На какой машине ездит производитель LADA Анатолий Балушкин

Об этом обозревателю Forbes.kz рассказал сам бизнесмен в эксклюзивном интервью

Анатолий Балушкин.
Фото: Андрей Лунин
Анатолий Балушкин.

В декабре заводу «Азия Авто» исполнилось 14 лет. В этот день на заводе прошла торжественная церемония запуска производства моделей LADA - Vesta, XRAY, Largus, Granta Liftback, где присутствовал председатель совета директоров группы компаний «БИПЭК Авто – Азия Авто» Анатолий Балушкин. Обозреватель Forbes.kz после мероприятия побеседовала с бизнесменом и задала ему вопросы о покупке дилерских центров в России, сотрудничестве с «АвтоВАЗом», конкуренции с китайскими автомобилями и о том, какие машины предпочитает сам Анатолий Балушкин.

F: Анатолий Михайлович, вы активно скупаете дилерские центры в России. В свою очередь президент «АвтоВАЗа» Николя Мор неоднократно подчеркивал, что рынок Казахстана для них важен как экспортный. Как вы намерены делить рынки?

- Зачем их делить? Речь же идет об одной платформе. «АвтоВАЗ» заинтересован в дилерах, которые лучше продают, а это будет делать тот, кто инвестирует в дилерские центры и делает их более привлекательными. Поэтому здесь побеждают инвестиции и качество обслуживания. А заводу, чем больше продано автомобилей, тем лучше.

F: У вас же есть интерес продавать через свои российские дилерские центры автомобили, произведенные на вашем заводе?

- У меня есть интерес работать с «АвтоВАЗом». И «АвтоВАЗ» устанавливает общую политику – где будут продаваться машины и в каком количестве. Фактически речь дет о том, что дилерские центры отдельно, заводы отдельно. Центральная программа выпуска машин не позволит перепроизводства. Продукции будет выпускаться ровно столько, сколько продается. А продавать их лучше будет тот, кто сможет оказать хорошие услуги населению.

F: То есть машины, производные на вашем заводе не будут поставляться в Россию, они будут экспортироваться на другие рынки?

- Разделение продукции будет происходить в концерне. Если мне скажут делать Ниву для трех рынков, я буду делать ее для трех рынков. Если скажут делать любую другую модель для рынка, скажем, Сибири, значит, будем делать. А продажи – это совершенно другое. Я с удовольствием в своих российских автоцентрах буду продавать продукцию, выпущенную в Тольятти.

F: У вас сейчас 16 дилерских центров в России. Намерены ли вы наращивать их количество?

- Если будут выгодные предложения, говорить «нет» мы точно не будем. Но хочу подчеркнуть, что у нас нет программы по расширению количества дилерских центров в РФ. Это сейчас в большей степени зависит от наличия инвестиций и возможности сделать эти инвестиции и качественно предоставить свои услуги. У нас не стоит цели просто что-то купить.

F: Последний кризис сильно отразился на автомобильной промышленности. Когда, на ваш взгляд, ситуация начнет выравниваться?

- Сейчас можно твердо сказать, что существует большой отложенный спрос. В Казахстане зарегистрировано 3,8 млн автомобилей. За 15 лет нужно будет поменять 3 млн из них. Что-то, конечно, будет переходить в отложенный спрос, но потом все равно выплывет.

Более того, я видел, как люди пересаживались с велосипеда на машину, но никогда не видел, чтобы они пересаживались с машины на велосипед. Поэтому потребность в автомобилях будет не только восстанавливаться, но и расти. Понятно, что это зависит от многих макроэкономических факторов, но они тоже будут выправляться.

F: Возможно ли перенесение срока сдачи нового завода, который вы строите совместно с российским партнерами?

- У нас нет задачи сделать что-то любой ценой. Мы рационально двигаемся и находим общий язык с институтами заимствования. Если рынок поставит такие условия, что нужно будет подождать, мы приостановимся и подождем.

F: Вы чувствуете конкуренцию на рынке со стороны китайских автомобилей?

- Объективно, нет. В борьбе за качество, а все сейчас за него ведут борьбу, цена растет. Сегодня одинаковые по цене автомобили, если поставить их боком, вы не отличите друг от друга. Глобализация привела к тому, что сегодня все автомобили одинаковые и, ориентируясь на неширокий диапазон цены, вы будете совершать выбор, основываясь не на марке, а на том, кто вам предоставит лучшее обслуживание, и на компании, в которую вы верите. Когда рядом стоят «кореец», «китаец» и новая машина Renault Nissan, которую сейчас производит АвтоВАЗ, что вы будете брать? Экзотику вы не возьмете. Мы лишь должны сделать предложение, которое, в конце концов, склонит покупателя в пользу этой покупки. «Китайцы» терпят поражение, так как есть длинна денег, их стоимость, люди оплачивают машинокомплект, привозят, начинают продавать, а потребитель просто боится эту машину брать.

Например, люди пострадали с машинами Daewoo. Производитель зашел на рынок – и потом вышел. А кто теперь тем людям, которые приобрели его автомобили, будет оказывать гарантийное обслуживание и поможет как ее потом перепродать? Выигрывать будут те, кто предлагает полный набор опций. В дальнейшем будет не борьба моделей, они объективно все одинаковые, выиграет тот, кто будет играть в долгую. Стометровки давно кончились, начался марафон.

F: Вы на какой машине ездите?

- Сейчас на Chevrolet.

F: Она была собрана на вашем заводе?

- Конечно. Это Chevrolet Captiva. Так получилось, что машины выбирают мои водители. Выбрали эту – езжу на ней. Для наших условий нужен кроссовер. Понятно, что в гараже для официальных делегаций есть седан Skoda, но мне нравятся более динамичные машины. Сейчас хочу XRAY попробовать.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


обозреватель Forbes.kz

 

Статистика

16319
просмотров