Қаңтар: итоги документирования

28554
Автор: Ирина Медникова
соучредитель Молодёжной информационной службы

Қаңтар открыл целый ряд социальных осознаний, и его осмысление только началось

С 4 по 7 января 2022 года каждый час происходила история, и ее нужно было документировать. Ведь в Жанаозене через несколько месяцев из Сети исчезли многие свидетельства, убегали от интервью люди и захлопнулась целая глава истории, так и не став широко известной народу.

В те дни я связалась с белорусскими коллегами и узнала всё о технологии документирования протестов. Поделилась идеей с Татьяной Чернобиль (независимый консультант по международному праву в области прав человека – F), и мы нашли несколько организаций, которые согласились нас обучать. Вместе с другими правозащитными организациями мы объявили о создании «Правозащитного альянса», который будет в том числе документировать январские протесты, набрали команду документаторов, обучили и стартовали.

Эта волонтерская работа продлилась почти два года. Три организации взялись за документирование трех больших глав: Молодежная информационная служба Казахстана (МИСК) – события, свидетельства и хронология, «Ар.Рух.Хак» (правозащитный общественный фонд, руководитель – Бахытжан Торегожина – F) – погибшие и раненые, Бюро по правам человека (Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности, руководители - Евгений Жовтис, Роза Акылбекова – F) – пытки.

В сумме мы собрали 733 свидетельства очевидцев и доказательства для будущих расследований и адвокаций в защиту прав человека, а также для исторической памяти. Мы нацелились на большой доклад из семи тематических глав. Эта работа, тем не менее, по мере готовности, частями презентуется обществу. Доклад «Ар.Рух.Хак» – это одна из глав документирования, которая и отдельно – большой, интересный, важный и завершенный документ.

В ноябре 2023 МИСК презентовала второй доклад – «Доступ к информации: обращения граждан и месседжи власти во время и после январских протестов 2022 года в Казахстане». Хотя организация не занимается доступом к информации, массив собранной информации в каком-то смысле продиктовал этот фокус: кроме интервью с очевидцами мы провели медиамониторинг порядка 200 тысяч сообщений в СМИ и социальных сетях на двух языках по 7 категориям. Добавили к этому интервью с экспертами: журналистами, адвокатами и правозащитниками и описали, с чем эксперты и граждане обращались к государству и что государство (не слыша при этом обращений граждан) транслировало в общество.

Выводы этого доклада МИСК, если говорить коротко, такие:

1) Граждане обращались за информацией или помощью к государству минимально, поскольку понимали, что оно преследует участников протеста. Из 733 свидетелей и пострадавших только 100 обращались куда-либо с обращениями или жалобами, из них половина – в защиту своего имущества или средств (например, [платы] за билеты). Из тех, кто никуда не обращался, 16,5% не верят в справедливость, а 15,2% боятся преследования, переживают за безопасность свою и семьи. Правозащитники, адвокаты и журналисты обращались к государству с информационными запросами или жалобами, но отметили, что ответы носили характер отписок, а содержательные ответы предоставлялись только «своим».

2) Общество не получило достаточный доступ к информации в дни Қаңтара, а также исчерпывающие ответы о произошедшем и исчерпывающее расследование событий после (уже аксиома, но в очередной раз подтвержденная на большом материале). Первым запросом общества был список погибших и пострадавших – который, не дождавшись властей, гражданское общество сформировало самостоятельно. Общество также задавало много вопросов в соцсетях, не доверяя официальным версиям и ходу следствия. Январские события за 2022 год упоминались порядка 200 000 раз в СМИ и социальных сетях. В соцсетях было в три раза больше дискуссий, чем в СМИ.

Три самые обсуждаемые темы:

- судебные процессы (29 356 упоминаний в СМИ и 61 616 – в соцсетях),

- информация от госорганов (18 139 упоминаний в СМИ и 34 415 – в соцсетях),

- терроризм (2 756 упоминаний в СМИ и 17 609 – в соцсетях).

3) Государство тем временем, не сильно обращая внимание на вопросы от общества, формировало свою версию и продвигало 7 основных месседжей на тему Қаңтара (по данным анализа порядка 200 000 сообщений в СМИ и соцсетях на двух языках):

1. «Что это было? Интерпретация и анализ Январских событий с точки зрения власти»

2. «Власти обеспечат законность, безопасность и не допустят повторения подобных событий». Описание действий, демонстрирующих, что власть контролирует ситуацию.

3. «Представители власти, причастные к организации Январских событий, понесли наказание».

4. «Граждане, причастные к беспорядкам во время январских событий, понесли наказание».

5. «Власти были эффективны в обеспечении правопорядка в ходе Январских событий».

6. «Власть взяла новый курс после Январских событий – «Новый Казахстан».

7. «Власть признает значимость Январских событий». Мемориал «Тағзым» и амнистия как своеобразный символ завершения произошедших событий.

4) Встретились ли информационный запрос общества и ответ власти? Однозначно нет – они разошлись, как в море корабли. Пытаясь подытожить трагедию и ее расследование, лидеры общественного мнения, журналисты, политологи, не сговариваясь, выводят одну центральную мысль: Январские события остаются для общества абсолютно непонятной ситуацией, требующей расследования и осмысления.

Наши эксперты отметили, что Қаңтар открыл целый ряд социальных осознаний, и его осмысление только началось.

7 месседжей власти, возможно что-то и упорядочили в умах самих представителей государства, но для общества, по словам одного из наших респондентов, «власть все еще обязана объясниться со своим народом, поскольку, хочет она или нет, Январь стал частью «общественного договора» между нами».

Спасибо всем коллегам за долгую, трудную и важную работу. Отдельное большое спасибо: Фатиме Джандосовой (координатор, редактор веб-сайта Коалиции по безопасности и защите правозащитников, активистов pana-defenders.info), Виктории Тюленевой (руководитель исследовательской неправительственной организации Freedom House в Казахстане) и Альфие Заитовой (сотрудница Freedom House в Казахстане), а также Айман Жусуповой (социолог, руководитель проектов Eurasian center for people management).

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить