Принуждение к доверию

Как финрегулятор собирается возвращать веру в тенге

Фото: Павел Михеев

Кайрат Келимбетов возглавлял Национальный банк чуть более двух лет – он был назначен на это место в октябре 2013 года. До этого поработал во многих государственных должностях, в том числе ставился на горящие проекты. Например, в октябре 2008-го получил портфель председателя созданного в результате объединения АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Казына». А ранее запомнился деятельностью в Администрации президента, где сокращал нефункциональные отделы.

По мнению наблюдателей, Келимбетов вcтал у руля Нацбанка в неудачное время: экономический спад через полгода после его назначения был усилен российско-украинским кризисом, западными санкциями в отношении России, которые оказали негативное влияние на казахстанскую экономику; падение курса рубля и его давление на тенге поставили целые отрасли в безвыходное положение. В итоге запомнится он на этом посту прежде всего двумя девальвациями национальной валюты – в феврале 2014 года и в августе 2015-го. Первую стыдливо назвали «корректировкой курса», вторая же, сопровождавшаяся туманными ссылками на «инфляционное таргетирование», пробила психологическую планку в 300 тенге за доллар.

Если у Келимбетова и были тактические прорывы и достижения, то стратегически он, по сути, проиграл схватку с обстоятельствами. Финансовая сфера, реальный сектор и население Казахстана перестали доверять словам и действиям регулятора. На фоне непрозрачности работы Нацбанка любые заверения с его стороны в последнее время воспринимались как сигнал к ухудшению ситуации.

Несмотря на декларируемый курс по дедолларизации отечественной экономики, реалии показали, что у населения, банков, бизнеса нет никаких иных инструментов хеджирования, кроме как перевод денег из национальной валюты в доллар. Общий объем депозитов населения в БВУ на конец сентября 2015 года составил 5,73 трлн тенге, из них 76,4% – в иностранной валюте.

Банковский рынок также замер в ожидании прояснения ситуации. Ведь и после объявления о переходе к курсу инфляционного таргетирования Нацбанк, по всей видимости, продолжил осуществлять валютные интервенции. Доллары скупались участниками рынка и размещались на депозитах, на операционные нужды оставлялся лишь небольшой объем тенге. Все ждали дальнейшего обвала обменного курса.

Уже когда Келимбетов ушел, существующий кризис тенговой ликвидности стал ощущаться крайне остро: ставка по межбанковским депозитам KazPrime на 17 ноября 2015 года составила 14%. (На начало сентября она была на уровне 8,5%.) Ставка по однодневным РЕПО в начале ноября внутри дня доходила до 250%.

В целом номинальный обменный курс с начала 2014 года увеличился почти вдвое – со 155 до 307 тенге за доллар, а с начала 2015 года – более чем на две трети, или на 68%, со 182 до 307 тенге за доллар. Индекс потребительских цен за первые 10 месяцев текущего года вырос на 8,2%, а с октября 2014 года (за 12 месяцев) – на 9,4%.

След в истории

Финансистам помимо двух девальваций экс-председатель Нацбанка запомнится другими действиями. «Одним из наименее мудрых решений Келимбетова было решение позволить БВУ косметически снизить уровень проблемной доли балансов путем создания дочерних компаний, так называемых ОУСА – организаций по управлению стрессовыми активами. Эти «дочки» на кредитные линии от материнских банков поглощали на свой баланс проблемные кредиты основного баланса», – замечает управляющий партнер Tengri Partners Ануар Ушбаев.

По его выражению, подобные действия можно назвать «бухгалтерской алхимией», так как за несколько месяцев Казахстану волшебным образом удалось покинуть позиции мирового «лидера» по NPL, снизив валовой показатель невозвратных кредитов по банковской системе с 37 до 15%. При этом все эти проблемные кредиты на самом деле до сих пор существуют на балансах БВУ. «Просто им позволили временно – если не ошибаюсь, на четыре года – официально не учитывать поглощенные дочерними ОУСА плохие кредиты, – продолжает Ушбаев. – Естественно, у банков за указанный срок не получится собственными силами с этой проблемой разобраться. Как только отведенный период закончится, она снова вылезет на поверхность».

Зато «замечательным и крайне правильным» эксперт считает решение Келимбетова по введению прозрачного и постоянного коридора процентных ставок на денежном рынке. Однако, к его сожалению, прожила эта инициатива всего два месяца, до увольнения прежнего главы Нацбанка. «Первой же ошибкой нового председателя стала отмена этого коридора и возвращение к нетранспарентному режиму», – считает Ушбаев.

Первые шаги

После назначения на должность руководителя Нацбанка Данияра Акишева участники рынка выражают сдержанный оптимизм, предполагая, что новый председатель предпримет чрезвычайные меры. Вернуть доверие к тенге потребовал и президент страны.

На расширенном заседании мажилиса 18 ноября Акишев сделал несколько программных заявлений по основным проблемам в экономике и обозначил пути их решения.

«Вероятность существенного изменения курса в ближайшее время незначительна. Большинство негативных сценариев уже реализовалось, – сказал он. – Стоимость барреля нефти опустилась со $110 до 44, курс российского рубля снизился с 34 до 65 за доллар, происходит замедление темпов роста китайской экономики. Привлекательность тенговых инструментов с точки зрения доходности сейчас достаточно высока».

При этом Акишев подчеркнул, что действия Нацбанка и в дальнейшем будут направлены на сокращение прямого вмешательства в процесс курсообразования. Регулятор не будет мешать фундаментальному тренду, но при этом обеспечит недопущение резких и дестабилизирующих изменений обменного курса.

Акишев также высказался относительно инфляции, отметив, что стабильность цен остается главным приоритетом Национального банка. «В этой связи для достижения низкого уровня инфляции будет проведен целый комплекс мероприятий в рамках денежно-кредитной политики, включая вопросы регулирования процентных ставок, тенговой ликвидности и гибкого обменного курса», – заявил он.

Глава Нацбанка пригрозил ответными действиями спекулянтам, которые зарабатывают на скачках курса. «В текущей ситуации денежный рынок не выполняет свою ключевую роль по направлению банками средств на кредитование экономики, – заметил он. – Для стабилизации ситуации Национальный банк отошел от ранее заявленных обязательств по поддержанию коридора процентных ставок в узком диапазоне. Регулятор продолжит предоставлять точечную краткосрочную ликвидность, но одновременно создает экономические стимулы против тех, кто «играет» и спекулирует на рынке».

Самым ожидаемым участниками рынка шагом остается повышение открытости работы Нацбанка и предсказуемости его действий. Акишев пообещал обеспечить вовлеченность всех специалистов Национального банка в проведение информационно-разъяснительной работы, которая будет выстраиваться планово и системно, что позволит максимально повысить информированность общества о принимаемых и планируемых к принятию мерах. Второе направление – выстраивание системного сотрудничества со средствами массовой информации и через них конструктивного диалога с населением, профессиональным экспертным сообществом, международными финансовыми институтами.

В ожидании перемен

Первой же ошибкой нового председателя стала отмена этого коридора и возвращение к нетранспарентному режиму

О том, что прозрачность действий Нацбанка может вернуть доверие со стороны агентов экономической деятельности, говорят все, в том числе банкиры. «Как поднять доверие к тенге? Один из инструментов – это финансовое стимулирование. Если мы отпустили тенге в свободное плавание, давайте отпустим и ставку по депозитам, – предлагает председатель правления kaspi bank Михаил Ломтадзе. – Почему корпоративные облигации должны быть с доходностью 10,7%, а у физических лиц доходность меньше 10,7%? Люди должны иметь возможность размещать депозиты под 12–15% годовых. К сожалению, пока не получил в этом поддержки ни от коллег по банковскому сектору, ни от регулятора. Разумеется, от Нацбанка в первую очередь все ждут открытости в действиях и большей прозрачности при принятии решений».

Игроки рынка едины во мнении, что следующий год будет очень сложным для экономики Казахстана. «Мы не ориентированы на прибыль в 2016 году – это железобетонно. Будем инвестировать в свои продукты, сеть, каналы, людей, IT. У нас будет меньше инвестиций в банковский бизнес, но больше в онлайн и технологии», – делится планами Ломтадзе.

«Долларизация» усугубляется тем, что в сравнении с развитыми экономиками у нас известная часть денежной массы находится вне банковской системы и население использует банковские вклады преимущественно для сбережения, а не для расчетов, – считает председатель правления АО «Ситибанк Казахстан» Андрей Курилин. – Если бы большинство граждан активнее использовали свои банковские счета на потребительские нужды, они бы держали больше денег в тенге».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3670 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
20 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить