Как Алишер Еликбаев поменял отношение к рекламе в Казахстане

Один из самых известных пиарщиков и блогеров страны Алишер Еликбаев не раз и не два становился спикером Forbes.kz. Но этот высокий во всех смыслах специалист (рост 202 см) не устает поставлять новые информационные поводы. Мы предлагаем вниманию наших читателей очередное интервью с Еликбаевым

Алишер Еликбаев.

Горшок как двигатель торговли

FАлишер, вы понимаете, что стали человеком, который изменил отношение к рекламе в Казахстане, по крайней мере, в соцсетях? Ведь любое упоминание бренда казахстанцы воспринимают как «впаривание»: когда идет рекламный блок на ТВ, переключают канал; пролистывают страницы с рекламой в газетах; на сайтах применяют программы, отключающие баннеры. Но когда вы в своих постах в соцсетях откровенно стали называть компании, которые вы пиарите, аудитория к этому отнеслась вполне лояльно, даже доброжелательно. Почти каждый ваш PR-пост в Facebook собирает более тысячи лайков и сотни позитивных комментариев. Можно сказать, что благодаря вам слово «реклама» в Казахстане перестало быть ругательным. Да и многие рекламодатели перестали опасаться негативного отношения к бренду в Интернете. Как вы этого добились?

- Намеренно этого не добивался. Дело в том, что я никогда не работал в компаниях с большими медиабюджетами. Мне всегда приходилось что-то выдумывать для привлечения внимания журналистов, чтобы они рассказывали о моем клиенте. Вот я и научился обволакивать PR в удобоваримый формат.

Многие пиарщики жалуются, что журналисты не ходят на их мероприятия, просят денег. А я за всё время моей работы очень редко прибегал к массовому поливу деньгами, у меня часто их просто не было. Я этого не приемлю и считаю: если журналисту пообещать интересное событие - он сам будет заинтересован, чтобы о нем рассказать своей аудитории.

Этот подход не поменялся и теперь. Я просто стараюсь органично вписывать бренды в свою жизнь.

FБренды «вписываются» в ваш график, потому что вы так красиво преподносите это аудитории?

- Нет. Например, у меня есть контракт с компанией LG, у которой намечается мероприятие в Сингапуре. Я пишу другому клиенту, Samsonite: «Такого-то числа я буду в Сингапуре, потом ко мне присоединятся дочь и супруга. Мне некуда положить детский горшок. Поэтому подумайте, с каким чемоданом я могу полететь». Параллельно я пишу третьим партнерам из компании Global Air Holidays: «Моя поездка приходится на майские праздники. Если хотите нас куда-то пригласить – делайте это, потому что потом у меня не будет времени, я вернусь в Алматы и буду работать». Мне отвечают: «Приглашаем вас в отель The Ritz-Carlton на Бали, это в нескольких часах лёта от Сингапура». Всё получается довольно органично.

Алишер Еликбаев в Сингапуре.

FВы действительно взяли в поездку детский горшок?

- Конечно, я ничего не выдумывал. Полетел на презентацию смартфона LG G4, потом на Бали. Единственное неудобство - мне пришлось встать в 5 утра, одеваться и пойти на набережную Marina Bay фотографироваться с чемоданом, потому что график поездки был очень жестким и другой возможности для фотосессии не было.

Я снимался в рекламе Kсell, потому что пользовался этой связью 15 лет. Стал бренд-амбассадором LG, но начал пользоваться их техникой гораздо раньше, как и Samsonite. Есть огромное количество компаний, которые предлагают представлять их, но я отказываюсь, потому что не пользуюсь их продукцией, потому что не знаю, как их преподносить. Я никогда не обманываю свою аудиторию. Если беру деньги за что-то, то никогда этого не скрываю. Да и деньги мне платят не за посты, а за работу.

В порядке бренда

FЕсли клиенты становятся в очередь, ваш PR должен быть эффективным. Это отслеживается?

- С LG отследить эффект конкретно от меня  сложно, поскольку их реклама везде: на билбордах, в интернете, на ТВ. Олимпийский чемпион Илья Ильин стал лицом бренда. А его знает почти 100% казахстанцев, меня раз в пятьдесят меньше. Но, тем не менее, мои читатели ко мне прислушиваются. Почти у всех моих друзей смартфоны LG.

FКупленные?

- Половина - купленные, половина - подаренные мной.

С Samsonite отследить эффект гораздо проще – в их продвижении активно задействован только я. Наверняка они видят пользу, если идут на мои условия.

Продажи авиабилетов на Chocotravel.com, с которым я тоже сотрудничаю, за прошлый год выросли на 500%.

Сейчас многие стали обращаться с рекламой к людям, у которых в соцсетях большая аудитория, к известным медиаперсонам. Но есть проблема. Они, например, дарят телефон известной актрисе, она с ним фотографируется, а потом отдает трубку помощнице и продолжает пользоваться своим iPhone. Это неправильно, это - нелояльность. Лучше вкладываться в тех людей, которые на добровольной основе являются бренд-амбассадорами, пусть у них пока не так много подписчиков.

Аудитория ведь не дура - вычисляет фальшь на раз-два. Ко мне как-то приходили из сети АЗС, предлагали сняться для их билбордов. А я не езжу за рулем, машину заправляет мой помощник, и я не знаю, какой бензин он заливает. Поэтому вежливо отказался.

FВы стали первым бренд-амбассадором в стране, или они были и до этого, но не назывались таким красивым словом?

- Слово «бренд-амбассадор» в активное использование в Казахстане, как мне кажется, внедрил я. Еще в прошлом году оно было ругательным. Но сейчас я уже вижу и других амбассадаров. Продюсер Баян Есентаева рекламировала Pantene и Samsung задолго до меня. Можно ее назвать бренд-амбассадором этих компаний? Думаю, можно. Но надо заглянуть домой к Баян и посмотреть, стоит ли у нее телевизор Samsung и моет ли она голову Pantene. У меня дома вся техника LG.

50 тыс. тенге за сайгаков

FВы согласовываете PR-тексты?

- С LG мы это обсуждали. Да, я мог переступить через собственное эго и отправлять на согласование тексты своих постов и фотографии. Но в такой ситуации попросил указать сумму в контракте больше в два раза. Компания на это не пошла. Поэтому меня в этом вопросе никто не контролирует, и я очень благодарен за то, что мне доверяют.

FПочему вы не пишете о недостатках бренда, который рекламируете?

- Я воспринимаю это как приглашение в гости. Мы же, придя домой к друзьям, не говорим: курица невкусная, картина неправильно висит, ковер отвратительной расцветки. Мы стараемся замечать красивые вещи: салат был бесподобен, хозяйка чудо как хороша, диван удобный. Это – вежливость. Если тебе что-то не понравилось - хотя бы промолчи. И не ходи туда больше в гости. Я вот ходил в кино по приглашениям. Но если мне фильм не понравился, лучше ничего не буду писать. А сейчас вообще принял решение, что буду ходить в кинотеатр только за свои деньги.

Скоро откроется кафе, с владельцем которого сейчас работаю. Он как-то сказал мне: «Я никогда не видел, чтобы люди брали такие деньги за три поста на Facebook». Так это в договоре написано про три поста. А я туда регулярно езжу, хожу по стройке, заглядываю повару в кастрюлю, пробую еду, говорю, как лучше поменять логотип и сайт. Просто хочу, чтобы конечный продукт оказался по вкусу людям. И сейчас хозяин не жалеет о тех деньгах, которые потратил на меня, и уже предлагает сотрудничать по другим проектам.

FВаш пример стал заразительным. Мы уже видим других бренд-амбассадоров – например, Martini.

- Я за то, чтобы люди зарабатывали, чтобы амбассадоры в интернете появлялись чаще. Официально представлять бренды лучше, чем втихую взять 50 тыс. тенге и распиарить, условно говоря, премию МузТВ или взять 100 тыс. и написать 50 постов о том, что сайгаков убил не гептил, а ЕАЭС – это благо.

Фейки как инвестиции

FКакая ваша аудитория в соцсетях?

- 20 тыс. подписчиков в Facebook и 30 тыс. читателей в Instagram. И в Twitter 40 тыс., но, кажется, там много фейков.

FЭто, кстати, любопытное явление. Откуда и зачем столько поддельных аккаунтов в Twitter? Их целая армия, в том числе у аккаунтов многих СМИ.

- Есть компании, продающие эти услуги. Например, один банк оказался в большом кризисе два года назад. После этого огромное число фейков стали защищать банк в соцсетях. Если реальный пользователь пишет критику, фейки активизируются и гасят негативный комментарий. Также они пишут жалобы, сообщают, что неугодный им пользователь якобы размещает порно и т.д. Это случилось, например, с аккаунтом отца избитого Алиби Жумагулова. На его пост на Facebook посыпались бесконечные жалобы, и аккаунт тут же заблокировали, как он говорит. Фактически отец Алиби был обезврежен. Все борются с ботами, в том числе и администрации соцсетей, но эффективных механизмов от фейков пока нет, потому что люди на них зарабатывают.

В Instagram есть около 50 актеров и певиц, у которых количество подписчиков составляет более 100 тыс. Я могу дать телефон человека, который продает у них рекламу в аккаунтах. Одна PR-фотография у актрисы Асель Сагатовой в аккаунте (привожу ее просто в качестве примера) будет стоить столько, сколько у нее подписчиков. Если фолловеров 500 тыс. - значит, заплатят 500 тыс. тенге.

FУ той же Баян Есентаевой в январе 2015 в Instagram было 475 тыс. подписчиков.

- Сейчас уже 800 тыс. Но я уверен, что Баян их не покупает. Потому что она в своем аккаунте особо рекламу не продает. Но другие это делают. И, естественно, накручивают размер аудитории, чтобы реклама стоила дороже. Я в этом не участвую, но крупные компании предпочитают работать со мной, потому что у меня хороший социальный капитал.

FТо есть качественная аудитория?

- Да.

FКак вы ее собирали?

- Не собирал, это - естественный ход истории. Лет девять назад, до MEGA, я работал в крупной компании, в которой мне документально было запрещено выражать свое мнение. И я перестал быть интересен журналистам. Хотя страсть к писательству у меня была всегда. Лишь раз в месяц выходила моя колонка в журнале «Уникум». А я хотел писать чаще, желал, чтобы меня читали. Потому я завел блог. И вокруг меня стала собираться аудитория.

«Ничего полезного не делаю»

FЕще пару лет назад в Казахстане не было ни одного отечественного сайта по продаже авиабилетов. Сейчас они появляются как грибы после дождя. При этом Chocotravel, например, не приносит прибыли. Тогда зачем эти сайты появляются?

- Не совсем правильно говорить, что сайт не прибылен, в него всё еще инвестируют деньги. Любой такой сервис не зарабатывает на продажах билетов, потому что не берет комиссию. Даже если авиакомпания платит сайту 2% за проданный билет, проблема в том, что банк забирает комиссию в 2,5% за платежи по карте. Естественно, эта разница ложится на владельцев сервиса. Но мы зарабатываем на том, что продаем рекламу.

FТо есть, перспективы у этого сегмента бизнеса есть?

- Еще какие! Не было бы перспективы, не привлекали бы меня, не развивались бы мы и конкуренты. Дело в том, что из 100% авиабилетов, которые продаются в Казахстане, онлайн приобретаются максимум 10%. Да, пока монополия у авиакасс и агентств, но эта тенденция будет меняться. Люди все больше уходят в интернет. И со временем в кассы будут обращаться только пожилые люди. А у нас рост будет отмечаться каждый день.

FВ августе 2014 вы оставили работу на Vox Populi, а в ноябре - в MEGA. Тогда вы сказали, что не определились, чем будете заниматься дальше. Уже определились?

- Можно сказать, я вынужденно стал лицом брендов – сейчас я без работы, сибаритствую. Считаю, пока ничем не занимаюсь. Да, я не беден, у меня есть деньги, но ничего полезного не делаю. Дискомфорт от этого есть.

FChocotravel вы не можете назвать классическим местом работы?

- Там я консультант. Помогаю в переговорах, даю свои комментарии по удобству сервиса, но появляюсь там буквально на пару часов в неделю. Но когда мне нужна справка c работы в посольство для получения визы, я беру её именно там.

FО будущем задумывались? Вас устроит, если в 50 лет будете заниматься тем, что делаете сейчас?

- Нет. Я хочу делать что-то полезное. Думаю, до конца года придумаю, чем займусь дальше. Да, компании, которые я представляю, помогают мне замечательно проводить время, путешествовать. Но это только со стороны такая жизнь кажется dolce vita.

Окончание см. здесь.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

17742
просмотр
 
 
Загрузка...