Нацбанк: Профицит текущего счета платёжного баланса в среднесрочной перспективе будет сокращаться

Национальный банк Казахстана в 2022 году прогнозирует профицит текущего счета платежного баланса в размере $6,4 млрдпрогнозирует профицит текущего счета платежного баланса в размере $6,4 млрд

Акылжан Баймагамбетов
Акылжан Баймагамбетов
ФОТО: архив пресс-службы

При этом в среднесрочной перспективе в 2023-2025 годах регулятор ожидает значительного сокращения профицита.  Об основных факторах, повлиявших на пересмотр прогнозов, а также ожидаемой динамике баланса доходов, импорта и экспорта товаров рассказал заместитель председателя НБ РК Акылжан Баймагамбетов.

Акылжан Маликович, по итогам прогнозного раунда, прошедшего в ноябре, Национальный банк обновил свои прогнозы платежного баланса. Каковы ожидания по текущему счету в среднесрочной перспективе?

- По нашим прогнозам, мы ожидаем, что в 2022 году текущий счет платежного баланса сложится в размере $ 6,4 млрд.

Основные компоненты такие. Экспорт товаров по сравнению с 2021 годом вырастет на 39,9% до $84,4 млрд. Больше половины экспорта товаров (55,3% от общего экспорта) – это экспорт нефти и газового конденсата, который по нашим оценкам прирастет на $15,6 млрд и составит $46,7 млрд. В связи с высокой концентрацией иностранных инвесторов в горнодобывающей отрасли рост цен на сырье ведет к увеличению выплат прямым иностранным инвесторам, что увеличит дефицит баланса доходов на 11,7%, до $27,7 млрд. Стабильный спрос продолжит стимулировать дальнейший рост импорта на 17,6% до $48,9 млрд в 2022 году.

В среднесрочной перспективе мы ожидаем сокращения профицита текущего счета до $1,9 млрд в 2023 году, $1,2 млрд -  в 2024 году и $0,6 млрд - в 2025 году.

Насколько существенно были пересмотрены ожидания по сравнению с предыдущим прогнозным раундом?

- В августе-сентябре Национальный банк прогнозировал профицит текущего счета платежного баланса в размере $7 млрд в 2022 году, с последующим ростом до $7,5 млрд в 2023 году. Прогнозы пересмотрены в сторону снижения профицита до $6,4 млрд в 2022 году и до $1,9 млрд в 2023 году.

Среди прочих можно выделить два основных фактора пересмотра прогнозов. Это довольно большие поправки по досчетам импорта товаров по методологии платежного баланса, а также нарастающая динамика импорта в 3 квартале 2022 года.

Что касается наших досчетов по импорту. Командой наших ребят была проделана большая работа по выработке методике и проведению досчетов с 2015 года по двум очень важным направлениям импорта, которые не отражались в т.н. официальной торговой статистике. Это «серый» импорт автомобилей и оценка импорта по т.н. электронной торговле товарами. В ближайшее время мы опубликуем статьи по методике этих поправок. Пока же отмечу, что за 9 месяцев 2022 года совокупный досчет по импорту товаров в платежном балансе составил $1,1 млрд, из которого $0,7 млрд приходится на «серый» импорт автомобилей и $0,4 млрд – на электронную торговлю. Напомню, данный импорт учитывается в платежном балансе как поправка и не входит в официальную статистику.

Что касается динамики импорта товаров по официальной статистике, то за 9 месяцев 2022 года он вырос на 16% до $34,6 млрд. Это оказалось выше наших ожиданий на $1,2 млрд.

В связи с этим, ожидаемый импорт товаров по платежному балансу был пересмотрен в сторону повышения до $48,9 млрд в 2022 году и до $51,3 млрд в 2023 году. Последнее же и повлияло на резкое снижение профицита в следующем году.

Можно подробнее о том, какие факторы повлияли на столь существенный ожидаемый рост импорта в 2023 году? Каковы прогнозы на 2024-2025 годы?

- Ожидаемый нами в 2023 году импорт, действительно, будет существенным и достигнет своего рекордного значения, превысив уровень 2016 года в два раза. Вместе с тем, в 2024 и 2025 годах ожидается дальнейшее увеличение ввозимых товаров до $54,1 млрд и $54,6 млрд соответственно.

Данный рост в большей степени объясняется следующими факторами. Во-первых, спрос населения и бизнеса остается стабильным, несмотря на наблюдаемое удорожание зарубежных товаров.  Так, по итогам 9 месяцев 2022 года физические поставки импортных товаров выросли на 3,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Данный рост в основном пришелся на потребительские и промежуточные товары. В части потребительских непродовольственных товаров дополнительное давление на импорт также оказывается за счет наблюдаемого роста реэкспорта. Во-вторых, вышеупомянутое увеличение физических поставок при их сокращении из России на 11% за 9 месяцев 2022 года по сравнению с 9 месяцами 2021 года говорит о постепенной переориентации на другие рынки, к примеру, Китай. В-третьих, планируемые фискальные расходы в среднесрочной перспективе будут стимулировать дальнейший рост импорта промежуточных товаров.

Выходит, что давление на текущий счет в среднесрочной перспективе будет в основном со стороны импорта. Что же будет происходить с экспортом товаров?

- Экспорт товаров в 2023 году в базовом сценарии цен на нефть останется на уровне 2022 года, составив $84,9 млрд. Что мы подразумеваем под базовым сценарием – средняя цена на нефть марки Brent снижается с примерно $102 за баррель в текущем году до 90 долларов за баррель в 2023 году. При этом нефтяной экспорт вырастет на $0,4 млрд до $47,1 млрд в 2023 году за счет ожидаемого роста объемов добычи. Таким образом, доля нефти в общем экспорте продолжает занимать превалирующую долю свыше 50%. Ненефтяной экспорт в наших прогнозах также примерно останется на уровне  прогнозируемого 2022 года, увеличившись на $0,3 млрд до $37,9 млрд в 2023 году. Доля готовых товаров в структуре ненефтяного экспорта остаётся небольшой, хотя и выросла с 17% за 9 месяцев 2021 года до 22% за 9 месяцев 2022 года.

Учитывая это, номинальные объемы экспорта и, как следствие, валютной выручки, поступающей в страну, сильно коррелируют с мировыми котировками цен на сырьевые товары, которые по своей природе волатильны. Наглядным примером данной зависимости является пессимистичный сценарий прогноза, при котором цена на нефть в 2023 году падает до $50 за баррель, составив по году в среднем примерно $53-54 за баррель. В этом сценарии экспорт товаров сокращается на 20,6%, до $66,6 млрд, а текущий счет резко снижается с прогнозируемого профицита в 2022 году до дефицита в размере $3,9 млрд в 2023 году.

Вы упомянули, что доля готовых товаров в ненефтяном экспорте выросла за 9 месяцев 2022 года. Говорит ли это об определенных успехах в работе по диверсификации поставок за рубеж?

- С точки зрения прироста за 9 месяцев 2022 года экспорт готовых товаров действительно вырос почти на 70% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года, до $6 млрд. Однако важно рассматривать структуру данного экспорта. По итогам 9 месяцев 2022 года основными товарами по объемам экспорта были мобильные телефоны, вычислительные машины, компьютеры, бытовая и цифровая техника. Зачастую, это товары, произведенные за пределами Казахстана, то есть в данном случае скорее всего имеет место реэкспорт в соседние страны.

Если рассматривать только те товары, которые производятся внутри Казахстана, то лидирующую строчку занимает экспорт муки. За 9 месяцев 2022 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года он вырос практически в два раза – на 89% до $0,5 млрд. Данный рост был достигнут как за счет ценового фактора, так и роста физических поставок: за 9 месяцев 2022 года по сравнению с 9 месяцами 2021 года среднеконтрактная экспортная цена на казахстанскую муку выросла на 43% до $395 за тонну, тогда как физические объёмы продаж за рубеж выросли на 32% до 1,3 млн тонн.

Как было сказано вами ранее, рост сырьевого экспорта напрямую влияет на увеличение дефицита баланса доходов. Будут ли какие-то изменения в динамике баланса доходов в среднесрочной перспективе?

- Начнем с того, что баланс доходов исторически находится в дефицитной зоне. Простыми словами, выплачиваемые нами доходы нерезидентам превышают доходы, заработанные нами за рубежом. Это связано с высокой концентрацией иностранных инвестиций в сырьевом секторе страны, особенно в нефтегазовой сфере. В среднем за последние 5 лет доля доходов прямых иностранных инвесторов в доходах к выплате составляла порядка 67%, варьируясь в зависимости от объемов экспорта. В среднесрочной перспективе экспортная выручка продолжит предопределять динамику данной статьи баланса доходов.

Однако согласно оценкам, в 2023 году дефицит баланса доходов увеличится на 8,9% по сравнению с 2022 годом до $30,2 млрд Основной причиной данного роста является увеличение выплат процентов иностранным инвесторам ввиду ужесточения денежно-кредитной политики центробанками-эмитентами резервных валют.

В дальнейшем 2024 году ожидается дефицит баланса доходов в размере $30,2 млрд с небольшим сокращением до $29,5 млрд в 2025 году.

В завершении, какие основные выводы вы бы хотели подчеркнуть, исходя из последнего прогноза платежного баланса?

- Подводя итоги, при базовом сценарии цены на нефть в среднем $90 за баррель в следующем году, ожидается сокращение профицита текущего счета с $6,4 млрд в 2022 году до $0,6 млрд в 2025 году. В рамках данного сценария мы видим, что с одной стороны экспорт товаров, которые мы производим сами сохраняет свой преимущественно сырьевой характер и пока достаточно стабилен, с другой стороны –продолжается рост импорта. Выходит, что даже при высоких ценах на нефть, профицит текущего счета в долгосрочной перспективе стремится к значению, близкому к нулю.

В данном контексте крайне важно понимать, что дефицит платежного баланса не является самой проблемой. Дефицит – отражение состояния экономики с точки зрения ее взаимодействия со всем миром. Основные две проблемы заключаются в следующем:

Во-первых, наша экономика остается сильно зависимой от экспорта сырьевых товаров, таких как нефть и металлы. При этом уровень передела или сложность производства относительно низка. То есть, мы можем экспортировать сырье и потом импортировать уже готовый продукт, произведенный из нашего же сырья. В таком раскладе вся добавленная стоимость производства остается за рубежом, а наша экономика за нее платит.

Во-вторых, практически все готовые к потреблению или использованию товары – импортные, за исключением большинства продовольственных товаров. То есть Казахстан, к сожалению, практически не производит товаров в которых нуждается. При этом, спрос на импорт поддерживается в том числе и за счет фискальных расходов, которые приводят к импорту оборудования, строительных материалов и в целом других промежуточных и инвестиционных товаров.

Обе эти проблемы могут и должны быть решены. При этом путь решения один в обоих случаях – диверсификация производства товаров и услуг, с упором на товары высокого передела и усложнение степени обработки товаров. При этом, проблема эта ясна уже давно, и в Казахстане предпринимаются разные меры поддержки производителей таких товаров.

Однако, к сожалению, статистика демонстрирует, что зависимость от сырья в экспорте и готовых товаров в импорте не снижается. Ответ на вопрос «что делать?» и «как решить проблему?» сложен и является темой для отдельной дискуссии.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5423 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить