Золотых дел кластер

Кто зарабатывает на казахстанском золоте, и как присоединиться к этим людям
Shutterstock.com

"Разгул спекуляции", – так охарактеризовал американскому Forbes ситуацию на рынке драгметаллов основатель компании Vanguard, отец индексного инвестирования Джон Богл. В конце августа стоимость тройской унции золота поставила исторический рекорд. Цена перевалила за $1900 и еще какое-то время лезла вверх на фоне сохраняющегося недоверия к суверенным и корпоративным бумагам. Золотодобывающие компании тоже дорожают  и наращивают производство. Если обычно Казахстан добывал около 20-22 тонн золота в год, то в 2010 году было добыто 29,9 тонны, и только за первое полугодие 2011-го – 18,8 тонны. Правда, можно ли считать это золото казахстанским – вопрос. Процесс перехода самых привлекательных активов в руки иностранных инвесторов практически завершен.

Shutterstock.com

«Нынешняя волна реструктуризации рынка, переход золотодобывающих активов в руки новых владельцев, в основном зарубежных компаний, началась в 2007-2008 годах на фоне роста цен на золото», – говорит аналитик «Тройка Диалог Казахстан» Заурбек Жунисов. Зарубежных инвесторов привлекает хорошая сырьевая база РК. Подтвержденных запасов драгметалла в наших недрах насчитывается 902 тонны, вместе с прогнозными – до 1,8 тыс. тонн. При нынешних объемах добычи этого хватит на 19 лет. У лидера мирового рынка, Китая, запасов хватит лишь на шесть.

Но казахстанское золото считается «упорным». Две трети его содержатся не в россыпных месторождениях в виде самородков, а в в месторождениях коренных и комплексных, причем в основном некрупных. Для извлечения золота приходится применять дорогостоящие методы. При снижении цен многие мелкие и средние месторождения становятся убыточними. Даже сейчас, в эпоху пиковых цен, из 287 месторождений осваивается только 75 (по данным «Тау-Кен Самрук»).

 Неудивительно, что после начала приватизации месторождений к ним устремились прежде всего иностанцы.  «Зарубежные компании принесли новые подходы к работе и новые технологии, которых не было у наших золотопромышленников; опыт по привлечению фондирования у них также больше», – отмечает Жунисов.

Опытные и высокотехнологичные компании пошли к нам не сразу. Поначалу гостей из-за рубежа отличали другие качества – готовность к риску и неоднозначная репутация.

Контроль над крупнейшим в республике Васильковским месторождением (запасы – более 360 тонн Au) в 2000 году достался голландской Floodgate Holding B.V., за которой стояли израильские бизнесмены, экс-ташкентец Лев Леваев и выходец из Украины Аркадий Гайдамак. В Казахстане они известны своими химическими проектами, а в остальном мире – торговлей оружием. Леваев сегодня с состоянием $1,6 млрд занимает 782-ю строчку списка Forbes, а Гайдамак в 2009 году был заочно приговорен французским судом к 6 годам тюрьмы за нелегальную торговлю алмазами.

В РК партнеры попытались модернизировать Васильковский ГОК (ВГОК), но не смогли найти финансирование, организовать работу. Спустя пять лет свернули свои проекты в Казахстане.

Контроль над ВГОКом перешел к швейцарской Glencore. Во главе этой фирмы изначально стоял человек, не менее интересный, чем Гайдамак – Марк Рич. В 1983 году он бежал из Штатов по обвинению в неуплате налогов. Из-за подозрений в нелегальной торговле нефтью с Ираком в начале 90-х он оставил руководство компанией. Но еще успел завести знакомства в высших слоях казахстанского общества. В 1997 году Glencore приобрел контрольный пакет в корпорации «Казцинк», через которую позже и получил ВГОК, который теперь носит название Altyntau. Судя по годовому отчету Glencore за 2010 год, еще в 2009–м компания контролировала месторождение на 40 %, а уже в 2010-м – на все 100 %.

Вслед за гостями из дальнего зарубежья потянулись россияне. За последние несколько лет «Русская медная компания», «Северсталь», «Полиметалл» надежно закрепились на золотых полях Казахстана.

Гендиректор «Полиметалла» Виталий Несис рассказывал телеканалу РБК, что Казахстан вместе с российским Дальним Востоком стал основным драйвером роста компании, нарастившей за 2010 год производство золота на 43 %. При этом Несис не удержался, чтобы не отметить: «Казахстан с точки зрения законодательства, нормативной базы, более дружествен к инвестору в недропользовании <чем Россия> (…) Меньше волокиты, более понятное и прозрачное регулирование».

Казахстанское дружелюбие помогло не всем. Контролируемая  «Северсталью» финансово-инвестиционная компания «АЛЕЛ» оказалась замешана в скандал с бывшими членами Верховного суда Алмаз Ташеновой и Саулбеком Джакишевым. Против судей было возбуждено уголовное дело по факту злоупотребления полномочиями в пользу «АЛЕЛа». Ущерб государству оценивается в 495 млн тенге. Самому  «АЛЕЛу» предъявлялись претензии в  превышении разрешенных объемов добычи. Еще один скандал был связан с «Полюс Золото», который выкупил компанию KazakhGold, но ввязался в затяжной конфликт с бывшими владельцами. После того как против казахстанских менеджеров «Полюса» были возбуждены уголовные дела, россияне договорились с бывшими собственниками продать им обратно производственные активы KazakhGold. Вскоре уголовные дела были закрыты.

Успешнее дела идут у тех, кто работает вместе с казахстанскими партнерами. Например, у канадской Ivanhoe Mining . Напару с компанией «Алтыналмас» (владелец Акбакайского ГОКа) она контролирует Altynalmas Gold, разработчика рудника Бакырчик (запасы золота – 277 тонн, второе место после Altyntau). Партнеры у них надежные - есть даже люди, входящие в список Forbes (подробнее см. «Золото, а не люди»). Altynalmas Gold планирует начать разработку Бакырчика в 2011-м, а в 2014-м добыть до 12 тонн золота. Стоимость проекта – $770 млн. Откуда деньги? Ранее представители Altynalmas заявляли о возможности выхода на биржу для привлечения инвестиций.

 Другой игрок, британская Hambledon Mining уже вышла на биржу. В начале 2010-го компания разместила акции на сумму более 9 млн фунтов стерлингов. Деньги нужны для финансирования развития инфраструктуры на Секисовском месторождении.

Самые амбициозные планы по привлечению капитала у Glencore. В мае 2011-го эта компания с успехом разместилась сама, а сейчас готовит IPO Altyntau. Мощности бывшего Васильковского ГОКа заблаговременно были увеличены с 5 до 13 тонн золота в год. Как заявил Daily Telegraph предправления «Верный Капитал» Тимур Исатаев, отделение Altyntau от иных структур может состояться в начале 2012 года. Причем тут «Верный Капитал», который газета Daily Telegraph считает близким к бывшему управделами президента Булату Утемуратову? Эта компания контролирует крупную долю в «Казцинке», но скоро продаст ее Glencore. Доля последнего вырастет с 50,7 % до 93 %. Это означает, что золотые активы собственно «Казцинка» окончательно перейдут под контроль Glencore.

Иностранный капитал помог в разработке месторождений. Но инвесторы не спешат вкладываться в аффинаж – химическую очистку добытого золота. Свои аффинажные мощности есть только у «Казцинка» и «Казахмыса». Причем, по данным Нацбанка, мировым стандартам соответствуют только первые.Большинство компаний способны сделать лишь промежуточный продукт – золото-серебряный сплав Доре - и отправить на аффинаж в Швейцарию (реже - Италию и Россию). При этом теряется до 40 % добавленной стоимости.

Власти пытаются подтолкнуть игроков к развитию переработки. В августе 2011 года Нацбанк заявил, что намерен выкупать все аффинированное золото в РК для пополнения золотовалютных резервов (такое право у него есть). Попутно он предложил уравнять налогообложение по НДС для экспортеров и продавцов на внутреннем рынке. Как пояснил Forbes исполнительный директор Ассоциации горно-добывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец, речь идет об отмене уплаты НДС при продаже аффинированного золота внутри РК. Поскольку золото, отправленное на переработку, обычно в страну не возвращается (оно сразу продается иностранным покупателям), правительство подняло вопрос о строительстве в РК третьего аффинажного завода.

Будет ли он востребован? Российские золотопереработчики тоже хотят, чтобы казахстанские золотые сплавы продавались без НДС - только уже в рамках  Таможенного союза. Тогда россияне будут гораздо охотнее брать наше золото на переработку, и новый завод в РК может остаться без сырья. «Уже имеющиеся на территории Таможенного союза аффинажные мощности в совокупности явно избыточны, – заявил недавно в интервью «Финмаркет.ру» гендиректор «Красцветмета» Игорь Тихов (Красноярск). И подтвердил интерес к переработке казахстанского золотосодержащего сырья.

 Иностранцы расширяются, бизнесмены сливают активы, госкомпания медлит. Что делать рядовым инвесторам? Аналитики рекомендуют вкладываться в инструменты, связанные с золотом. «В среднесрочной перспективе нет факторов, которые бы существенно снизили цену золота.Текущие проблемы по обе стороны Атлантики, скорее всего, будут решаться монетарными методами – а они всегда увеличивают привлекательность золота как защитного инструмента от неопределенности и инфляции», – полагает Жунисов.

Деньги можно инвестировать в металлические счета или монеты, но аналитики рекомендуют все же более ликвидные инструменты. «Можно вложить в обеспеченные физическим золотом фонды ETF, которые торгуются на рынке и ликвидные. А еще лучше – в акции золотодобывающих компаний», – отмечает Жунисов. Ведь помимо возможности выиграть на росте акций инвестор получает дивиденды.

 Аналитики «Тройки Диалог Казахстан» обращают внимание на российские компании – прежде всего, «Полиметалл». Казахстан позволил варягам обогатиться на своих месторождениях – теперь пришел черед казахстанским инвесторам заработать на варягах.

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте