Наука и шарлатанство в экономике

Автор: Джаяти Гош
профессор экономики в Университете Джавахарлала Неру (Нью-Дели), исполнительный секретарь Ассоциации экономики международного развития (IDEA)

Неудобную правду, которую высказывают несогласные, нельзя игнорировать бесконечно. Рано или поздно реальность начинает кусаться

У современной экономической науки есть склонность опираться на «авторитетные» выводы и придерживаться их вопреки всем фактам, противоречащим данным выводам. Это уже и так достаточно плохо. Но, наверное, ещё хуже для дисциплины, претендующей на звание науки, отсутствие требования к воспроизводимости эмпирических результатов. В большинстве естественных наук это стандартное и важнейшее требование, но у экономистов, напротив, оно вызывает, как правило, индифферентность, а иногда даже яростное сопротивление. В некоторых случаях другим исследователям отказывается в доступе к данным, которые необходимы для воспроизведения полученных выводов.

Причины этого зачастую глубоко политические, поскольку пропагандируемые и распространяемые результаты исследований соответствуют экономическим концепциям, которые поддерживают ту или иную идеологию и связанные с нею политические позиции. Например, эмпирическая работа, в которой доказывается польза политики сокращения бюджетных расходов или рыночного дерегулирования, может активно цитироваться и стать основой для принятия соответствующих политических решений. Крайне редко такая работа подвергается строгому разбору (например, оспариванию её допущений или статистических методов), что для исследований в естественных науках считается нормой.

Фото: Depositphotos.com/stevanovicigor

Взять, например, утверждение Стивена Мура и Артура Лаффера, будто снижение налогов Трампом в США не только окупится, но ещё и поможет снизить дефицит бюджета, одновременно увеличивая объёмы частных инвестиций. Это утверждение было абсолютно ложным, но экономическая реальность, похоже, мало влияет на мнение тех, кто по-прежнему верит в идею кривой Лаффера: снижение налоговых ставок приведёт к увеличению налоговых доходов.

А теперь новая статья Сервааса Сторма фактически уничтожает другой знаменитый тезис неолиберальной экономики: утверждение, будто «негибкость» рынка труда негативно влияет на объёмы выпуска и на занятость. Одним из эмпирических исследований, на которые чаще всего ссылаются в качестве доказательства этого тезиса, является статья Тимоти Бесли и Робина Бёрджесса, основанная на статистике нескольких индийских штатов за период 1958-1992 годов. Согласно утверждениям Бесли и Бёрджесса, их исследование показывает, что нормы регулирования, защищавшее работников в некоторых штатах, привели к тому, что в этих штатах показатели объёмов выпуска, занятости, инвестиций, производительности и даже уровня городской нищеты оказались хуже в сравнении с теми штатами, где такого регулирования не было.

Этот вывод лёг в основу общепринятого мнения, что регулирование рынка труда вредно для промышленного роста и что для увеличения объёмов производства и занятости в промышленности надо повышать «гибкость» рынка труда путём отмены законов, защищающих трудящихся. Эта мнение доминировало не только в Индии; оно соответствующим образом повлияло на политику в целом ряде развивающихся стран. Хотя различные экономисты высказывали серьёзные сомнения в методологии, использовавшейся Бесли и Бёрджессом, их критика не привлекла большого внимания властей.

Но критика Сторма более фундаментальна, поскольку его исследование свидетельствует о невозможности воспроизвести результаты Бесли и Бёрджеса и показывает статистическую необоснованность их вывода о влиянии трудового регулирования на промышленные показатели. Сторм выяснил, что полученные авторами результаты не только не соответствуют их же собственным теоретическим допущениям, но и внутренне противоречивы и эмпирически неубедительны. Он приходит к убийственному выводу, что «данная статья является профессиональным позором… Она почти идеально иллюстрирует, как сочетание научной претенциозности с сильным желанием респектабельности способно привести к необоснованному эмпиризму, в котором заранее сделанные выводы игнорируют факты».

Каким же образом Бесли и Бёрджессу удавалось избежать критики, и почему подобные результаты не подверглись более основательному порицанию в научной литературе и в политических кругах? Посмотрите, их статья вышла в одном из ключевых экономических журналов, применяющих предварительную, «двойную слепую» экспертную проверку публикуемых материалов. Она использовалась для оправдания волны дерегулирования на рынках труда во всём мире, активно нанося вред трудящимся. За такое серьёзное соучастие несут профессиональную ответственность экономисты – и ведущие научные журналы, которые придают «респектабельность» подобным исследованиям.

Не секрет, что традиционная экономическая наука находится на службе у властей. Ещё в 1973 Джон Кеннет Гэлбрейт отмечал, что экономическая наука превратилась в «бесценного союзника тех, чьи властные возможности зависят от уступчивости общества». А в дальнейшем экономисты стали лишь ещё активней выполнять эту роль. Но из-за этого их дисциплина стала также менее значимой, снизилась её легитимность и авторитет. Значительная часть общества перестала считать, что экономисты задают правильные вопросы или честно ищут на них ответы.

Для восстановления авторитета экономистам нужно стать более открытыми к критике их допущений, методов и результатов. Неудобную правду, которую высказывают несогласные, нельзя игнорировать бесконечно. Рано или поздно реальность начинает кусаться.

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3750 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 марта родились
Именинников сегодня нет
Хроники бизнесменов. Владимир Ким

На чём зарабатывает своё состояние №1 списка 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить