Депутат Жамалов – о курсе доллара: Кто воспользовался ситуацией и скупил всю валюту?

Установление фиксированного валютного коридора приведёт к потерям денег для страны, считают в Национальном банке

Аманжан Жамалов
Фото: uralskweek.kz
Аманжан Жамалов

В связи с этим Нацбанк не намерен менять денежно-кредитную политику, заявил его председатель Данияр Акишев в среду, 17 октября, на пленарном заседании мажилиса.

Депутат Аманжан Жамалов в ходе обсуждения корректировок республиканского бюджета на 2018 обратил внимание, что для поддержки курса только с 5 по 7 сентября Нацбанк продал $520 млн, что составляет 80% объёма всех торгов.

- После чего курс тенге ещё больше ослаб. Если 4 сентября тенге продавался по 365 тенге, то 12 сентября уже по 380. Возникает вопрос - кто воспользовался ситуацией и скупил всю валюту? Очевидно, что это не население, - заметил депутат.

Сославшись на данные Нацбанка, он обратил внимание, что в настоящее время госхолдинги и квазигосударственные компании на счетах банков держат более 7,2 трлн тенге, что составляет 34% всех банковских обязательств.

- Но здесь другая сторона медали. Квазигоссектор стал активным участником валютных торгов, у них есть инвестиционные программы, по которым импортируется дорогое оборудование за валюту, есть большие внешние займы, которые надо обслуживать. По данным Нацбанка, на 1 июля 2018 внешний долг квазигоссектора превышал $23 млрд. По графику погашения только в третьем квартале этого года за его обслуживание необходимо заплатить $2,4 млрд. Вывод напрашивается сам собой: квазигоскомпании при такой волатильности курса тенге начинают скупку валюты, преследуя простые финансовые цели. В результате мы потеряли реальный рыночный курс тенге. Он уже определяется не фундаментальными факторами, например ценой на нефть, а действием двух игроков - Нацбанка и квазигоссектора. Не настало ли время решить вопрос определённости, предсказуемости курса тенге и, к примеру, хотя бы на время установить валютный коридор, который соответствовал бы интересам и Нацбанка и правительства? - спросил Жамалов.

Глава Нацбанка Данияр Акишев не согласился с тем, что существует лишь два крупных игрока.

- Валютный рынок в Казахстане представлен всеми банками второго уровня, которые обслуживают свою клиентуру, и в клиентуре у них действительно много компаний квазигосударственного сектора, но существуют и юридические, и физические лица, которые торгуют, и у нас по валютному законодательству никаких ограничений для предприятий реального сектора, для населения, как продавать, так и покупать валюту, нет. Поэтому, соответственно, во все рассматриваемые периоды, как с точки зрения предложения, так и с точки зрения спроса, участвовали различные игроки реального сектора экономики, а не только квазигоссектор и Национальный банк, - сказал он.

Говоря о валютной нагрузке по займам, глава Нацбанка, подтвердив правильность приведённых депутатом цифр, заметил: они не означают, «что именно эта сумма валюты должна будет выйти за рубеж из Казахстана на обслуживание внешнего долга».

- Как правило, структура контрактов по многим крупным проектам предусматривает не только выплату в денежной форме, но часто происходят взаимозачеты, также происходит выплата в натуральной форме, особенно по контрактам, где присутствует соглашение о разделе продукции. Поэтому здесь не идёт речь о том, что такая нагрузка действительно присутствует на компании квазигосударственного сектора, - пояснил Акишев.

- Что касается политики Национального банка на валютном рынке, мы не видим необходимости в данное время препятствовать колебаниям курса тенге, это объективная реальность. Казахстан является страной с открытой экономикой, мы являемся членом ЕАЭС, у нас отсутствуют какие-либо торговые ограничения на перемещения товаров, работ, услуг и капитала между нашими странами. Соответственно, мы объективно будем зависеть от ситуации в наших странах - торговых партнёрах. Если там будет происходить ухудшение ситуации, это может сказываться и на экономике Казахстана, и на нашем обменном курсе. Поэтому мы не видим необходимости возврата ни к коридору, ни к какой-либо фиксации, потому что для страны это будет стоить намного дороже, чем те цифры, которые вы озвучили. И то, что касается потерь: действительно, любая фиксация обменного курса будет предполагать ошибку, когда центральный банк будет неправильно определять обменный курс и защищать, возможно, неверный коридор. И это будет стоить стране достаточно больших денег, мы в принципе это проходили уже три периода подряд - в 1999, в 2009 и в 2015. Поэтому, на наш взгляд, никаких оснований для пересмотра правил денежно-кредитной политики в настоящее время не существует, - заключил глава Нацбанка.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13616 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить