Как надо развивать казахстанское содержание

Автор: Бауржан Насимуллин
инженер проекта в нефтяной компании

Простой способ повысить местное содержание в капитальных проектах недропользователей

Недропользователи, работающие в Казахстане, добросовестно платят налоги, сборы и пошлины,  «накачивая» республиканский бюджет и Национальный фонд. Но деньги из бюджета потом трудно распределить по экономике. Фонды развития, госкомпании и прочие ПИИРы не так эффективны, как хотелось бы.

Нужно, чтобы недропользователи закупали больше отечественных товаров. Тогда деньги будут идти напрямую производителям и дальше – по пищевой цепочке реальной экономики. Но как это сделать? Ведь мы не хотим прослыть экономическими националистами и борцами со здравым смыслом. Назревает кризис, мировой объем добычи нефти сократился, и «зажимать» бизнес сейчас невыгодно, даже если речь идет о недропользователях.

Любые меры по защите местного производителя должны быть продуманными, компетентными и своевременными.

Что происходит сейчас

Во всех добывающих регионах постоянно идет строительство: добывающих предприятий много, они расширяются, проводят модернизацию и ремонт. Местный бизнес мог бы устойчиво развиваться на заказах от недропользователей практически во всех добывающих регионах. Но сейчас для сырьевых проектов закупается минимальный объем стройматериалов казахстанского производства: кирпичи, блоки, цемент (иногда), металлоконструкции (не всегда), бетон, пластиковые трубы (иногда), инертные материалы.

Смешно, но такие простейшие товары, как металлопрокат (арматура, швеллеры, листовая сталь), краски и другие покрытия, трубы стальные и фитинги, а также многое другое закупается за рубежом.

Тому есть объективные причины – нет собственного производства или не тот сортамент. Также качество местных товаров не отвечает критериям, а менеджмент местных компаний не вызывает большого доверия.

Почему недропользователям не нужно закупаться у местных производителей

· Нефтяные и горнодобывающие компании умеют считать деньги. Им выгоднее привезти дорогой проверенный товар из-за рубежа, потому что они знают: не придется менять вышедшее из строя через пару лет, останавливая производство и теряя деньги.

· У компаний есть графики реализации капитальных проектов. Представьте, что казахстанский партнер опоздывает с поставками металлоконтрукций зданий, скажем, на 6 месяцев (в моей практике такое было), и весь график летит к чертям. Это значит, что к зиме здания закрыть не удастся, соответственно, внутренние работы в холодный сезон выполнены тоже не будут и т.д. Опоздание как минимум на один год, согласитесь, очень серьезно для любой компании.

· Казахстанские бизнесмены любят кормить «завтраками», поэтому невозможно запланировать опоздание и скорректировать свои действия, чтобы хоть как-то компенсировать потерянное время.

· На наших предприятиях слабо соблюдается ТБ. Это еще одна головная боль для менеджера проекта заказчика.  Конечно, есть «железная» защита в виде страхования от претензий, но ведь корпорации ведут внутреннюю статистику тоже. И корпоративные «чиновники» все равно вменят в вину менеджеру проекта плохой контроль по ТБ.

Проблема системы поддержки местного содержания

Сейчас система выстроена таким образом, что NADLoC (Национальное агентство по развитию местного содержания Министерства по инвестициям и развитию РК) ежегодно запрашивает планы закупок у недропользователей, а потом через свою платформу электронных закупок размещает тендеры для этих компаний. Если впоследствии компании не выполняют заявленные планы по местным закупкам, их включают в перечень нарушителей.

Это влечет за собой большие неприятности: на компанию могут наложить смехотворный штраф, а руководителя – поставить в угол на каком-нибудь министерском совещании.

У такой системы есть несколько недостатков:

1. Никто не боится штрафов и последних предупреждений.

2. Планы местных закупок можно занижать с самого начала, и закладывать 95% всех материалов зарубежного производства.

Вторая проблема намного серьезнее. NADLoC просто не уполномочено и, очевидно, не способно влиять на технические решения, которые принимает недропользователь для своих капитальных проектов.

Что делать?

Во-первых, не торопиться. Надо признать, что экономика наша отсталая, и нанотехнологии нам пока не по зубам. Мы не должны заставлять покупать сложное оборудование местного произодства только потому, что у нас есть завод. Надо быть реалистами и начать с самых простых товаров. Я набросал примерный список того, что Казахстан производит и может поставлять прямо сейчас без существенного вреда для бизнеса:

· Металлоконструкции строительные.

· Ограждающие конструкции (заборы и ограды).

· Трубные опоры.

· Трубные и кабельные эстакады.

· Рамы стальные для оборудования.

· Кирпичи и блоки, кроме футеровочных.

· Все виды заводского железобетона.

· Сэндвич-панели.

· Окна и двери (кроме взрывозащищенных).

· Теплоизоляцию (минеральные ваты и плиты).

· Трубы стальные или пластиковые со всеми фитингами для пожарных трубопроводов и трубопроводов технической воды.

· Трубы пластиковые со всеми фитингами для канализации.

· Трубы пластиковые и стальные для газопроводов низкого, среднего и высокого давления.

· Стальные трубы для технологических трубопроводов с неопасной средой.

· Сосуды под давлением с толщиной стенки менее 25 мм.

· Опоры освещения.

· Кабели электрические для освещения.

· Кабельные лотки.

Этот список состоит из товаров, которые производит казахстанский МСБ. Причем строительные металлоконтрукции, трубы и кабели выпускает средний бизнес. Трубные опоры, заборы, кабельные лотки можно изготавливать в любом гараже или мастерской, а это уже развитие бизнеса малого.

Почему бы не завести список товаров, которые можно закупать только в Казахстане? Главное - перечень должен быть коротким. Нельзя загонять бизнес в угол популисткими мерами.

Итак, правительство должно обязать недропользователей покупать эти товары только у местных производителей, обладающих сертификатом СТ РК. На каждый вид продукции должен быть определен минимальный уровень местного содержания. Например, вы не можете ожидать 100% местного содержания на металлоконструкции, раз уж наша могучая республика не производит металлопрокат.

Кстати, подобное постановление применительно к государственным закупкам уже было. Но его отменили и оставили только закупки работ и услуг.

Сейчас нефтяные компании нанимают иностранные проектные институты (инжиниринговые компании), где руководящие должности занимают иностранцы, которые просто не знают, что производят в Казахстане. Они закладывают иностранные технологии и материалы в свои проектные решения.

Когда дизайн утвержден, менять что-либо уже поздно. Каждое изменение на последующей стадии реализации проекта стоит в 10 раз дороже, чем на предыдущей. Поэтому недропользователи могут давить на то, что местные материалы не подходят под критерии, заложенные в проекте, не соответствуют требованиям качества и безопасности. Менять что-либо после окончания проектирования невыгодно никому, в том числе и Казахстану. Поэтому нужно контролировать местное содержание на стадии утверждения проекта в госэкспертизе.

Ключ в проектировании

Проектирование – очень эластичный процесс. Основные критерии, которым следуют инженеры во время проектирования - это безопасность персонала, надежность и защита от несработок, эксплуатационная вариативность и гибкость. То есть завод можно построить за $1 млн и за 3 месяца, но он будет все время на ремонте, и люди будут периодически получать увечья. Или можно потратить на строительство $5 млн и 1,5 года, но при этом добиться соответствия всем нормам безопасности и качества.

Если в проектирование добавить еще один критерий - «максимальное использование местных материалов из постановления правительства РК» - это, конечно, повлияет на график и бюджет, но критерий будет выполнен.

После окончания первой стадии проектирования (стадия П) документы должны пройти согласования в ЧС, экологии, СЭС и госэкспертизе. Именно на этой стадии государство может эффективно регулировать объем местного содержания в проектах недропользователей.

Если госэкспертизу наделить полномочиями и ответственностью за объем местного содержания в проектной документации, эффект будет намного большим. Сейчас какие-то эфемерные обязаности у госэкспертизы есть, и я перидически встречаю в заключениях хитрые оговорки вроде - «в проекте максимально использовать местные материалы и оборудование». Но этого недостаточно.

Должен быть четкий перечень товаров, которые недпропользователи должны закупать только в Казахстане. У эксперта должна быть конкретная ответственность за то, что технологии, примененные в проекте, максимально дружественны для местных товаров. В некоторых случаях не лишним бывает упростить принимаемые решения, чтобы они помогли местным производителям.

Примеры:

· Проект предусматривает строительство 10 зданий. Половина из них - в зоне потенциального взрыва главной установки, а вторая половина - вне пределов этой зоны. Все 10 зданий спроектированы взрывозащищенными. Эксперт должен это пресечь и вернуть проект на доработку, чтобы 5 зданий были из обычных и, соответственно, местных материалов.

· В проекте заложен монтаж модульных зданий иностранного производства. Эксперт должен получить обоснование этого технического решения. Ведь если они не будут переноситься с места на места, то смысла закупать импортное здание нет. Можно построить обычное здание из местного кирпича, бетона или металлоконструкций.

· Технологические трубопроводы очищенной воды спроектированы из нержавейки. Мы не производим трубы из нержавеющей стали, но у нас есть пластиковые трубы. Соответственно, там, где можно безопасно заменить нержавейку на пластик, эксперт должен потребовать сделать это.

Очевидно, что никакой чиновник-неспециалист с такой работой не справится. Это задача для инженера, причем опытного и патриотически настроенного. Патриотизм можно поддержать материально. Например, производитель, получивший контракт по этому проекту, мог бы перечислить символический 1% от объема госэкспертизе в виде узаконенной государственной «мзды на счастье».

Контроль во время закупок и приемки в эксплуатацию

Далее в дело влючается NADLoC, которому госэкспертиза передает ведомость местных материалов по конкретному проекту. И когда недропользователь разместит заявку в системе электронных закупок, NADLoC будет знать, сколько местных материалов заложено в проекте.

Если на следующей стадии проекта были приняты технические решения, приведшие к сокращению местных материалов, NADLoC об этом узнает и сообщит госэкспертизе, которая может обратиться в Казстройкомитет или отозвать свое заключение, так как в утвержденный проект запрещено вносить изменения без согласования госорганов.

Также NADLoC может проверить происхождение товаров на этой стадии. Я думаю, эта практика уже отработана, и «лжеместные» товары будут эффективно отсеиваться.

Далее схема отработана еще с советских времен. Строительный инспектор приходит на рабочую комиссию по приемке объекта, изучает заключение госэкспертизы и обнаруживает, что указанные товары или их количества были закуплены не полностью. Это основание, чтобы не принять объект в эксплуатацию.

Такой сценарий сулит очень серьезные неприятности недропользователям. Одно дело - платить мелкие штрафы и состоять в списках недобросовестных компаний, и совсем другое – не иметь возможности запустить уже возведенный объект. Это милионные убытки и срыв всех обязательств.

Круг замкнулся.

Прочие «вкусности»

· Госэкспертиза может на ежеквартальной основе публиковать объемы местных материлов, утвержденных в проектах недропользователей с указанием региона. Это дало бы возможность бизнесу получать информацию о рынке и планировать свою деятельность.

· Правительство может заранее (скажем, за 3 года) сообщать о расширении списка обязательных товаров на какие-то конкретные позиции. Соответственно, инвесторы получили бы ориентиры о перспективах рынка и гарантии окупаемости будущих производств.

· Можно завести 2 перечня: обязательный и рекомендованный. По первому надо закупать 100% местного товара, а по второму, скажем, не менее 20%. Правительство каждый год могло бы повышать процент местного содержания списка №2. Это тоже стимулировало бы местный бизнес на расширение производства.

Обязательные условия

· Перечень материалов должен быть коротким. Надо реально оценивать возможности наших производителей.

· Эксперт из госэкспертизы должен нести персональную ответственность за проверку решений проектировщика на предмет местного содержания. Прокурор с другими привлеченными экспертами должен регулярно заглядывать в госэкспертизу для поддержания боевого духа и мотивации.

·  Эксперт должен быть компетентным и трудолюбивым, а значит, высокооплачиваемым.

· Ключ к успеху лежит в деталях и подробностях, которые надо прописать в положении о госэкспертизе. Документ должен быть составлен профессионально и не оставлять пространства для маневров.

· NADLoC и госэкспертиза должны быть подразделениями одного министерства  и комитета.

P.S. Я осознаю, что NADLoC (Национальному агентству по развитию местного содержания) и правительству РК вряд ли есть дело до моих советов. Статья эта написана по той же причине, по которой пишутся сотни других - наивный оптимизм и желание поделиться опытом.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14297 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
25 февраля родились
Аскар Аукенов
Главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
Независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Болат Назаров
Замгендиректора по проекту разведки Имашевского месторождения ТОО "КазРосГаз"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку