You are happy - I am happy

 

Автор: Олжас Худайбергенов
директор Центра макроэкономических исследований
другие посты автора

Какой Сингапур оставил после себя Ли Куан Ю

Недавно был в Сингапуре. Помимо основных вопросов, ради которых туда поехал, я постарался понять страну изнутри, менталитет, текущие умонастроения. И надо сказать, что Сингапур меня впечатлил. Но обо всем по порядку.

Этот город-государство имеет площадь всего 716 кв.км. Для сравнения - площадь Астаны составляет около 722 кв.км. Хотя, с другой стороны, 60% территории Астаны практически не используется, тогда как в Сингапуре приходится использовать каждый метр, ибо там живет 5,4 млн человек, и это не считая туристов. Из 5,4 млн около 3,3 млн - граждане, еще 0,5 млн – постоянные резиденты, а остальные – временно проживающие. Все вместе дают плотность населения около 7,5 тыс. человек на 1 кв.км, что в 7 раз выше, чем в Астане. Туристов побывало 15,6 млн только в 2013, то есть помимо жителей одновременно в городе находится около 1,3 млн человек в месяц. Кстати, в число туристов не включают граждан Малайзии, то есть реальная нагрузка на инфраструктуру еще больше – это фактически как если бы треть казахстанцев жила в Астане. Еще один интересный момент - площадь Сингапура постоянно растет. Раньше она была равна 580 кв.км., но благодаря намывным островам увеличилась. Планируется, что в ближайшее время территория вырастет еще на 100 кв.км.

В целом, эта маленькая страна имеет территорию в 3 800 раз меньшую, чем Казахстан и население почти 3 раза меньше. Тем не менее, ВВП страны превышает казахстанский ($300 млрд. $225 млрд в 2013). Страна не имеет никаких запасов сырья, не имеет площадей для ведения сельского хозяйства, даже воду всю получает из Малайзии, но все равно экспорт ($410 млрд) больше импорта ($373 млрд) – и так уже на протяжении как минимум трех десятков лет. Естественно, около двух третей этого объема – это импорт с последующим реэкспортом, иначе говоря, Сингапур зарабатывает маржу не только на транзите и портовых услугах, но еще на перепродаже.

Помимо этого, страна нарастила свои резервы и направила их в соответствующие структуры. Так есть холдинг «Темасек» (сингапурский аналог ФНБ «Самрук-Казына»), который управляет активами на $254 млрд. Есть еще Государственная инвестиционная корпорация (GIC), которая управляет денежными излишками государства – в отчетах они пишут, что управляют активами на сумму более $100 млрд, но по оценкам ряда авторитетных международных институтов объем активов превышает $320 млрд. Хотя мне показалось, что активов намного больше, так как в управление этой структуры переходит профицит бюджета (когда доходов больше чем расходов), который сформировался по итогам года, сумма положительного сальдо внешней торговли, нетто-приток денег в результате притока капитала в Сингапур, а также деньги, полученные в рамках госзаимствований. В общей сложности поток начиная с 1981 (когда был создан GIC), явно превышает $320 млрд. А есть еще резервы сингапурского центробанка в размере $273 млрд. Фактически совокупные резервы составляют около $850 млрд (почти в 3 раза больше ВВП).

В Сингапуре интересная модель бюджета – он полностью операционный и не включает в себя инвестиционные расходы . При этом бюджет может финансировать операционные расходы только за счет операционных доходов. Профицит уходит в резервы, а в случае появления дефицита бюджета только президент может разрешить использовать резервы. Но такого пока не случалось.

Естественно, все это достигается за счет грамотной экономической модели, которая базируется на трех отнюдь неэкономических столпах – отсутствие коррупции, доверие населения к властям и, наконец, трудолюбие, которое дает производительность в 5 раз выше, чем в Казахстане. К сожалению, в Сингапуре начали появляться те, кто склонен выражать недоверие властям, но тщательное изучение их аргументов говорит о невежестве и популизме этих ораторов. Среди главных претензий этих ораторов – то, что «Темасек» не принадлежит государству (на самом деле принадлежит), что нынешний премьер стал таковым по протекции, ибо является сыном Ли Куан Ю, благодаря которому Сингапур добился больших успехов (на самом деле он выиграл на выборах в 2004, то есть через 13 лет после ухода Ли Куан Ю с позиции премьера). Изучение этих и других претензий приводит лишь к сожалению о потраченном времени. Сингапур полностью оправдывает статус самого дорогого города, но это для иностранцев, тогда как стоимость жизни для местных куда дешевле.

Политическая система тоже уникальна. В парламенте депутатами становятся не только те, кто выиграл на выборах, но и представители оппозиционных партий, даже если те не победили – правда, они не могут голосовать по вопросам изменений в Конституцию и по выражению вотума недоверия правительству. Депутатами парламента также являются все члены правительства. Президент может дополнительно назначить депутатов, если считает, что в парламенте не соблюдается баланс сил. Естественно, любую норму можно извратить и использовать для решения личных задач, но ценой этому будет лишь потеря доверия, тогда как в обратном случае, такие нормы дают свободу действий и лишь укрепляют доверие.

Но все это не главное. Я пытался понять менталитет сингапурцев, начиная от таксистов и заканчивая чиновниками. И, мягко говоря, меня удивило отношение сингапурцев друг к другу:

1. Сколько ни ездил на такси, ни один водитель не просигналил другому – сигнал используется только как средство предупреждения, а не выражения недовольства.

2. В гостиницах, мини-маркетах и т.д. нет охранников. Более того, в мини-маркетах часть товаров выставлена на улице перед входом. Это говорит о том, что нет воровства со стороны клиентов и сотрудников. Иначе говоря, бизнес не тратится на такие расходы.

3. В Сингапуре нет бомжей. Вообще. Если человек потерял все имущество и способности зарабатывать, то о нем заботится государство, предоставив спецжилье и пропитание. И если у человека нет шансов восстановиться, о нем будут заботиться до самой смерти. Власти все время говорят, что Сингапур – это не государство благосостояния (welfare state), и что все заплатят за каждую вещь, которую получат, но на самом деле уровень социальной поддержки намного превышает аналог в странах, которые заявляют о себе как о государстве благосостояния.

4. Во всех конференц-залах, где мы встречались с сингапурскими чиновниками, все кресла были одинакового размера, т.е. не было отдельного кресла для начальника. Я спросил местных, может, все-таки есть залы с креслами для начальников, они удивились вопросу, немного попытались вспомнить, и сказали, что не видели. Это им незнакомо.

5. Точки питания любого уровня (дешевый, средний, дорогой) есть практически везде в шаговой доступности – это не только для иностранцев, но и для местных, которые предпочитают есть вне дома.

6. Если в Казахстане созданы все условия, чтобы чувствовать себя «гением» (ты просто идешь по улице, и видишь, что здесь сделано неправильно, «а могли бы сделать вот так, а еще вот здесь и здесь»), то там – нет. Наоборот, все предельно правильно продумано, так что становится даже немного скучно.

7. И последнее, что меня удивило – это реакция на конфликт. Пусть и небольшой, пусть и искусственный. Когда таксист поехал в неверном направлении, я решил возмутиться, что он-де не только счетчик накрутил (такси там дорогое), так еще из-за него мы опоздаем, и раз так, то он должен дать скидку, минимум 50%, а то и вовсе бесплатно довезти. На что таксист согласился, добавив: «You are happy – I am happy». Эти слова, которые, видимо, отражают суть их отношения между собой.

В целом, это отражение социальной системы Сингапура, которая выстроена так, что человек помогает, прежде всего, сам себе, а если попал в проблему и нуждается в помощи, то получит поддержку от семьи, если ее не хватает, то от общества, и если и того мало – то от государства. Человек получит столько, сколько нужно, не переходя за грань иждивенчества. Впрочем, последнее не допускается не только за счет определенных механизмов, но и за счет в целом культуры населения – все будут коситься, осуждать, если помощь получаешь незаслуженно, а если надо, то и сообщат «куда следует».

Часто, когда обсуждаю американский, китайский, сингапурский и прочие примеры успеха, то слышу, что доводы, что, мол, у них были условия. США имеют уникальное географическое положение, да и вообще собрали всех умных и предприимчивых мигрантов, Китай, оказывается, просто имеет большое население, а Сингапур имеет доступ к морю, что позволило ему войти в четверку крупнейших портов мира, и т.д. И вот если бы все это было у Казахстана, то мы б непременно… В общем, что отличает другие страны от нас, так это желание искать возможности, а не оправдываться .

Поэтому знакомство с Сингапуром – это не повод для самоуничижения. Наоборот, это повод расширить видение потенциала страны. Если безработица сократится и производительность труда вырастет до сингапурского уровня (в 5 раз), то ВВП РК страны легко перевалит за $1 трлн, а если учесть наличие территории и ресурсов и несоразмерное маленькое население, то потенциала непрерывного роста хватит на следующие 50 лет. А если станет не 17 млн, а 100 млн трудолюбивых и образованных казахстанцев, это будет совершенно другая страна с другим уровнем мышления…

P.S. Этот пост написан год назад, но сегодня, считаю, повтор уместен.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

8719
просмотров
 
 
Загрузка...