Сыграть на предупреждение

Мы находимся на одном из сложных этапов, когда есть много вопросов к тому, кто и как должен декларировать доходы

Вопросы всеобщего декларирования все больше будоражат население. Сталкиваясь с чем-то новым и непривычным, мы инстинктивно стремимся отвергать это, хотя, на мой взгляд, во всеобщем декларировании есть и позитивные аспекты.

Во-первых, оно несет антикоррупционную направленность: если у чиновников и их родственников выявятся незадекларированные активы, то будет уместно ставить вопрос об их происхождении. Во-вторых, декларирование доходов и имущества имеет социальную составляющую: когда гражданин осознает, что является налогоплательщиком и участвует в содержании государственного аппарата, он становится более требователен к исполнению последним своих функций. Так происходит в западных странах, где декларирование доходов и имущества граждан является нормой.

Вместе с тем сейчас мы находимся на одном из сложных этапов трансформации, когда есть много вопросов к тому, кто и как должен декларировать доходы. В этом вопросе требуется корректировка многих норм.

Напомню, что до 15 сентября 2024 года участники и руководители казахстанских юридических лиц, индивидуальные предприниматели, а также их супруги обязаны представить декларацию об активах и обязательствах, в которой должны быть указаны: зарубежные недвижимость и транспортные средства, деньги в иностранных банках (свыше 1000 МРП), долевое участие в жилищном строительстве, доли участия в иностранных компаниях, ценные бумаги и цифровые активы, инвестиционное золото, интеллектуальная собственность, наличные деньги не более 10 тыс. МРП, дебиторская и кредиторская задолженность и прочее имущество на сумму свыше 1000 МРП за единицу.

Применительно к дебиторской и кредиторской задолженности Налоговый кодекс почему-то устанавливает дополнительное требование о нотариальном удостоверении сделки, на основании которой возникла задолженность. То есть не заверение копии такого документа или дополнительное удостоверение существующего обязательства, а именно удостоверение сделки, по которой возникло обязательство, подписанное участниками в присутствии нотариуса. По уже существующим суммам задолженности, к сожалению, новое требование выполнить невозможно, поэтому у налоговиков есть формальное право не принимать ее к расчету. Более того, поскольку по большинству категорий сделок нотариальное удостоверение не требуется, дополнительное требование весьма спорно.

Также имеются вопросы к оценке другого декларируемого имущества, например предметов искусства и роскоши, животных, растений и пр. Обычной оценочной компании сложно сделать оценку картины, которая имеет большую коллекционную ценность. В настоящее время в Казахстане не утверждена методика проведения такой оценки. Оценка зарубежных специалистов этой отрасли формально не подходит для целей декларирования. Кроме того, хотелось бы, чтобы законодатель позволил декларировать имущество, стоимость которого превышает 1000 МРП не за единицу, а в совокупности. Я допускаю, что в среднестатистической семье имеются недорогие ювелирные изделия, общая стоимость которых превышает указанный порог. То же самое в отношении домашнего скота; если стоимость одного животного не превышает заданный порог, то в совокупности весь скот – вполне может. Думаю, некорректно лишать налогоплательщика права декларировать такое имущество при наличии у него такого намерения.

Определенно, эти и другие вопросы лучше разрешить в текущем году с тем, чтобы в следующем, когда декларирование коснется всех, у налоговых органов и консультантов было четкое понимание того, как казахстанцам исполнять свои новые обязательства перед государством.

Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте