О переименовании страны

Автор: Олжас Худайбергенов
директор Центра макроэкономических исследований

Новое имя страны не решит социально-экономических задач

На днях президент предложил поменять название страны с «Қазақстан» («Казахстан») на «Қазақ Елі». ФБ-лента, конечно, взорвалась. Прочитал множество мнений, большинство из которых выражало поддержку идее. Собственно, мне тоже нравится новое название. Были аргументы «за» и «против» (вообще понравилось активное обсуждение), большую часть я перечислю ниже, и, конечно же, хотелось бы добавить свои мысли. Но обо всем по порядку.

1. В 20 веке название менялось достаточно часто. В самом начале века страна представляла несколько областей и губерний (1) в составе Российской империи, после развала которой на короткое время мы назывались Алаш Ордой (2), но потом вместо мы стали Киргизской АССР (3), потом стали Казакской АССР (4), а потом поменяли букву «к» на «х», и мы стали Казахской ССР (5), а в 1991 году - Республикой Казахстан (6). В итоге 6 названий за какие-то 80 лет, из них в 4 случаях это было неизбежным следствием политических процессов, и лишь два случая были лишь своего рода реорганизацией.

2. Непонятно, когда появился термин «Қазақстан», но в 1956 году он упоминается в песне "Менің Қазақстаным". Вообще хотелось бы почитать текст по этимологии термина от специалиста по истории (искал, не нашел). Кстати, «-стан» действительно имеет персидское происхождение (некоторые убеждали: мол, это тюрское слово, а потому давайте оставим «-стан»). Но, честно говоря, даже персидское происхождение лично для меня это не аргумент, ведь, скажем, слово «республика» имеет латинские корни, а «мемлекет» арабские корни. И что, надо тоже менять? Если согласиться, то рано или поздно начнется борьба с заимствованиями, от которых на самом деле язык лишь богатеет.

3. Также непонятен аргумент, что вот у населения некоторых стран, видите ли, отрицательное отношение к странам, имеющим в названии «-стан». Мол, ассоциируется с Афганистаном, Пакистаном и т.д. Честно говоря, это свидетельствует лишь о низком уровне интеллекта у этих «отрицательно относящихся», которые в основном являются обывателями и вряд ли когда-то приедут в Казахстан. Тогда как те, кто чуть повыше интеллектом, и ездят по миру и знают, чем отличается Казахстан от других «-станов». Но если все же руководствоваться отрицательным имиджем «-стана», то получится, что мы должны отказаться и от «Қазақ Елі», если вдруг про него тоже подумают плохо? Почему для нас так важно, кто там про нас что подумает? Мягко говоря, надоедает привычка угождать другим. Думаю, имеет смысл принимать решения так, как это будет удобно для нас самих.

4. Отбрасывая доводы, которые, мягко говоря, в лучшем случае являются второстепенными (а на самом деле и ненужными), думаю, для замены достаточно той причины, что «Қазақ Елі» является достаточно аутентичным термином, когда речь идет о казахской государственности. Казахскоязычная пресса и так часто использует этот термин, когда пишет о Казахстане. Почитал бы мнение историка, когда же вообще эта фраза стала устойчивой в использовании, но отмечу, что в 1940-50 годах издавалась газета с таким названием. Собственно, в глазах казахскоязычного населения новое название имеет значение, так сказать, возврата к срединной исторической линии развития страны как самостоятельного государства (но могу ошибаться, ибо разговаривал только с несколькими людьми). Здесь еще один момент: с точки зрения фонетики казахского языка новое название звучит очень мягко. Ну, по крайней мере, для меня. Собственно, это и верно – выверять, как звучит название именно на казахском языке. А пытаться проверять, как оно будет звучать на других языках, как-то нелогично. Тогда давайте посмотрим, как нас будут звать на китайском языке или даже на языке жителей Вануату. Возможно, имеет смысл определенная адаптация названия (об этом ниже), но это может быть максимум второстепенным доводом, после того, как  решение по основному доводу будет принято.

5. Идея переименования на «Қазақ Елі» озвучивалась и раньше (см. здесь: висит уже год). Кстати, тут, как мне показалось, предложили грамотную адаптацию слова «Ел». Если оно действительно равнозначно слову «республика» (пусть свое слово скажут лингвисты), то тогда вообще будет отлично: «Қазақ Елі» = «Qazaq Eli» = «Qazaq Republic» = «Казахская республика». Как говорится, соломоново решение! Кстати, по букве «х» в слове «казах» лично я проблемы не вижу - это ведь адаптация слова «қазақ» в русском языке.

6. В ходе чтения мнений заметил шутливые замечания, что теперь всех будут звать казахелинцы. На самом деле новое название предлагает переход от «казахстанцы» в сторону «казахи»: если раньше казахами называли фактически всех, кто жил в Казахстане, то теперь будут называть и формально, как например, французами называют всех, кто живет во Франции. Но это для внешних юзеров, а внутри все так же останется. В целом это позволит решить вопрос создания политической нации (в отличие от этнического принципа): раньше идея «казахстанской» нации не прошла, а теперь «казахская», нация бывшая фактом, станет и формальностью. Фактически смена названия страны решает параллельно и этот вопрос.

7. У переименования, естественно, есть экономические последствия. Конечно, будут затраты, но на самом деле их трудно подсчитать. Не в том смысле, что они будут гигантские, а в том, что вообще трудно посчитать. Собственно, каждый год и так выпускаются карты, печатаются документы, меняются таблички, вывески и т.д. - так что здесь каких-то дополнительных расходов не будет. Что касается документов, удостоверяющих личность, можно ввести принцип признания документов со старым названием страны с постепенной заменой по мере необходимости. На самом деле есть более важный вопрос, нежели экономический. Переименование государства предполагает изменение Конституции. И вот вопрос: Конституция поменяется лишь в части названия страны или же будут изменены и другие пункты? Если да, то какие? Если нет - тогда вопросов нет.

8. Также есть аргумент о логике момента. Почему именно сейчас встает вопрос о переименовании? С одной стороны – понятно: общественное обсуждение по вопросу про «Қазақ Елі» активизировалось за последний год. Но с другой стороны, почему не позже? Вообще трудно сказать, какой момент самый правильный. У меня здесь нет еще ответа. Поэтому оставим это тем, у кого есть соответствующая компетенция.

9. И, наконец, последний аргумент. Дело в том, что изменение названия решает лишь идеологические и политические задачи. И ничего не поменяет в социально-экономическом плане. Собственно, в этом и заключается вопрос большинства сомневающихся: станем ли мы жить от этого лучше? А если добавить, что некоторые и вовсе демонстрируют низкий кредит доверия властям, то считают: пока не решены основные проблемы, какой смысл менять название страны? Изменения всегда легче воспринимаются, если есть устойчивый тренд в сторону улучшения всех сторон жизни простого человека - начиная от доходов и заканчивая бытовой безопасностью. Но жив ли человек хлебом единым, думаю, будет ясно лишь на референдуме, на который скорее всего и вынесут вопрос о переименовании.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8560 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 августа родились
Динара Кулибаева
№3 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019», совладелица АО «Холдинговая группа «АЛМЭКС», глава и владелец Национального фонда образования имени Н.Назарбаева, член совета директоров АО «КазУМОиМЯ» и председатель СД АО КБТУ
Александр Белович
создатель и глава строительной корпорации «Базис-А»
Александр Андрющенко
председатель совета Ассоциации предпринимателей морского транспорта РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить