Как владельцы Евразийского банка наняли кризис-менеджера и что из этого вышло

Павел Логинов – о жёстком фокусе, избыточной ликвидности и отказе от агрессивного роста

Павел Логинов — председатель правления Евразийского банка
Фото: Андрей Лунин
Павел Логинов — председатель правления Евразийского банка

Затянувшийся на 10 лет банковский кризис в Казахстане до неузнаваемости изменил не только банки, но и их клиентов. Сохранить, а не преумножить – это новый тренд в клиентском поведении. В свою очередь банки сами меняются, снижая риски за счёт повышения качества своих активов. На несколько лет ушли в прошлое истории с «агрессивным ростом», «захватом долей рынка». Основой банковского сектора на ближайшие несколько лет должны стать «железобетонные» кредитные учреждения, крепкие банки-середнячки, которые прошли период расчистки плохих активов и смогли найти свою нишу на конкурентном рынке финансовых услуг. Об этом Forbes Kazakhstan рассказал председатель правления Евразийского банка Павел Логинов.

 

F: Вы возглавили Евразийский полтора года назад, приехав из России. Откровенно говоря, встать у руля казахстанского банка, когда весь рынок трясёт, а доверие к игрокам со стороны населения падает, как и интерес к банковскому бизнесу со стороны собственников, – не очень привлекательная перспектива. Не успели пожалеть, что согласились сюда приехать?

– Я был приглашен как антикризисный менеджер, который должен был провести аудит банка, выявить масштаб его проблем, предложить собственникам новое видение развития и реализовать проект трансформации. С одной стороны, это был вызов для меня, но с другой – возможность перезапустить бизнес и построить сильный финансовый институт. Сегодня Евразийский банк развивается очень органично, у нас почти двукратный запас по нормативам капитала и избыток ликвидности.

Евразийский – «мой» третий крупный банк, до этого были Росбанк и Меткомбанк. Все предыдущие проекты были успешно реализованы, поэтому сомнений в том, что мы можем вывести Евразийский в лидеры рынка по эффективности, у нашей команды нет.

F: Не слишком ли оптимистично? Экономические условия не самые лучшие…

– На самом деле сегодня макро­экономические показатели вселяют оптимизм: цена на нефть стабильна, инфляция в пределах 7%, базовая ставка снижена до 9%, ВВП на уровне 4%, внешнеторговый баланс, по данным Всемирного банка, имеет почти нулевое сальдо.

F: Но преуменьшать масштаб проблем в банковском секторе тоже нельзя. На фоне турбулентности на рынке для решения накопленных за последние 10 лет проблем была реализована программа докапитализации крупных банков страны. В её рамках ваш банк получил 150 млрд тенге от государства, еще 75 млрд тенге вложили акционеры. Дало ли участие в программе реальный импульс к развитию?

– Безусловно. Мы проводим большую работу по оздоровлению нашего ссудного портфеля и серьёзно продвинулись по пути реструктуризации проблемных займов. Надеемся, что нам удастся вернуть значительную часть проблемного портфеля.

В рамках программы была разработана стратегия развития, согласно которой банк отошел от задач бурного, агрессивного роста активов. Мы их наращиваем сдержанно, отдавая приоритет качеству, а не количеству. Важнейший показатель для нас – это ROE.

По условиям госпрограммы задачей акционеров было паритетное вложение средств в банк, а также достижение его эффективности и прибыльности. И самое важное – рассчитаться с государством.

На 1 мая 2018 у нас 985,3 млрд тенге активов, капитал – 91,3 млрд тенге, чистая прибыль за январь – май – 1,2 млрд тенге. При помощи государства, Нацбанка и акционеров мы закрыли все вопросы по балансу банка и сейчас полностью погружены в развитие бизнеса, доходы от которого помогут нам рассчитаться по обязательствам.

Считаю, сегодня Евразийский – один из самых надёжных в секторе. Благодаря тому что банк полностью капитализирован и уровень провизий находится на высоком уровне, мы можем сосредоточиться на трансформации бизнеса.

F: Трансформация – модное нынче слово. Как именно вы меняетесь?

– Наша стратегия заключается в трёх тезисах: самый удобный банк для клиентов, лучший работодатель и доходный банк для акционеров.

Мы упрощаем процессы, изучаем клиентский опыт, сравниваем себя с конкурентами, стараемся выпускать просчитанные и продуманные продукты, работаем над сервисом. Все, что касается клиентов, – приоритет номер один. Быстро реализуем изменения. Верим в клиентскую лояльность, отсюда жёсткий фокус на процессы и продукты в розничном бизнесе.

F: Помнится, осенью вы рассказывали о том, что намерены потеснить двух мастодонтов розничного банкинга…

– Не потеснить, поскольку эти игроки имеют сильные позиции в своих направлениях, а скорее усилить наше присутствие там, где мы традиционно сильны. Действительно, с корпоративного бизнеса мы сместили фокус на розничный. Хотя традиционно Евразийский банк считался корпоративным, наша задача – изменить это восприятие. И мы уже видим результаты смены фокуса. Так, по итогам мая объём продаж нашей розницы составил 27,7 млрд тенге, это исторический максимум для неё. Работы ещё много, но мы уже видим по цифрам, что выбрали верное направление. Именно розница может дать банку высокую доходность при контролируемом уровне риска.

Произошли изменения и в ссудном портфеле. Если весной прошлого года 60% приходилось на корпоративный бизнес и только 40% на ретейл, то теперь это соотношение составляет примерно 50 на 50. В будущем портфель банка должен на 60% быть розничным, а остальные 40% – корпоративные клиенты и МСБ.

F: В каких нишах вы присутствуете на таком конкурентном рынке, как розница, в какие продукты верите?

– Евразийский всегда был силён в автокредитовании, POS-кредитовании, карточных продуктах. Мы используем наши преимущества, где-то пересмотрели условия по продуктам, где-то применили новые подходы. Так, в автокредитовании мы занимаем 50% доли рынка, но на этом не останавливаемся: прошлой осенью запустили кредитование люксовых автобрендов. В POS-кредитовании мобильно и гибко работаем со всеми ключевыми партнёрами по стране. В карточном бизнесе на стыке инноваций и успешного зарубежного опыта реализовали карту рассрочки – гибрид из четырех опций: кредитной карты, рассрочки, комиссии вместо процентной cтавки и программы лояльности. Буквально полтора месяца назад запустили оплату смартфоном – технологию NFC, её в стране предлагают пока только два банка. Осенью готовимся представить клиентам обновлённый функционал интернет-банкинга Smartbank.

Это лишь начало изменений, которые произойдут в банке. Сегодня у нас больше миллиона активных клиентов. Цель – «дотянуться» до каждого из 9 млн казахстанцев нашего целевого сегмента, с самым нужным ему персонализированным продуктом. В итоге, уверен, через создание новых продуктов, повышение лояльности клиентов и применение технологических решений мы будем и дальше усиливать присутствие в рознице.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14508 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
22 октября родились
Бауыржан Урынбасаров
вице-президент АО "Национальная компания "Қазақстан темір жолы"
Нуржами Алтынсака
советник председателя правления АО «Жилстройсбербанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить