Тень мятежа над безопасностью США

Политический раскол в США лишь только углубляется

ВАШИНГТОН – Миновала годовщина атаки 6 января 2021 года на американский Капитолий, и многие американцы сегодня глубоко расстроены тем, что политический раскол в их стране лишь только углубляется. Год назад большинство лидеров Республиканской партии осудили эту атаку, но затем партия стала одобрять ту паутину лжи и фальши, которую сплёл бывший президент Дональда Трампа вокруг выборов 2020 года – выборов, которые он проиграл, получив на семь миллионов меньше голосов избирателей. Как правило, республиканцы отказываются даже участвовать в расследовании Конгрессом этого вопроса.

Спустя год с тех пор, как действовавший президент попытался аннулировать результаты справедливых и законных выборов, работе по поиску и наказанию виновных сегодня приходится конкурировать за внимание общества с другими кризисами в сфере безопасности: российские войска накапливаются вблизи Украины; Иран приближается к порогу ядерного прорыва; в Афганистане и Йемене – гуманитарные катастрофы. На фоне всего этого американскому руководству будет, наверное, соблазнительно провести чёткую линию между отечеством и заграницей. Но это рискованный и неправильный шаг.

Глубокая поляризация в Америке – это отражение общества, членов которого перестало объединять базовое понимание того, что значит быть в «безопасности». У американцев обычно весьма различающийся опыт общения с учреждениями внутренней безопасности США, что объясняется расовыми, религиозными и гендерными различиями. Ранее уровень доверия к американской армии и силам безопасности был постоянно высоким, а сегодня он падает, как и доверие к остальным государственным учреждениям Америки. Американцы больше не согласны между собой в вопросах о том, кто и что представляет собой угрозу. Демократы будут с большей вероятностью говорить о внутренней сплочённости и политическом насилии, в то время как республиканцы больше озабочены традиционными врагами национального государства. Кроме того, исходя из идеологии и возраста, американцы не согласны в оценке людей и идей, пришедших извне: являются ли они возможностью или угрозой?

Этот раскол и вызванный им политический тупик были бы уже достаточно плохим явлением сами по себе, в изоляции. Но остальной мир наблюдает, и он видит общество, которое не способно договориться о том, что такое демократия, или кто входит в демос. В индексе «Общая оценка государственного строя» («Combined Polity Score»), который составляет Всемирный банк, оценка США была снижена с десяти баллов (наивысшая оценка для демократического строя, которая долгое время была у Америки) до пяти, а это означает, что страна находится на пороге анократии – демократии с авторитарной спецификой.

По всему миру людей, вдохновляемых такими лидерами, как Авраам Линкольн и Мартин Лютер Кинг, сегодня шокируют фотографии флага Конфедерации, который развевается в холлах Конгресса. Союзники, чьи связи с США восходят ко временам Второй мировой войны, сегодня видят, как избранные народом официальные лица США поддерживают тех, кто отрицает Холокост. И друзья, и враги перестали верить в то, что Америка способна или будет выполнять свои долгосрочные обещания, заходит ли речь о распределении вакцин, климатических соглашениях или договорах о ядерном оружии.

Если вы американец, и подобное описание кажется вам преувеличением, тогда вам стоит взглянуть на вашего северного соседа. В Канаде, с которой у США самая длинная в мире неукреплённая граница, ведущие СМИ отметили годовщину 6 января проведением дебатов на тему «Что делать в связи с возможным развалом демократии в США». А в самой Америке политолог Барбара Уолтер, ведущий мировой эксперт по гражданским войнам, пишет в своей новой книге: «Большинство американцев не могут себе представить новую гражданскую войну в стране… Но это лишь потому, что они не знают, как начинаются гражданские войны».

Американцам нужно понять, что эрозия демократии в США является в такой же мере внешнеполитическим вопросом, в какой и внутриполитическим. Те республиканцы и демократы, которые по-прежнему готовы работать вместе по ключевым международным вопросам, должны согласиться с тем, что такая работа требует также совместной поддержки базовых демократических норм внутри страны.

Эти нормы являются фундаментом для всего, чего Америка хочет достичь за рубежом. Как минимум, они включают неприятие насилия и разжигания ненависти, сильную защиту избирательных прав, беспартийное управление выборами. Консерваторы, призывающие администрацию Байдена действовать жёстче за рубежом, должны остановиться и задуматься о том, как постоянное нытьё крайне правых о «большой краже» выборов выглядит в глазах остального мира. Лидеры всего политического спектра в США могли бы отправить миру намного более убедительный сигнал, продемонстрировав готовность починить трещины в американской демократии. Способность так поступать исторически является одной из самых сильных сторон Америки.

Всё это у нас уже было. Полвека назад американская демократия подверглась испытаниям, устроенным президентом, которому пришлось уйти в отставку, и истеблишментом сил безопасности, которые ошибочно завели страну в катастрофическую войну. Эти события спровоцировали широкую работу над устранением системных изъянов. Решения не были идеальными, но они, тем не менее, помогли восстановить престиж американских учреждений на следующие четыре десятилетия, причём как внутри страны, так и за рубежом.

Как могла бы выглядеть такая работа сегодня? Сенатор Майк Раундз, республиканец из Южной Дакоты, недавно набрался храбрости и дал отпор Трампу, заявив ABC News: «Выборы были честными. Такими же честными, как и всегда. Мы, республиканцы, просто не выиграли на этих президентских выборах». Это хорошее начало. Но без успехов в решении целого ряда проблем с выборами в США (кто может голосовать, как подсчитываются голоса и так далее) ни республиканцы, ни демократы не смогут стоять с высоко поднятой головой в суде глобального общественного мнения.

Ответственность, конечно, лежит не только на Конгрессе. В опубликованном в марте «Предварительном стратегическом руководстве по национальной безопасности» администрация президента Байдена чётко заявляет, что «наша роль в мире зависит от нашей силы и жизнеспособности здесь, дома». С тех пор Байден подписывал законы и принимал решения, которыми выделил миллиарды долларов на научные исследования и разработки в стратегических отраслях, на физическую инфраструктуру и на улучшение социальной инфраструктуры.

Опять же, это хорошее начало. Но может ли администрация, руководствуясь собственной логикой, сделать шаг дальше и открыто объявить, что угрозы нашей демократии являются также угрозами нашей безопасности? Директор Национальной разведки уже выступил с предупреждением, что вооружённый политический экстремизм (это эвфемизм для внутреннего терроризма) создаёт более серьёзные риски для американцев, чем исламистский терроризм.

На фоне развала политических норм и тяготеющего к насилию фракционного раскола в Америке стоит ли удивляться, что лишь 17% демократических стран в мире считают США страной, достойной подражания? Американцам (или по крайней мере тем из них, кто стремится представлять США в мире) пора увидеть себя такими, какими их видят другие – без извинений и оправданий.

© Project Syndicate 1995-2022 

Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте