здесь надо отметить, что структура рынка микрокредитования подразумевает разделение на традиционные МФО, у которых порядка 85% выдач составляют займы на развитие бизнеса, и на онлайн-кредиторов, которые работают с розничными лицами. Рынок микрокредитования далеко не однороден – есть крупные компании, которые внедряют финансовые технологии, совершенствуют сервис для клиента, автоматизируют процессы. А есть компании, у которых модель бизнеса связана с ростовщичеством.

По этой причине председатель Ассоциации микрофинансовых организаций Ербол Омарханов считает правильными меры регулятора по увеличению минимального размера СК для МФО. «На рынке должны работать финансово устойчивые компании, которые вкладываются в развитие своего бизнеса», – говорит он. Однако, по словам собеседника, вопросы есть к тому, что наряду с поправками по минимальному капиталу предлагаются другие меры, способные привести к сильному сжатию микрокредитного рынка, когда многие организации просто не выдержат новых нагрузок.

Генеральный директор МФО «Робокэш.кз» («Займер.кз») Алмаз Торутаев говорит, что с 2020 года по сектору онлайн-займов до зарплаты в целом затраты выросли на 30–40%. На отдельные позиции, такие как привлечение партнеров через интернет-каналы, плата увеличилась в 2 раза. Также повысилась стоимость услуг компаний-эквайеров и мобильных операторов (к примеру, стоимость СМС-сообщений выросла на 50%). Кроме того, замечает Торутаев, с 2021 года компании обязательно должны идентифицировать клиента с помощью биометрии и в связи с этим появились дополнительные расходы на поставщиков биометрии. Предельное же вознаграждение на уровне 20% снизит маржинальность бизнеса, и для части небольших компаний «такое снижение станет критичным для бизнеса и будет означать уход с рынка». Собеседник утверждает, что после этапа вывода из тени и лицензирования МФО на рынке онлайн-кредитования начинается переход количества игроков в качество. Рынок и без ужесточения условий «двигается в сторону технологичности, повышения качества обслуживания и клиентоориентированности, в том числе повышения уровня финансовой грамотности своих заемщиков». Торутаев полагает, что органический рост бизнеса продолжится, так как спрос на быстрые потребительские краткосрочные займы всегда актуален. Однако темпы роста постепенно будут снижаться «в связи с постоянным ужесточением требований к оценке клиента». В то же время технологии антифрода, удаленной идентификации, анализа новых категорий данных будут совершенствоваться, что в конечном счете «улучшит качество отбора клиентов». «Крупные, капиталоемкие компании станут конкурентоспособнее за счет большей технологичности. Главное – не переусердствовать, чтобы не навредить развитию основного сегмента добросовестных профессиональных игроков и не подтолкнуть компании обратно в «тень», – резюмирует собеседник.

В поисках баланса

Комментируя ужесточение требований к достаточности СК МФО посредством увеличения объемов резервов, Омарханов говорит, что такие требования применимы больше к банкам, которые привлекают депозиты и работают со средствами населения. По этой причине им необходимо обеспечивать определенный денежный резерв для выполнения обязательств перед вкладчиками, что достигается регуляцией коэффициентов достаточности СК, МФО же рискуют собственными средствами. В сжатии рынка собеседник видит определенный риск, потому что существует теневой рынок кредитования. Если будет сужена сфера легального кредитования, то «вырастет спрос на теневом рынке, так как потребность в быстрых и коротких деньгах никогда не исчезнет».

По мнению Омарханова, следует обеспечить соблюдение баланса между удержанием уровня проблемной задолженности в пределах 20% и выдачей кредитов, которого можно достичь стимулирующими мерами. Проблему роста просроченных займов Ассоциация микрофинансовых организаций предлагает решить, сделав дифференцированной ставку вознаграждения, которая бы стимулировала МФО к снижению уровня просроченной задолженности. Например, при условии, когда МФО выполняет требования по просрочке портфеля до 20%, следует дать ей возможность работать по ставке 25%. Если же МФО превышает 20%-ный порог, то ее ставка кредитования должна быть ниже, вплоть до уровня нерентабельности. Такой подход будет не только регуляторным, но и поощрительным для МФО, заинтересованных в качественном развитии своего бизнеса, уверен Омарханов.

Собеседник приводит расчеты ассоциации, согласно которым рентабельность бизнеса МФО на сегодняшний день ниже 20%. Расчеты также показали, что снижение ставки с 25 до 20% уменьшит прибыльность МФО практически на треть. Кроме того, акцентирует внимание Омарханов, регулятор дополнительно принял ряд мер, ограничивающих выдачу МФО потребительских займов. Так, с 1 июля 2022 года запрещается выдача микрокредитов без расчета КДН при наличии у заемщика параллельного непогашенного кредита. По беззалоговым потребительским займам и микрокредитам, оформленным с 1 июля 2022 года, введен запрет на начисление вознаграждения после 90 дней просрочки по займу, вступили в силу поправки, снижающие размер переплаты по микрокредиту в 2 раза. Проще говоря, если заемщик вышел на просрочку, ему начисляется пеня, размер которой с учетом начисленного вознаграждения не может превышать половины от суммы основного долга. Плюс в марте этого года процентную ставку по микрокредитам снизили с 30 до 25%. «На фоне этих ограничений мы считаем достаточным требование к минимальному размеру СК до 300 млн тенге», – говорит Омарханов.

В целом, замечает он, поправки в последнее время участились, причем принимаются меры, ограничивающие деятельность МФО. Между тем в правовом регулировании участникам рынка хотелось бы видеть определенность. Микрокредитование все-таки бизнес, и предприниматели «должны выстраивать стратегические цели и среднесрочные планы, а делать это очень сложно в условиях, когда правила игры все время меняются».

Напомним, что традиционно МФО работают с широким географическим покрытием, имея представительства в отдаленных регионах, где слабо представлены отделения банков с их экосистемой и где плохой интернет. Потребность в финансировании в таких регионах очень высокая, особенно со стороны малого бизнеса и физических лиц, занятых в сельском хозяйстве. Такую категорию заемщиков банки часто считают нерентабельной для себя, поскольку операционные расходы по выдаче кредитов очень высокие. А вот МФО потребности таких клиентов знают и умеют с ними работать.

Торутаев считает важным выстроить такую модель регулирования отрасли, в «которой можно эффективно управлять рисками, не сокращая при этом объемы кредитования через официальных манилендеров, так как это может привести к росту теневого кредитования, что несет в себе высокие риски для граждан». Совместно с регулятором «нужно выстраивать прозрачную и эффективную финтех-отрасль, работать над повышением удобства финансовых сервисов и качеством услуг, над персонифицированными предложениями для каждого клиента и расширением линейки финансовых продуктов».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6274 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить